Председатель Внешэкономбанка принял участие в мероприятиях Давосского форума

25 января 2016 года
#ВЭБ.РФ
Назад



Председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев 21-22 января 2016 года принял участие в мероприятиях ежегодного Всемирного экономического форума в Давосе.

В.Дмитриев: «Повестка Давосского форума обширна и акценты в этой повестке, как правило, соответствуют вызовам, которые стоят перед глобальным сообществом и перед отдельными странами. И в этой связи вызовы, связанные с четвертой технологической революцией или индустриальной революцией, имеют отношение практически ко всем областям нашей жизни. И, как ни странно, это, безусловно, имеет отношение к нашей финансовой индустрии, к развитию экономики... Для Внешэкономбанка как института развития, разумеется, важны и те акценты в повестке дня Давосского форума, которые имеют отношение непосредственно к финансовому сектору и банкам развития, в частности. И в этой связи очень интересной была сессия лидеров финансовых институтов, где речь шла, и это то, что для нас, для института развития, является приоритетом, о долгосрочных финансовых ресурсах, которые должны быть направлены на финансирование крупных проектов, дорогостоящих по объему и долгосрочных по срокам возврата».

В.А. Дмитриев: «Мы уж точно не дауншифтеры. Мы - страна которая развивается так, как это, к сожалению, происходит с теми странами, которые опираются на энергоресурсы и их экспорт»

ТАСС, Экономика и бизнес

В своем выступлении в рамках секции "Прогноз для России" В.Дмитриев отметил, что необходимо «попытаться разглядеть позитивные моменты в экономике». В частности, он подчеркнул, что ВЭБ профинансировал 10 крупнейших проектов на сумму 800 млрд рублей.

Председатель Внешэкономбанка в рамках Форума провел ряд двусторонних встреч. Владимир Дмитриев пообщался с Председателем правления SMFG (SMBC) Масаюки Оку, старшим управляющим директором SMBC Макото Такасимой; Президентом Банка развития Бразилии (BNDES) Лусиано Коутиньо, Первым вице-президентом ЕБРР Филиппом Беннеттом и управляющим директором ЕБРР в Турции и Азии Натальей Ханженковой, Председателем Европейского инвестиционного банка (EIB) Вернером Хойером, сопредседателем Российско-Шведского делового совета Хансом Вестбергом, президентом Eurasia Group Яном Бремером, сопредседателем Российско-Итальянского форума-диалога по линии гражданских обществ Луизой Тодини.

«Мы как банк развития, и Россия, в целом, по-прежнему интересны для наших иностранных партнеров. Да, безусловно, некоторые из них по причине санкций не поддерживают деловых отношений с нами, не финансируют наши проекты, но контакты продолжаются на разных уровнях, и речь идет не только о национальных финансовых институтах, но и о международных финансовых учреждениях, таких, как Европейский Банк реконструкции и развития, Международная финансовая корпорация, Европейский инвестиционный банк. Так что, процесс не прекращался, но главный вывод, который мы делаем из этих бесед, - это не только живой интерес к тому, что происходит в России, но и готовность, как только санкционные ограничения будут сняты, приступить к реализации совместных инвестиционных проектов вместе с Внешэкономбанком в России», - сказал В.Дмитриев в интервью телеканалу «Россия 24».



Глава Внешэкономбанка: «Мы не можем поставить наше будущее в зависимость от экспорта нефти и газа»
(Интервью В. Дмитриева телеканалу «Russia Today»)

Владимир Дмитриев: «до 50 миллиардов бюджетных средств разместят в ВЭБе»
(Интервью телеканалу "Россия 24" в рамках Давосского форума).

Назад

Обновление списка ценных бумаг, операции с которыми облагаются FFTT

22 января 2016 года
#ВЭБ.РФ
Назад

Фондовой биржей Euronext Paris опубликован действующий с 01.01.2016 перечень ценных бумаг компаний-эмитентов Франции, сделки с которыми облагаются налогом на операции с ценными бумагами (French Financial Transaction Tax, FFTT).

Перечень ценных бумаг, операции с которыми облагаются FFTT

Назад

О новом порядке проведения операций с ценными бумагами на рынке Германии

22 января 2016 года
#ВЭБ.РФ
Назад

Уважаемые клиенты!


