Комментарии к консолидированной финансовой отчетности Внешэкономбанка и дочерних организаций за первое полугодие 2015 года

28 августа 2015 года
#ВЭБ.РФ
Назад

Динамика основных компонент активов и пассивов
(анализ на основе сравнения балансовых показателей на 30.06.2015 и 31.12.2014)

Объем активов Внешэкономбанка на конец первого полугодия 2015 года снизился на 27,3 млрд. рублей (-0,7%) и составил 3 858,5 млрд. рублей.

Портфель кредитов клиентам и портфель чистых инвестиций в лизинг снизились за первое полугодие 2015 года на 27,8 млрд. рублей (-1,1%) и составили в совокупности 2 604,2 млрд. рублей. Совокупная доля кредитов клиентам и чистых инвестиций в лизинг в активах Группы по сравнению с началом 2015 года незначительно снизилась с 68% до 67%.

Объем денежных средств и их эквивалентов уменьшился по сравнению с началом 2015 года на 14,1 млрд. рублей (-4,3%) и составил 311,9 млрд. рублей. Снизились объемы наличных денежных средств и средств на корреспондентских счетах в банках и на текущих счетах в прочих небанковских организациях. Выросли остатки средств на текущих счетах в Банке России, а также объемы краткосрочных (до 90 дней) процентных ссуд и депозитов, размещенных в банках.

Снижение в первом полугодии 2015 года объема финансовых активов, переданных по договорам займа и предоставленных в качестве обеспечения по соглашениям «репо» на 31,0 млрд. рублей с одновременным ростом финансовых активов, удерживаемых до погашения, на 25,6 млрд. рублей связано, в первую очередь, с обратной покупкой ценных бумаг по сделкам прямого «репо».

Объем средств в банках за первое полугодие 2015 года вырос на 17,2 млрд. рублей (+9,6%) до величины 195,5 млрд. рублей.

В ресурсной базе произошли следующие изменения.

Объем обязательств за первое полугодие 2015 года снизился на 26,1 млрд. рублей (-0,7%) и составил 3 481,2 млрд. рублей.

На уменьшение объема обязательств за отчетный период в основном повлияло снижение на 118,7 млрд. рублей (-11,8%) до величины 891,8 млрд. рублей объема средств банков, что связано, главным образом, с превышением объемов погашения в соответствии с условиями соглашений долгосрочного финансирования, полученного от российских и зарубежных банков, над объемами нового привлечения.

Задолженность перед Правительством РФ и Банком России выросла на 55,3 млрд. рублей (+9,9%) до величины 614,5 млрд. рублей. В структуре указанной задолженности основные изменения связаны с ростом задолженности перед Банком России (объем процентных кредитов и депозитов Банка России вырос на 74,3 млрд. рублей, объем привлечения по соглашениям «репо» снизился на 31,3 млрд. рублей).

Средства клиентов за первое полугодие 2015 года выросли на 38,2 млрд. рублей (+7,5%) и составили 546,9 млрд. рублей в основном за счет увеличения суммы остатков на срочных счетах клиентов организаций - участников Группы.

Капитал Внешэкономбанка за первое полугодие 2015 года снизился на 1,2 млрд. рублей (-0,3%) и составил 377,3 млрд. рублей. Негативное влияние на капитал в основном оказал убыток, признанный Группой по итогам первого полугодия 2015 года, в размере 73,5 млрд. рублей. Кроме того, фонд пересчета иностранных валют за первое полугодие снизился на 11,2 млрд. рублей, что вызвано падением курса украинской гривны по отношению к российскому рублю на 26%. Наряду с этим существенное позитивное влияние оказало увеличение уставного капитала Внешэкономбанка на 27,5 млрд. рублей (+6,6%). В соответствии с Федеральным законом от 02.05.2015 № 109-ФЗ «Об особенностях перечисления в 2015 году прибыли, полученной Центральным банком Российской Федерации по итогам 2014 года» в мае 2015 года осуществлен имущественный взнос в уставный капитал Внешэкономбанка в размере 15% прибыли, полученной Банком России по итогам 2014 года. Помимо этого в составе добавочного капитала учтены субсидии в виде имущественного взноса: в размере 10,0 млрд. рублей – на цели приобретения акций АО «ЭКСАР» для последующего увеличения уставного капитала АО Росэксимбанк, и в размере 2,3 млрд. рублей – на цели приобретения дополнительных паев ЗПИФ долгосрочных прямых инвестиций «РФПИ». Помимо указанных факторов положительное влияние на величину капитала Внешэкономбанка оказало изменение нереализованной переоценки инвестиционных финансовых активов, имеющихся в наличии для продажи. Если по итогам 2014 года величина данного показателя была отрицательной (-13,9 млрд. рублей), то к концу первого полугодия 2015 года нереализованная переоценка таких активов достигла положительного значения 29,9 млрд. рублей. Указанное изменение нереализованной переоценки (на 43,9 млрд. рублей) обусловлено не только ростом рыночной стоимости активов, но и, в значительной мере, переклассификацией нереализованной отрицательной переоценки ценных бумаг в размере 18,1 млрд. рублей из состава капитала с одновременным отражением убытка от обесценения указанных бумаг в составе отчета о прибылях и убытках.

Динамика основных компонент прибыли
(анализ на основе сравнения данных за первое полугодие 2015 года и первое полугодие 2014 года)

В первом полугодии 2015 года группой Внешэкономбанка был признан убыток в размере 73,5 млрд. рублей (по итогам первого полугодия 2014 года – прибыль в размере 2,5 млрд. рублей).

Величина чистого процентного дохода составила 41,2 млрд. рублей, что на 6,7 млрд. рублей (-14,0%) ниже результатов аналогичного периода прошлого года (47,9 млрд. рублей).

Процентные доходы по сравнению с первым полугодием 2014 года выросли на 32,0 млрд. рублей (+24,7%) и составили 161,2 млрд. рублей. Основное влияние – рост процентных доходов по кредитам клиентам на 35,6 млрд. рублей (+44,5%) до величины 115,5 млрд. рублей, обусловленный ростом объема портфеля таких кредитов по сравнению с первым полугодием 2014 года.

Процентные расходы выросли на 38,7 млрд. рублей (+47,6%) и составили 120,0 млрд. рублей. Рост обусловлен, главным образом, увеличением процентных расходов по привлеченным средствам банков и Банка России на 17,2 млрд. рублей (+59,0%) и по выпущенным долговым ценным бумагам на 14,9 млрд. рублей (+76,5%), что объясняется ростом объемов и стоимости привлечения указанных ресурсов.

По итогам первого полугодия 2015 года расходы по операциям с инвестиционными финансовыми активами, имеющимися в наличии для продажи, составили 19,2 млрд. рублей, что на 15,8 млрд. рублей больше объема соответствующих расходов за первое полугодие 2014 года. В отчетном периоде часть нереализованной отрицательной переоценки ценных бумаг, отражаемая ранее в составе капитала, была отнесена на расходы.

В первом полугодии 2015 года чистые доходы от первоначального признания финансовых инструментов, изменения договорных условий и досрочного погашения составили 8,0 млрд. рублей. В аналогичном периоде 2014 года по данной статье отражены доходы в размере 81,0 млрд. рублей, что было обусловлено отражением дохода в размере 82,9 млрд. рублей от первоначального признания облигаций (выпуск на сумму 212,6 млрд. рублей), размещенных в пользу Банка России, со ставкой купонного дохода ниже рыночного уровня. Отражение дохода в первом полугодии 2015 года связано главным образом с признанием дохода от пролонгации депозита Федерального казначейства сроком на 10 лет под ставку ниже рыночного уровня, предназначенного для финансирования через дочерний банк АО «МСП Банк» банков и юридических лиц, осуществляющих поддержку малого и среднего предпринимательства.

Непроцентные расходы (кроме расходов на создание прочих резервов и резервов под обесценение прочих активов) по сравнению с первым полугодием 2014 года снизились за отчетный период на 2,6 млрд. рублей и составили 31,1 млрд. рублей.

Расходы на создание резервов под обесценение активов и прочих резервов в первом полугодии 2015 года составили 82,1 млрд. рублей против 102,1 млрд. рублей в аналогичном периоде 2014 года.

Назад

ВЭБ и АО «Кронштадт» намерены объединить усилия для создания инновационных технологий

27 августа 2015 года
#ВЭБ.РФ
Назад

В рамках проведения Международного авиационно-космического салона (МАКС-2015) Внешэкономбанк и АО «Кронштадт» подписали соглашение о сотрудничестве.

Со стороны Внешэкономбанка документ подписал Первый заместитель Председателя – член Правления Андрей Сапелин, со стороны АО «Кронштадт» - Генеральный директор по беспилотному направлению Николай Долженков.

Стороны договорились о сотрудничестве при осуществлении научных исследований и разработок в интересах обороны страны и безопасности государства. Целью таких взаимовыгодных процессов станут новые возможности в технической, технологической и социально-экономических сферах.

Ожидаемым практическим результатом сотрудничества должны стать опытно-конструкторские работы по созданию инновационных решений, которые лягут в основу разработки и производства высокотехнологичной продукции в сфере беспилотных комплексов.

Согласно Меморандуму о финансовой политике ВЭБ участвует в реализации инвестиционных проектов, направленных на развитие инноваций. Авиастроение и ракетно-космический комплекс являются одним из основных отраслевых приоритетов инвестиционной деятельности Банка.

Государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» действует в целях обеспечения повышения конкурентоспособности российской экономики, ее диверсификации и стимулирования притока инвестиций. Внешэкономбанк финансирует крупные инвестиционные проекты, направленные на устранение инфраструктурных ограничений экономического роста. Внешэкономбанк не конкурирует с коммерческими кредитными организациями и участвует только в тех проектах, которые не могут получить финансирование частных инвесторов.

Группа «Кронштадт» объединяет ряд российских предприятий — лидеров в сфере разработки и производства высокотехнологичной и наукоемкой продукции для российского рынка с целью обеспечения технологической безопасности России. Группа «Кронштадт» инвестирует в развитие инновационных компаний, обладающих интеллектуальным и инженерным потенциалом, а также производственными ресурсами для выпуска продуктов и решений для таких ключевых отраслей, как авиастроение и эксплуатация воздушного транспорта; навигация и связь; оборона и обеспечение национальной безопасности; защита окружающей среды и предотвращение чрезвычайных ситуаций; добыча, переработка и транспортировка полезных ископаемых; профессиональное техническое образование; военно-патриотическое воспитание молодежи.