Информируем вас об изменении с 18 января 2016 года номера счета Euroclear Bank S.A./N.V. в Clearstream Banking Frankfurt (CBF), используемого для расчетов по ценным бумагам на рынке Германии. Начиная с указанной даты в расчетных инструкциях, направляемых в Clearstream Banking Frankfurt (CBF), должен указываться счет Euroclear Bank S.A./N.V. № 4312 и 11-значный BIC MGTCBEBEECL.

Просим учесть данные изменения при предоставлении контрагентам реквизитов Внешэкономбанка в Euroclear Bank S.A./N.V. для расчетов на рынке Германии.


Депозитарий Внешэкономбанка.

Назад

Интервью ректора Финансового университета при Правительстве РФ Михаила Эскиндарова "Российской газете"

22 января 2016 года
#ВЭБ.РФ
Назад

Счет за убытки. Внешэкономбанк оказался на перепутье.

Текст: Татьяна Зыкова

Последнее время много говорят о проблемах, которые, якобы, возникли у Внешэкономбанка (Государственной корпорации "Банк развития и внешнеэкономической деятельности"). Обозреватель "РГ" обсудила ситуацию с ректором Финансового университета при Правительстве РФ Михаилом Эскиндаровым.


Михаил Эскиндаров: Финансовые институты развития, по сути, политические инструменты государств. Фото: Сергей Куксин/ РГ

Михаил Абдурахманович, что происходит с Внешэкономбанком, вы ситуацию знаете изнутри, являясь членом Экспертного совета. Все действительно так плохо?

Михаил Эскиндаров: Я считаю, что обсуждение в СМИ положения Внешэкономбанка и его капитализации было искусно направлено в ложное русло.

Сознание читателей и телезрителей сразу поразили "дырой" в 1,5 триллиона рублей, которая будто бы образовалась в результате работы ВЭБа и которую теперь минфину надо закрывать из бюджета. То есть теме сразу придали смысл о неэффективности банка развития и в целом антикризисной политики государства. Такой поворот нанес и продолжает наносить ущерб имиджу страны в глазах иностранных кредиторов.

Кроме того, ситуация с ВЭБом служит для политического истеблишмента Запада дополнительным аргументом, что санкции против России работают и надо продолжать действовать в том же ключе.

Минфин продвигал несколько предложений. Выплатить внешний долг Внешэкономбанка, конвертировав еврооблигации ВЭБа в евробонды минфина. Или погашать долговые транши Внешэкономбанка за счет федерального бюджета (в рамках поручения президента об учете таких выплат за рамками дефицита в 3 процента ВВП). Что выбрать?

Михаил Эскиндаров: Оба варианта противоречат закону о банке развития, где сказано, что Внешэкономбанк не отвечает по обязательствам РФ. А Российская Федерация не отвечает по обязательствам Внешэкономбанка. Таким образом, реализация предложения минфина меняет условия кредитных соглашений ВЭБа с иностранными кредиторами и дает им формальное основание для выставления ковенант на многие миллиарды долларов.

Минфин предлагает также до решения вопроса о радикальной капитализации ВЭБа продавать его активы. И такое предложение, по моему мнению, неэффективно.

Во-первых, пакеты акций компаний приобретались банком при другой конъюнктуре и реализация их на "низком" рынке пробьет еще одну брешь в балансе. Если реализовать сегодня портфель акций и ценные бумаги, приобретенные по отдельным решениям Наблюдательного совета, то банк получит минус в более чем 200 миллиардов рублей.

Вместе с тем понятно, что, выйдя одновременно с пакетами акций "Газпрома", "Русала", ОАК и "Ростелекома", Внешэкономбанк просто обвалит рынок. Во-вторых, реализация бизнеса компаний (РФПИ, ЭКСАР, "ВЭБ Инжиниринг" и т.д.) потребует независимой оценки аудитора по каждой из 17 "дочек" и затем организации тендера. А это означает, что операция с продажами растянется на продолжительный срок. Но и в этом случае сделки не покроют затрат, понесенных ВЭБом на капитализацию "дочек", и выплат огромных процентов по кредитам, привлеченным в ЦБ на санацию "Глобэкса" и Связь Банка в период кризиса 2008-2009 годов. Таким образом, если вынести за скобки интересы банков и компаний, которые за бесценок получат созданные и отстроенные ВЭБом активы, данная операция нанесет ущерб и Внешэкономбанку, и государству.