Пресс-служба ВЭБ
Телефон: +7 (495) 608-46-93, Факс: +7 (499) 975-21-34
E-mail: press@veb.ru

Назад

Интервью первого заместителя Председателя ВЭБа Петра Фрадкова интернет-изданию "ГАЗЕТА.RU"

26 августа 2015 года
#ВЭБ.РФ
Назад

«Задачу поддержки развития экономики России нам никто не отменял»

26.08.2015, 09:28
Семен Михайлов


Первый заместитель председателя, член правления Внешэкономбанка Петр Фрадков о работе с китайскими финансовыми институтами, новых валютных расчетах, отборе и исполнении инвестиционных проектов в сегодняшних экономических условиях.


Фотография: Вышинский Денис/ТАСС


— Петр Михайлович, в ближайшие дни Путин посетит Китай, и в составе российской делегации будет команда Внешэкономбанка. Какие видите перспективы для самого банка и для ваших китайских партнеров?

— О масштабах взаимодействия ВЭБа с финансовыми институтами Поднебесной достаточно красноречиво говорит факт: с 2005 по 2014 год от китайских банков мы привлекли $10,7 млрд. Мы поддерживаем корреспондентские отношения с целым рядом китайских банков, при этом основными партнерами выступают Государственный банк развития Китая (ГБРК) и Экспортно-импортный банк Китая (Эксимбанк Китая). Среди клиентов ГБРК наш банк является одним из крупнейших заемщиков среди российских финансовых институтов.

— На фондирование каких проектов используются эти деньги?

— Обозначу крупнейшие из них. В 2009 году мы заключили фондирующее кредитное соглашение, средства от которого направили на строительство цементного завода в городе Сланцы Ленобласти. ВЭБ обеспечил более половины стоимости проекта — €237,1 млн из общих €442,2 млн. В 2011 году завод уже начал производство пробной партии продукции, а сейчас его мощность составляет 1,86 млн т цемента в год.

Осенью 2013 года ВЭБ и ГБРК подписали кредитное соглашение на $400 млн для фондирования строительства третьего энергоблока Экибастузской ГРЭС-2 в Павлодарской области Казахстана. Проект обеспечит растущие потребности Казахстана в электроэнергии и электрической мощности, а также покроет дефицит энергии в российских регионах Южного Урала, Западной Сибири и Алтая. Сейчас там трудятся 400 специалистов, а к запуску блока, намеченному на 2017 год, будут работать 1,2 тыс. человек.

В прошлом году российские ВЭБ и Газпромбанк, китайский ГБРК и компания «Ямал СПГ» подписали Меморандум по организации финансирования строительства завода по производству сжиженного газа (СПГ) мощностью 16,5 млн т СПГ в год на ресурсной базе Южно-Тамбейского месторождения в Ямало-Ненецком округе. Для его финансирования будут привлечены кредиты китайских банков, а ВЭБ выдаст банковскую гарантию в размере $3 млрд.

А в Ванинском районе Хабаровского края на выделенные ВЭБом €277 млн (банк финансировал часть проекта, общая стоимость — €415 млн) был построен деревообрабатывающий комплекс по производству ДСП и пиломатериалов.

— Для перечисленных проектов банк привлекал в основном американскую валюту. Как сейчас происходит финансирование, в какой валюте?

— Этой весной ВЭБ подписал прорывное в сфере финансового взаимодействия банков соглашение с Эксимбанком Китая — в юанях. Оно открывает новые возможности не только для торгового, но и для инвестиционного сотрудничества. Это первый случай, когда ВЭБ привлекает кредитные средства в китайской валюте для реализации инвестиционного проекта в России.

Также в мае мы подписали рамочное кредитное соглашение с ГБРК на общую сумму в эквиваленте $8 млрд, по которому фондирование может осуществляться в любой валюте, отличной от американской, и в первую очередь, конечно, в юанях.

Переход на расчеты «юань — рубль» позволит нам снизить объем расчетов между российскими и китайскими компаниями в долларах США, будет способствовать увеличению товарооборота и увеличению взаимных инвестиций. Этот шаг, безусловно, даст дополнительный импульс укреплению экономического сотрудничества между Россией и Китаем.

— Откуда такой оптимизм в плане перспектив расчетов «юань — рубль»?

— Процесс широкого перехода на расчеты в наших национальных валютах сейчас сдерживается небольшим объемом рынка по валютной паре «юань — рубль» и отсутствием возможности долгосрочного хеджирования валютных рисков. Но наши регуляторы уже предпринимают определенные шаги в этом направлении. Например, в 2014 году заключено соглашение между ЦБ РФ и Народным банком Китая о валютном свопе в национальных валютах на 150 млрд юаней.

Сейчас это соглашение позволяет заключать валютные свопы на срок до года и только в рамках торговых операций. Что, конечно, мало с учетом объемов потенциального сотрудничества между российскими и китайскими компаниями. Поэтому следующим шагом должно стать создание условий для заключения более долгих своп-соглашений на сроки не менее трех, а лучше — не менее пяти лет. В перспективе сроки желательно увеличить вообще до десяти лет. Это будет способствовать привлечению долгосрочных инвестиций в Россию.

— Недавно подписанное рамочное соглашение с ГБРК эквивалентом $8 млрд ориентировано прежде всего на развитие Дальнего Востока. Существует ли уже список потенциальных объектов для инвестирования?

— Мы сейчас ведем активную работу по поиску и отбору проектов, которые могут быть профинансированы в рамках этого соглашения.

— Говоря о российско-китайском партнерстве, нужно также вспомнить недавний саммит БРИКС и ШОС в Уфе и Новый банк развития (НБР), где активно будут представлены и Китай, и Россия. Как будут отбираться проекты для инвестиций? Каким требованиям они должны отвечать?

— Летом в Уфе руководители банков — участников Механизма межбанковского сотрудничества БРИКС заключили меморандум о намерениях по сотрудничеству с НБР. Глава нового банка Кундапур Ваман Каматх заявил: НБР может предоставить первый кредит уже во втором квартале 2016 года (общий объем финансирования от НБР заявлен в $400 млрд. — «Газета.Ru»).

Сейчас же ведется работа по подготовке документации, регламентирующей деятельность НБР и определяющей критерии отбора проектов. Требования к ним не формализованы, но есть понимание, что приоритет будет за сферой инфраструктуры и устойчивого развития, соответствующей принципам «зеленой» экономики и энергоэффективности и обеспечивающей положительный социально-экономический эффект.

При определении степени привлекательности проектов для НБР важную роль будет играть заинтересованность в их реализации двух и более стран БРИКС, а также возможность софинансирования проектов другими инвесторами, в том числе институтами развития БРИКС. Именно эти финансовые институты на первом этапе могут предоставлять НБР проекты высокой степени проработки и с ясными экономическими перспективами.

— Какие еще могут быть форматы сотрудничества Внешэкономбанка с китайскими партнерами?

— В сентябре 2014 года под эгидой «Расширенной туманганской инициативы» (региональная программа помощи странам Северо-Восточной Азии, одобренная ООН, к которой в 1995 году присоединилась и Россия. — «Газета.Ru») в китайском городе Яньцзи было подписано рамочное соглашение Ассоциации экспортно-импортных банков стран Северо-Восточной Азии (в него вошли и ВЭБ, и Эксимбанк Китая). Оно предусматривает механизм взаимодействия сторон по реализации проектов под эгидой РТИ, порядок одобрения потенциальных проектов для финансирования в рамках ассоциации и обмен информацией по проектам. В проектном пуле ассоциации находятся уже 18 проектов из стран-участниц, и нам приятно сообщить, что одним из первых проектов к реализации в качестве пилотного рассматривается и российский проект строительства порта Зарубино в Приморском крае, в 18 км от Китая.

Еще один будущий совместный план — создание двустороннего российско-китайского рейтингового агентства либо многосторонних, в рамках БРИКС и ШОС, рейтинговых агентств, независимых от политической воли отдельных государств или экономических интересов крупных корпораций. Речь может идти и о формировании целой сети специализированных рейтинговых агентств в рамках объединений, участниками которых являются Россия и Китай. Это, по оценке российских экспертов, способствовало бы созданию единого и прозрачного рейтингового пространства, в которое в перспективе могли бы войти и другие государства, не заинтересованные оставаться в роли своеобразных «заложников» мнения существующей так называемой «большой тройки» международных рейтинговых агентств.

— Как далеко продвинулось создание российско-китайского рейтингового агентства?

— Движение в этом направлении в целом наблюдается, однако прогресс здесь, к сожалению, не так велик, как хотелось бы, даже несмотря на интерес со стороны российских ведомств. Пока дело упирается в формирование необходимой законодательной базы — принятие закона «О рейтинговых агентствах». Сам законопроект уже внесен в Госдуму, рассчитываем, что законодатели не будут затягивать с рассмотрением.

— Многие опасаются, что экспансия китайского капитала будет настолько велика, что в результате российская экономика попадет в зависимость от Китая.

— Мы не видим проблем в участии китайских компаний в совместных проектах, реализуемых в нашей стране. Не секрет, что до недавнего времени большинство проектов, реализуемых совместно с иностранными партнерами, ориентировались в первую очередь на участие западных компаний.

Доля участия китайских компаний в проектах на территории России крайне невелика, поэтому мы только приветствуем интерес азиатских компаний к участию в совместных проектах в России. Это позволяет нашей стране выстроить более сбалансированные экономические отношения.

— А в каких проектах на территории «экономического пояса Шелкового пути» заинтересован сам ВЭБ?

— Задачу в поддержке развития экономики России нам никто не отменял. Поэтому любой проект, способствующий экономическому развитию, позволяющий создать новые рабочие места и производства, нам интересен. Если говорить о проектах, реализуемых в «экономическом поясе Шелкового пути», то приоритетны для нас проекты по развитию всех типов инфраструктуры и созданию новых промышленных производств с высокой добавочной стоимостью.

Назад

«Задачу поддержки развития экономики России нам никто не отменял»

26 августа 2015 года
#ВЭБ.РФ
Назад

26.08.2015, 09:28
Семен Михайлов


Первый заместитель председателя, член правления Внешэкономбанка Петр Фрадков о работе с китайскими финансовыми институтами, новых валютных расчетах, отборе и исполнении инвестиционных проектов в сегодняшних экономических условиях.