Как вы относитесь к предложению Кудрина продать частным компаниям 25 процентов акций Внешэкономбанка?

Михаил Эскиндаров: Это нереально в силу того, что ВЭБ является госкорпорацией. Реорганизация ВЭБа в акционерное общество, принадлежащее на 100 процентов государству, и последующая продажа пакета акций потребуют утверждения двух федеральных законов, множества подзаконных актов (например, в части имущества).

Все это потребует не менее полутора-двух лет. Я считаю, что дискуссия не коснулась главного противоречия, связанного с Внешэкономбанком: его создали как банк развития, управляют им и формируют инвестиционную политику как для банка развития, а оценивают эффективность как у рядового акционерного общества. Банк реализовал более сотни проектов на триллионы рублей, а ему теперь выставляют счет за убытки.

Только в прошлом году "неэффективный", как утверждают, институт государства поддержал десятки проектов национальной значимости на сотни миллиардов рублей. Среди них запуск космического аппарата "Экспресс-АМ7", уникальный фармацевтический комплекс в Ярославской области, Богучанский алюминиевый завод в Красноярском крае. Компания "Т-Платформа", в капитал которой вошел ВЭБ, создает уникальные суперкомпьютеры - одни из лучших в мире.

Сейчас, на мой взгляд, самое главное - отбросить ненужные общественные дискуссии о "неэффективности" банка. Надо перевести разговор в плоскость капитализации Банка развития для решения стратегических задач. Это принципиальный момент. Для этого нужно вспомнить, ради чего создаются банки развития. В мире сегодня действуют 590 финансовых институтов развития. Российская модель сформирована ВЭБом 9 лет назад в тесном контакте с немецким банком развития KfW.

Капитал любого института развития за рубежом формирует и пополняет, за редким исключением, государство. Ну и собственная прибыль, когда она есть. Так происходит год за годом, включая периоды кризисов. И никому из иностранных правительств не приходит в голову считать национальный банк развития, грубо говоря, нахлебником, проматывающим деньги страны и населения.

Проблема в том, что четких критериев оценки эффективности государственных корпораций пока нет

Потому что такой институт как раз и создается государством для решения задач национального масштаба. Скажем, поднимать экономику Германии после Второй мировой войны, как было с банком KfW. Или создать с нуля авиационную промышленность, финансировал которую банк развития BNDES в Бразилии. Еще вариант - помочь резко нарастить экспорт продукции, как делали Эксимбанк Японии или французское страховое агентство Cofase.

Они получают в капитал деньги государственного бюджета. Банки развития играют исключительную роль в периоды кризисов, смягчая удары по экономике за счет программ государств.

А бывает, что меняется правовая основа институтов развития?

Михаил Эскиндаров: Если даже институт развития акционируется, такое иногда бывает, государство сохраняет полный контроль и полностью гарантирует все его выпуски еврооблигаций. В пример можно привести тот же KfW и Государственный банк развития Китая. Из последнего, между прочим, государство ушло формально: 51 процент акций принадлежит минфину, а 49 процентов - Центральному банку Китая.

И только Внешэкономбанк, являясь государственной корпорацией, финансирует проекты главным образом из средств, привлекаемых с рынка.

При этом если строго исходить из буквы закона о банке развития, то государство гарантирует его обязательства лишь в размере первого взноса в уставной капитал, сделанного в 2007 году, - то есть 180 миллиардов рублей. За все евробонды и прочие займы на внешнем и внутреннем рынке Внешэкономбанк платит проценты. И немалые деньги. Даже ресурсы Фонда национального благосостояния и кредиты Центрального банка на санацию банков в кризис размещаются на счетах ВЭБа на платной основе. Размещает ВЭБ евробонды и привлекает иностранные синдицированные кредиты по более высокой ставке, чем, к примеру, Сбербанк и ВТБ. Как раз по причине неполного покрытия гарантий государством.

Как и кем утверждаются инвестиционные проекты в ВЭБе?

Михаил Эскиндаров: Насколько мне известно, львиная доля проектов Внешэкономбанка утверждается Наблюдательным советом, но фондируются они с рынка.

Сами проекты долгосрочные - на 10-30 лет. 90 процентов проектов на срок более 5 лет. А ставка совсем не рыночная, поскольку прибыль не включена в приоритеты банка развития. Такого себе не может позволить ни один коммерческий банк, включая квазигосударственные Сбербанк и ВТБ. Такова, можно сказать, это уникальная рамка, в которой Внешэкономбанк реализует инвестиционную политику.

Какой главный вывод?

Михаил Эскиндаров: Капитализация банка развития и эффективность его инвестиций - это разные по смыслу категории. Не то чтобы абсолютно не связанные между собой, но, скажем так, это параллельные векторы. Во всяком случае потребность в капитализации не выводится напрямую из эффективности.

Финансовые институты развития - по сути политические инструменты любого государства. Левое ли правительство в стране или правое, либералы во власти или социал-демократы везде они продолжают, сменяя друг друга, капитализировать банки развития.

Хотя бы в той же Бразилии. С 2008 по 2014 год капитализация BNDES выросла в 2,2 раза. Во столько же у Госбанка развития Китая. Корейский банк развития KBD нарастил капитал в 1,5 раза. Я уже не говорю о валютных эквивалентах их капитала. У китайского - это 110 миллиардов долларов, у бразильского - 24 миллиарда долларов.

Внешэкономбанк на 1 января 2016 года имел капитал 492 миллиарда рублей, то есть около 6 миллиардов долларов по текущему курсу.

Словом, капитализация - не награда за эффективность и тем более она не должна быть наказанием. Это исключительно инструмент пополнения ресурсной базы института развития с целью устойчивого развития национальной экономики.

А вот по результатам реализации конкретных проектов и оценки в целом института развития государство может и должно делать заключение об его эффективности. Проблема, однако, в том, что четких критериев оценки эффективности госкорпораций, насколько мне известно, пока нет. В свое время велась определенная работа. Но ее так и не завершили.

В чем риски подхода, который отстаивает минфин и которому наблюдательный совет поручил подготовить предложения о рамках будущей деятельности Внешэкономбанка?

Михаил Эскиндаров: Идеологию минфина диктует текущее состояние федерального бюджета, и потому подход ведомства видится скорее краткосрочным, сиюминутным. И это можно понять. Для капитализации ВЭБа можно считать позитивным последнее решение правительства - снизить до 0,25 процента ставку и пролонгировать на 5 лет размещение средств Фонда национального благосостояния на депозитах ВЭБа. В перспективе это снизит давление и позволит удержать в границах 12 процентов норматив достаточности капитала. Банк избежит выставления ковенант иностранными кредиторами.

Но нужно системное решение вопроса капитализации и полноценной инвестиционной политики банка развития. Более технологичным административно и менее затратным финансово является, на мой взгляд, предложение минэкономразвития о капитализации Внешэкономбанка за счет ОФЗ. Оптимальная сумма, по предварительным расчетам, 1,2 триллиона рублей.

Для смягчения нагрузки на федеральный бюджет это можно делать траншами, скажем, по 200 миллиардов рублей.

Временной интервал между траншами будет диктоваться положением Внешэкономбанка на конкретный момент. Кроме того, для увеличения текущей ликвидности ВЭБа можно вернуться к звучавшим ранее идеям о размещении на депозитах ВЭБа средств компаний, не связанных с проектами банка, и специальных выпусках валютных облигаций ВЭБа для приобретения их экспортерами.


"Российская газета" - Федеральный выпуск №6880 (12)

Назад

О проведении тендеров

22 января 2016 года
#ВЭБ.РФ
Назад

15 февраля 2016 г., а также 9 и 21 марта 2016 г. (по необходимости) Внешэкономбанк проведет тендеры по реализации средств в долларах США по расчетам с Вьетнамом (код Р25).

Подробную информацию можно получить по телефонам Дирекции государственных и корпоративных финансов: (495) 604-65-12, (495) 782-94-93, (495) 604-64-15.

Назад

Счет за убытки. Внешэкономбанк оказался на перепутье.