Фотография: Вышинский Денис/ТАСС


— Петр Михайлович, в ближайшие дни Путин посетит Китай, и в составе российской делегации будет команда Внешэкономбанка. Какие видите перспективы для самого банка и для ваших китайских партнеров?

— О масштабах взаимодействия ВЭБа с финансовыми институтами Поднебесной достаточно красноречиво говорит факт: с 2005 по 2014 год от китайских банков мы привлекли $10,7 млрд. Мы поддерживаем корреспондентские отношения с целым рядом китайских банков, при этом основными партнерами выступают Государственный банк развития Китая (ГБРК) и Экспортно-импортный банк Китая (Эксимбанк Китая). Среди клиентов ГБРК наш банк является одним из крупнейших заемщиков среди российских финансовых институтов.

— На фондирование каких проектов используются эти деньги?

— Обозначу крупнейшие из них. В 2009 году мы заключили фондирующее кредитное соглашение, средства от которого направили на строительство цементного завода в городе Сланцы Ленобласти. ВЭБ обеспечил более половины стоимости проекта — €237,1 млн из общих €442,2 млн. В 2011 году завод уже начал производство пробной партии продукции, а сейчас его мощность составляет 1,86 млн т цемента в год.

Осенью 2013 года ВЭБ и ГБРК подписали кредитное соглашение на $400 млн для фондирования строительства третьего энергоблока Экибастузской ГРЭС-2 в Павлодарской области Казахстана. Проект обеспечит растущие потребности Казахстана в электроэнергии и электрической мощности, а также покроет дефицит энергии в российских регионах Южного Урала, Западной Сибири и Алтая. Сейчас там трудятся 400 специалистов, а к запуску блока, намеченному на 2017 год, будут работать 1,2 тыс. человек.

В прошлом году российские ВЭБ и Газпромбанк, китайский ГБРК и компания «Ямал СПГ» подписали Меморандум по организации финансирования строительства завода по производству сжиженного газа (СПГ) мощностью 16,5 млн т СПГ в год на ресурсной базе Южно-Тамбейского месторождения в Ямало-Ненецком округе. Для его финансирования будут привлечены кредиты китайских банков, а ВЭБ выдаст банковскую гарантию в размере $3 млрд.

А в Ванинском районе Хабаровского края на выделенные ВЭБом €277 млн (банк финансировал часть проекта, общая стоимость — €415 млн) был построен деревообрабатывающий комплекс по производству ДСП и пиломатериалов.

— Для перечисленных проектов банк привлекал в основном американскую валюту. Как сейчас происходит финансирование, в какой валюте?

— Этой весной ВЭБ подписал прорывное в сфере финансового взаимодействия банков соглашение с Эксимбанком Китая — в юанях. Оно открывает новые возможности не только для торгового, но и для инвестиционного сотрудничества. Это первый случай, когда ВЭБ привлекает кредитные средства в китайской валюте для реализации инвестиционного проекта в России.

Также в мае мы подписали рамочное кредитное соглашение с ГБРК на общую сумму в эквиваленте $8 млрд, по которому фондирование может осуществляться в любой валюте, отличной от американской, и в первую очередь, конечно, в юанях.

Переход на расчеты «юань — рубль» позволит нам снизить объем расчетов между российскими и китайскими компаниями в долларах США, будет способствовать увеличению товарооборота и увеличению взаимных инвестиций. Этот шаг, безусловно, даст дополнительный импульс укреплению экономического сотрудничества между Россией и Китаем.

— Откуда такой оптимизм в плане перспектив расчетов «юань — рубль»?

— Процесс широкого перехода на расчеты в наших национальных валютах сейчас сдерживается небольшим объемом рынка по валютной паре «юань — рубль» и отсутствием возможности долгосрочного хеджирования валютных рисков. Но наши регуляторы уже предпринимают определенные шаги в этом направлении. Например, в 2014 году заключено соглашение между ЦБ РФ и Народным банком Китая о валютном свопе в национальных валютах на 150 млрд юаней.

Сейчас это соглашение позволяет заключать валютные свопы на срок до года и только в рамках торговых операций. Что, конечно, мало с учетом объемов потенциального сотрудничества между российскими и китайскими компаниями. Поэтому следующим шагом должно стать создание условий для заключения более долгих своп-соглашений на сроки не менее трех, а лучше — не менее пяти лет. В перспективе сроки желательно увеличить вообще до десяти лет. Это будет способствовать привлечению долгосрочных инвестиций в Россию.

— Недавно подписанное рамочное соглашение с ГБРК эквивалентом $8 млрд ориентировано прежде всего на развитие Дальнего Востока. Существует ли уже список потенциальных объектов для инвестирования?

— Мы сейчас ведем активную работу по поиску и отбору проектов, которые могут быть профинансированы в рамках этого соглашения.

— Говоря о российско-китайском партнерстве, нужно также вспомнить недавний саммит БРИКС и ШОС в Уфе и Новый банк развития (НБР), где активно будут представлены и Китай, и Россия. Как будут отбираться проекты для инвестиций? Каким требованиям они должны отвечать?

— Летом в Уфе руководители банков — участников Механизма межбанковского сотрудничества БРИКС заключили меморандум о намерениях по сотрудничеству с НБР. Глава нового банка Кундапур Ваман Каматх заявил: НБР может предоставить первый кредит уже во втором квартале 2016 года (общий объем финансирования от НБР заявлен в $400 млрд. — «Газета.Ru»).