22 января 2016 года
#ВЭБ.РФ
Назад

Текст: Татьяна Зыкова

Последнее время много говорят о проблемах, которые, якобы, возникли у Внешэкономбанка (Государственной корпорации "Банк развития и внешнеэкономической деятельности"). Обозреватель "РГ" обсудила ситуацию с ректором Финансового университета при Правительстве РФ Михаилом Эскиндаровым.


Михаил Эскиндаров: Финансовые институты развития, по сути, политические инструменты государств. Фото: Сергей Куксин/ РГ

Михаил Абдурахманович, что происходит с Внешэкономбанком, вы ситуацию знаете изнутри, являясь членом Экспертного совета. Все действительно так плохо?

Михаил Эскиндаров: Я считаю, что обсуждение в СМИ положения Внешэкономбанка и его капитализации было искусно направлено в ложное русло.

Сознание читателей и телезрителей сразу поразили "дырой" в 1,5 триллиона рублей, которая будто бы образовалась в результате работы ВЭБа и которую теперь минфину надо закрывать из бюджета. То есть теме сразу придали смысл о неэффективности банка развития и в целом антикризисной политики государства. Такой поворот нанес и продолжает наносить ущерб имиджу страны в глазах иностранных кредиторов.

Кроме того, ситуация с ВЭБом служит для политического истеблишмента Запада дополнительным аргументом, что санкции против России работают и надо продолжать действовать в том же ключе.

Минфин продвигал несколько предложений. Выплатить внешний долг Внешэкономбанка, конвертировав еврооблигации ВЭБа в евробонды минфина. Или погашать долговые транши Внешэкономбанка за счет федерального бюджета (в рамках поручения президента об учете таких выплат за рамками дефицита в 3 процента ВВП). Что выбрать?

Михаил Эскиндаров: Оба варианта противоречат закону о банке развития, где сказано, что Внешэкономбанк не отвечает по обязательствам РФ. А Российская Федерация не отвечает по обязательствам Внешэкономбанка. Таким образом, реализация предложения минфина меняет условия кредитных соглашений ВЭБа с иностранными кредиторами и дает им формальное основание для выставления ковенант на многие миллиарды долларов.

Минфин предлагает также до решения вопроса о радикальной капитализации ВЭБа продавать его активы. И такое предложение, по моему мнению, неэффективно.

Во-первых, пакеты акций компаний приобретались банком при другой конъюнктуре и реализация их на "низком" рынке пробьет еще одну брешь в балансе. Если реализовать сегодня портфель акций и ценные бумаги, приобретенные по отдельным решениям Наблюдательного совета, то банк получит минус в более чем 200 миллиардов рублей.

Вместе с тем понятно, что, выйдя одновременно с пакетами акций "Газпрома", "Русала", ОАК и "Ростелекома", Внешэкономбанк просто обвалит рынок. Во-вторых, реализация бизнеса компаний (РФПИ, ЭКСАР, "ВЭБ Инжиниринг" и т.д.) потребует независимой оценки аудитора по каждой из 17 "дочек" и затем организации тендера. А это означает, что операция с продажами растянется на продолжительный срок. Но и в этом случае сделки не покроют затрат, понесенных ВЭБом на капитализацию "дочек", и выплат огромных процентов по кредитам, привлеченным в ЦБ на санацию "Глобэкса" и Связь Банка в период кризиса 2008-2009 годов. Таким образом, если вынести за скобки интересы банков и компаний, которые за бесценок получат созданные и отстроенные ВЭБом активы, данная операция нанесет ущерб и Внешэкономбанку, и государству.

Как вы относитесь к предложению Кудрина продать частным компаниям 25 процентов акций Внешэкономбанка?

Михаил Эскиндаров: Это нереально в силу того, что ВЭБ является госкорпорацией. Реорганизация ВЭБа в акционерное общество, принадлежащее на 100 процентов государству, и последующая продажа пакета акций потребуют утверждения двух федеральных законов, множества подзаконных актов (например, в части имущества).

Все это потребует не менее полутора-двух лет. Я считаю, что дискуссия не коснулась главного противоречия, связанного с Внешэкономбанком: его создали как банк развития, управляют им и формируют инвестиционную политику как для банка развития, а оценивают эффективность как у рядового акционерного общества. Банк реализовал более сотни проектов на триллионы рублей, а ему теперь выставляют счет за убытки.

Только в прошлом году "неэффективный", как утверждают, институт государства поддержал десятки проектов национальной значимости на сотни миллиардов рублей. Среди них запуск космического аппарата "Экспресс-АМ7", уникальный фармацевтический комплекс в Ярославской области, Богучанский алюминиевый завод в Красноярском крае. Компания "Т-Платформа", в капитал которой вошел ВЭБ, создает уникальные суперкомпьютеры - одни из лучших в мире.

Сейчас, на мой взгляд, самое главное - отбросить ненужные общественные дискуссии о "неэффективности" банка. Надо перевести разговор в плоскость капитализации Банка развития для решения стратегических задач. Это принципиальный момент. Для этого нужно вспомнить, ради чего создаются банки развития. В мире сегодня действуют 590 финансовых институтов развития. Российская модель сформирована ВЭБом 9 лет назад в тесном контакте с немецким банком развития KfW.

Капитал любого института развития за рубежом формирует и пополняет, за редким исключением, государство. Ну и собственная прибыль, когда она есть. Так происходит год за годом, включая периоды кризисов. И никому из иностранных правительств не приходит в голову считать национальный банк развития, грубо говоря, нахлебником, проматывающим деньги страны и населения.

Проблема в том, что четких критериев оценки эффективности государственных корпораций пока нет

Потому что такой институт как раз и создается государством для решения задач национального масштаба. Скажем, поднимать экономику Германии после Второй мировой войны, как было с банком KfW. Или создать с нуля авиационную промышленность, финансировал которую банк развития BNDES в Бразилии. Еще вариант - помочь резко нарастить экспорт продукции, как делали Эксимбанк Японии или французское страховое агентство Cofase.

Они получают в капитал деньги государственного бюджета. Банки развития играют исключительную роль в периоды кризисов, смягчая удары по экономике за счет программ государств.

А бывает, что меняется правовая основа институтов развития?

Михаил Эскиндаров: Если даже институт развития акционируется, такое иногда бывает, государство сохраняет полный контроль и полностью гарантирует все его выпуски еврооблигаций. В пример можно привести тот же KfW и Государственный банк развития Китая. Из последнего, между прочим, государство ушло формально: 51 процент акций принадлежит минфину, а 49 процентов - Центральному банку Китая.

И только Внешэкономбанк, являясь государственной корпорацией, финансирует проекты главным образом из средств, привлекаемых с рынка.

При этом если строго исходить из буквы закона о банке развития, то государство гарантирует его обязательства лишь в размере первого взноса в уставной капитал, сделанного в 2007 году, - то есть 180 миллиардов рублей. За все евробонды и прочие займы на внешнем и внутреннем рынке Внешэкономбанк платит проценты. И немалые деньги. Даже ресурсы Фонда национального благосостояния и кредиты Центрального банка на санацию банков в кризис размещаются на счетах ВЭБа на платной основе. Размещает ВЭБ евробонды и привлекает иностранные синдицированные кредиты по более высокой ставке, чем, к примеру, Сбербанк и ВТБ. Как раз по причине неполного покрытия гарантий государством.

Как и кем утверждаются инвестиционные проекты в ВЭБе?

Михаил Эскиндаров: Насколько мне известно, львиная доля проектов Внешэкономбанка утверждается Наблюдательным советом, но фондируются они с рынка.

Сами проекты долгосрочные - на 10-30 лет. 90 процентов проектов на срок более 5 лет. А ставка совсем не рыночная, поскольку прибыль не включена в приоритеты банка развития. Такого себе не может позволить ни один коммерческий банк, включая квазигосударственные Сбербанк и ВТБ. Такова, можно сказать, это уникальная рамка, в которой Внешэкономбанк реализует инвестиционную политику.

Какой главный вывод?

Михаил Эскиндаров: Капитализация банка развития и эффективность его инвестиций - это разные по смыслу категории. Не то чтобы абсолютно не связанные между собой, но, скажем так, это параллельные векторы. Во всяком случае потребность в капитализации не выводится напрямую из эффективности.

Финансовые институты развития - по сути политические инструменты любого государства. Левое ли правительство в стране или правое, либералы во власти или социал-демократы везде они продолжают, сменяя друг друга, капитализировать банки развития.