Сейчас же ведется работа по подготовке документации, регламентирующей деятельность НБР и определяющей критерии отбора проектов. Требования к ним не формализованы, но есть понимание, что приоритет будет за сферой инфраструктуры и устойчивого развития, соответствующей принципам «зеленой» экономики и энергоэффективности и обеспечивающей положительный социально-экономический эффект.

При определении степени привлекательности проектов для НБР важную роль будет играть заинтересованность в их реализации двух и более стран БРИКС, а также возможность софинансирования проектов другими инвесторами, в том числе институтами развития БРИКС. Именно эти финансовые институты на первом этапе могут предоставлять НБР проекты высокой степени проработки и с ясными экономическими перспективами.

— Какие еще могут быть форматы сотрудничества Внешэкономбанка с китайскими партнерами?

— В сентябре 2014 года под эгидой «Расширенной туманганской инициативы» (региональная программа помощи странам Северо-Восточной Азии, одобренная ООН, к которой в 1995 году присоединилась и Россия. — «Газета.Ru») в китайском городе Яньцзи было подписано рамочное соглашение Ассоциации экспортно-импортных банков стран Северо-Восточной Азии (в него вошли и ВЭБ, и Эксимбанк Китая). Оно предусматривает механизм взаимодействия сторон по реализации проектов под эгидой РТИ, порядок одобрения потенциальных проектов для финансирования в рамках ассоциации и обмен информацией по проектам. В проектном пуле ассоциации находятся уже 18 проектов из стран-участниц, и нам приятно сообщить, что одним из первых проектов к реализации в качестве пилотного рассматривается и российский проект строительства порта Зарубино в Приморском крае, в 18 км от Китая.

Еще один будущий совместный план — создание двустороннего российско-китайского рейтингового агентства либо многосторонних, в рамках БРИКС и ШОС, рейтинговых агентств, независимых от политической воли отдельных государств или экономических интересов крупных корпораций. Речь может идти и о формировании целой сети специализированных рейтинговых агентств в рамках объединений, участниками которых являются Россия и Китай. Это, по оценке российских экспертов, способствовало бы созданию единого и прозрачного рейтингового пространства, в которое в перспективе могли бы войти и другие государства, не заинтересованные оставаться в роли своеобразных «заложников» мнения существующей так называемой «большой тройки» международных рейтинговых агентств.

— Как далеко продвинулось создание российско-китайского рейтингового агентства?

— Движение в этом направлении в целом наблюдается, однако прогресс здесь, к сожалению, не так велик, как хотелось бы, даже несмотря на интерес со стороны российских ведомств. Пока дело упирается в формирование необходимой законодательной базы — принятие закона «О рейтинговых агентствах». Сам законопроект уже внесен в Госдуму, рассчитываем, что законодатели не будут затягивать с рассмотрением.

— Многие опасаются, что экспансия китайского капитала будет настолько велика, что в результате российская экономика попадет в зависимость от Китая.

— Мы не видим проблем в участии китайских компаний в совместных проектах, реализуемых в нашей стране. Не секрет, что до недавнего времени большинство проектов, реализуемых совместно с иностранными партнерами, ориентировались в первую очередь на участие западных компаний.

Доля участия китайских компаний в проектах на территории России крайне невелика, поэтому мы только приветствуем интерес азиатских компаний к участию в совместных проектах в России. Это позволяет нашей стране выстроить более сбалансированные экономические отношения.

— А в каких проектах на территории «экономического пояса Шелкового пути» заинтересован сам ВЭБ?

— Задачу в поддержке развития экономики России нам никто не отменял. Поэтому любой проект, способствующий экономическому развитию, позволяющий создать новые рабочие места и производства, нам интересен. Если говорить о проектах, реализуемых в «экономическом поясе Шелкового пути», то приоритетны для нас проекты по развитию всех типов инфраструктуры и созданию новых промышленных производств с высокой добавочной стоимостью.

Назад

Петр Фрадков: ВЭБ поддерживает все инициативы в рамках проекта "Новый Шелковый путь"

26 августа 2015 года
#ВЭБ.РФ
Назад

Телеканал "Россия 24",
ИНТЕРВЬЮ,
26.08.2015, 06:36


ВЕДУЩИЙ: Внешэкономбанк поддерживает все инициативы, которые будут реализовываться в рамках проекта "Новый шелковый путь". В каких именно проектах заинтересован ВЭБ, нам рассказал Петр Фрадков, Первый заместитель Председателя Внешэкономбанка – член Правления.

КОРР.: Петр Михайлович, во-первых, большое спасибо, что нашли время дать нам интервью. Тему давайте сформулируем следующим образом: новый "Шелковый путь" - идея, которая в основном сейчас продвигается китайцами, ну и поддерживается целым рядом других стран, - Вы как оцениваете ее перспективы, и какие дивиденды может получить в первую очередь, конечно же, Россия?

Петр ФРАДКОВ, Первый заместитель Председателя Внешэкономбанка – член Правления:

- Я максимально позитивно смотрю на этот проект. И мы во Внешэкономбанке поддерживаем все те инициативы, которые в рамках этого проекта реализовываются. Считаем, что знаковые проекты в рамках Шелкового пути будут реализовываться, будь то строительство новых объектов инфраструктуры, будь то портовые мощности, логистические терминалы. Это принципиально важный, скажем так, практический инструментарий как раз расширения торгово-экономических связей. Потому что, конечно, мы можем говорить о финансовых инструментах, каких-то нефинансовых мерах сотрудничества, но нужна инфраструктура, нужны каналы, нужна сеть для прохождения товаров. Увеличение торгового оборота - это тот конечный результат, на который мы все смотрим, ориентируемся. С одной стороны, это, конечно, благоприятно повлияет на сальдо торгового баланса, благоприятно повлияет на доходы бюджета, рабочие места С другой стороны, это даст практическую возможность в том числе российским товарам попадать на рынки азиатских стран. Это очень нужная задача, потому что то, что мы четко видим, что поддержка экспорта, в том числе Внешэкономбанк этим занимается достаточно активно, - это не только вопросы, скажем, глобальной конкурентоспособности, это еще вопросы логистики. В том числе мощности портов, мощности перевалочных терминалов, складские помещения. И мы считаем, что это та задача, которую надо совместно решать.

КОРР.: Но если говорить о том, что зачастую китайцы получают достаточно неплохие доли в наших компаниях. Не попадем ли мы в слишком сильную зависимость от Поднебесной?

Петр ФРАДКОВ: Мне кажется, еще очень преждевременно говорить такими категориями, потому что если посмотреть на последние годы, все-таки доля и участие китайских партнеров в проектах не такая большая. Все-таки мы ориентировались больше на сотрудничество (и это получалось каким-то естественным образом) с западными компаниями. И в принципе сейчас рано говорить о том, что у нас есть какая-то зависимость. Наоборот, мне кажется, реализация этого проекта, сбалансирует наш интерес, сбалансирует в какой-то части нашу вовлеченность вот в эту цепочку добавленной стоимости, которая, наверное, в большей степени пока, ну скажем так, на стороне западных партнеров. А сейчас мы можем говорить о том, что это будет некий такой хороший баланс с точки зрения как раз сотрудничества и партнерства - с глобальной точки зрения.

КОРР.: Вы упомянули торговлю, сальдо торгового баланса и так далее. Но сейчас все-таки мы продолжаем взаимодействовать в рамках такого, так сказать, долларового обмена. То есть, все-таки между нашими странами все еще ходит доллар. С вашей точки зрения, перспективы перехода на юань, наверное, в первую очередь, ну и, может быть, на рубль в расчетах?

Петр ФРАДКОВ: Тема не новая. Вы совершенно правы, это одна из ключевых тем в российско-китайской повестке с точки зрения именно развития торговых связей. Внешэкономбанк, мне кажется, один из пионеров в переходе по-настоящему на сотрудничество в паре рубль-юань, потому что мы были одними из первых, кто заключил с китайским банком соответствующие кредитные соглашения, они работают. И у нас достаточно большой опыт привлечения в том числе ресурсов в юанях и в последующем, может быть, использования рубля в расчетах. Есть пока, может быть, некоторые ограничения. Сегодня рынок этой пары, рубль-юань, не такой большой, с одной стороны. С другой стороны, к сожалению, пока не разработан полноценный механизм хеджирования валютных рисков. И это тоже одна из проблем. Сейчас заключено соглашение между центральными банками соответственно России и Китая в части такого валютного свопа. Но он, к сожалению, краткосрочный, он работает до одного года и только на торговые операции. Мы, конечно, выступаем за то, чтобы этот своп между национальными банками был расширен, в том числе на инвестиционные операции на более длительный срок: на три, а может быть, и пять лет. В принципе, некоторые китайские партнеры выступают и за десять лет. Это по-настоящему стимулирует инвестиционное сотрудничество. Ну и объем, конечно, операций. Потому что пока этот своп ограничивается цифрой в 150 миллиардов юаней - это не много.

КОРР.: Если мы говорим о России и Китае, практически одномоментно на ум приходит аббревиатура БРИКС, Новый банк развития БРИКС. Внешэкономбанк в нем принимает самое активное участие. И говорят, что уже весной 2016 года, то есть, в принципе, совсем скоро могут быть рассмотрены первые проекты. И команда для отбора этих проектов будет в том числе сформирована из профессионалов из ВЭБа. В каких проектах вы заинтересованы больше всего? Как они будут отбираться, и могут ли туда как раз-таки попасть проекты по направлению "Новый шелковый путь"?

Петр ФРАДКОВ: Еще рано говорить о функционировании Нового банка развития – Банка БРИКС как финансового института. Он больше сейчас, наверное, занимается становлением своих внутренних процедур, скажем так, подготовкой бизнес-процессов. Но мы уже активно работаем с командой Нового банка развития. Вы совершенно правы - наши коллеги из Внешэкономбанка будут принимать участие непосредственно в работе этого банка как сотрудники. И мы воспринимаем этот банк нашим партнером. Президент банка БРИКС господин Каматх, который, в общем, неоднократно бывал и у нас, и мы встречались с ним неоднократно, проводили уже различные переговоры, - мы знаем, что у него есть такая цель: выдать первый кредит банка уже в 2016 году. Я исхожу из того, что пока они структурируют свою работу, определяют приоритетные направления деятельности. Это, конечно, будут объекты инфраструктуры, это "зеленая экономика", это проекты, связанные с социально-экономическим развитием, с одной стороны. С другой стороны, Новый банк развития – это все-таки многосторонний финансовый институт и он должен поддерживать проекты, где есть заинтересованность больше чем одной страны, как минимум две, а может быть, еще больше. И очень важно в в работе Банка БРИКС софинансирование. Чтобы национальные институты развития участвовали непосредственно в содержательно работе совместно с этим банком. И в развитие этого тезиса в рамках саммита, который состоялся в России в Уфе не так давно, саммита БРИКС, был подписан соответствующий меморандум между Новым банком развития БРИКС и межбанковским объединением БРИКС, которое существует уже некоторое время. Внешэкономбанк является представителем от России этого межбанковского объединения. Тем самым мы как бы зафиксировали, что для банка БРИКС, для нового банка развития национальные институты развития являются естественными партнерами. И мы, конечно, сейчас в рамках этого меморандума, работаем над теми проектами, которые мы бы готовы были бы передать банку БРИКС, как еще пока опять-таки новому банку. У нас такой портфель достаточно подготовленных и структурированных проектов уже существует.

КОРР.: Если говорить о других проектах. Не так давно ВЭБ и Государственный банк развития Китая подписали рамочное соглашение о совместной поддержке освоения Дальнего Востока. Там тоже объем инвестиций колоссальный - 8 миллиардов. Как продвигается ваше общение с китайской стороной в этом вопросе?

Петр ФРАДКОВ: Я хотел бы сразу отметить, что Госбанк развития Китая - это наш многолетний партнер. Мы с ним работаем уже очень много лет. Начиная с 2005 года у Внешэкономбанка существует история хороших отношений с ГБРК и хороший объем совместно реализованных проектов. Правда, не хотел бы, может быть, совсем открывать все тайны, но это очень, очень приличный объем, и он, наверное, составляет большую часть вообще того риска, который Госбанк развития Китая держит на Россию, в принципе. И мы, конечно же, в развитие уже новой логики сотрудничества с ними оперативно подготовили и заключили соглашение по проектам на Дальнем Востоке. 8 миллиардов - это долларовый эквивалент. В юанях это, конечно, совсем другая сумма. С точки зрения получения финансирования мы исходим из того, что большая часть опять-таки будут юани. Для того, чтобы и китайские инвесторы, и компании могли с большим интересом принимать участие в проектах на Дальнем Востоке. Должен отметить, что соглашение было подписано только в мае, поэтому еще таких реализованных сделок нет. Но мы провели не так давно такое вот Road show, что называется, в Китае. Мы подключили нашу дочернюю организацию "Фонд развития Дальнего Востока". Очень большой интерес, очень большой отклик. И исхожу из того, что может быть, даже на предстоящем Дальневосточном экономическом форуме уже могут быть подписаны какие-то первые, скажем так, инициативы по использованию вот этих ресурсов.

КОРР.: Были даже названы какие-то сферы, отрасли: коммуникационные технологии, агропромышленный комплекс...

Петр ФРАДКОВ: Совершенно верно.

КОРР.: То есть, вот этот настрой, он остается.

Петр ФРАДКОВ: Наверное, то, что сейчас является приоритетом для региона в целом. Мы координируем нашу работу с институтами развития, которые в том числе заинтересованы в развитии Дальнего Востока. Это ОПК, это опять-таки инфраструктура, и это коммуникации.

КОРР.: Если можно так сказать, заканчивая наш разговор про ваше сотрудничество с китайскими банками, есть еще Экспортно-импортный банк Китая. И здесь вы впервые привлекали кредитные средства опять-таки в национальной китайской валюте для реализации проекта в России. Вот расскажите чуть-чуть подробнее именно об этом направлении.

Петр ФРАДКОВ: Наверное, это и был самый первый, пилотный проект, который мы реализовали совместно с Эксимбанком Китая. Это второй, наверное, наш такой визави в Китае. Это тоже государственный банк со своим мандатом, со своей совершенно понятной логикой и интересом. Эксимбанк Китая в том числе призван развивать сотрудничество между китайскими компаниями и остальным миром, в частности, с российским бизнесом. Мы заключили с ним соглашение. Я пока не хотел раскрывать подробности, потому что пока еще использование не началось в силу определенного перечня отлагательных причин. Но это первое вообще в России долгосрочное кредитное соглашение. Подчеркиваю, это больше семи лет использование юаней в финансировании конкретного проекта в России в области, скажем так, использования, разработки горнорудных месторождений.

КОРР.: Все-таки, подытоживая наш сегодняшний разговор: новый "Шелковый путь", насколько реальна реализация столь глобального проекта?

Петр ФРАДКОВ: Я считаю, что это вполне реально, имея в виду общую заинтересованность в реализации этого проекта. Пока, мне кажется, заинтересованность всех сторон в нем есть.

КОРР.: Петр Михайлович, большое вам спасибо за интервью.

Петр ФРАДКОВ: Спасибо.

Назад

Электронный офис клиента в разработке

Закрыть
Написать письмо
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Оставить отзыв

Нам важно знать ваше мнение, чтобы сделать нашу работу еще лучше

Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваша организация
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Для повышения удобства работы на сайте используются файлы cookie. Cookie - файлы, содержащие информацию о предыдущих посещениях веб-сайта. Вы можете запретить использование cookie в настройках браузера.