Хотя бы в той же Бразилии. С 2008 по 2014 год капитализация BNDES выросла в 2,2 раза. Во столько же у Госбанка развития Китая. Корейский банк развития KBD нарастил капитал в 1,5 раза. Я уже не говорю о валютных эквивалентах их капитала. У китайского - это 110 миллиардов долларов, у бразильского - 24 миллиарда долларов.

Внешэкономбанк на 1 января 2016 года имел капитал 492 миллиарда рублей, то есть около 6 миллиардов долларов по текущему курсу.

Словом, капитализация - не награда за эффективность и тем более она не должна быть наказанием. Это исключительно инструмент пополнения ресурсной базы института развития с целью устойчивого развития национальной экономики.

А вот по результатам реализации конкретных проектов и оценки в целом института развития государство может и должно делать заключение об его эффективности. Проблема, однако, в том, что четких критериев оценки эффективности госкорпораций, насколько мне известно, пока нет. В свое время велась определенная работа. Но ее так и не завершили.

В чем риски подхода, который отстаивает минфин и которому наблюдательный совет поручил подготовить предложения о рамках будущей деятельности Внешэкономбанка?

Михаил Эскиндаров: Идеологию минфина диктует текущее состояние федерального бюджета, и потому подход ведомства видится скорее краткосрочным, сиюминутным. И это можно понять. Для капитализации ВЭБа можно считать позитивным последнее решение правительства - снизить до 0,25 процента ставку и пролонгировать на 5 лет размещение средств Фонда национального благосостояния на депозитах ВЭБа. В перспективе это снизит давление и позволит удержать в границах 12 процентов норматив достаточности капитала. Банк избежит выставления ковенант иностранными кредиторами.

Но нужно системное решение вопроса капитализации и полноценной инвестиционной политики банка развития. Более технологичным административно и менее затратным финансово является, на мой взгляд, предложение минэкономразвития о капитализации Внешэкономбанка за счет ОФЗ. Оптимальная сумма, по предварительным расчетам, 1,2 триллиона рублей.

Для смягчения нагрузки на федеральный бюджет это можно делать траншами, скажем, по 200 миллиардов рублей.

Временной интервал между траншами будет диктоваться положением Внешэкономбанка на конкретный момент. Кроме того, для увеличения текущей ликвидности ВЭБа можно вернуться к звучавшим ранее идеям о размещении на депозитах ВЭБа средств компаний, не связанных с проектами банка, и специальных выпусках валютных облигаций ВЭБа для приобретения их экспортерами.


"Российская газета" - Федеральный выпуск №6880 (12)

Назад

Интервью Председателя Внешэкономбанка В.А. Дмитриева телеканалу "Россия 24"

22 января 2016 года
#ВЭБ.РФ
Назад

Телеканал "Россия 24", ИНТЕРВЬЮ, 22.01.2016, 13:04

ВЕДУЩИЙ: Сейчас переносимся в Швейцарию. Сегодня на экономическом форуме в Давосе день России, делегаты обсуждают ситуацию в нашей экономике и делятся своим видением ее развития. На прямую связь со студией из Давоса выходит моя коллега Наиля Аскер-Заде. У нее в гостях Председатель Внешэкономбанка, также находящийся на форуме. Наиля, приветствую вас и передаю вам слово.

Ведущая Наиля Аскер-Заде

ВЕДУЩИЙ: Екатерина, здравствуйте. Сейчас гость нашего эфира Председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев. Владимир Александрович, здравствуйте.

Владимир ДМИТРИЕВ, Председатель Внешэкономбанка: Добрый день.

ВЕДУЩИЙ: Давайте прежде всего поговорим про повестку Давосского форума, какие темы обсуждаются здесь в кулуарах? У вас здесь проходили встречи с вашими зарубежными партнерами, что их волнует, что их интересует и проявляют ли они интерес к России?

Владимир ДМИТРИЕВ: Как всегда, повестка Давосского форума обширна и акценты в этой повестке, как правило, соответствуют вызовам, которые стоят перед глобальным сообществом и перед отдельными странами. И в этой связи вызовы, связанные с четвертой технологической революцией или индустриальной революцией, имеют отношение практически ко всем областям нашей жизни. И, как ни странно, это, безусловно, имеет отношение к нашей финансовой индустрии, к развитию экономики, как к центрам и приоритетам, которые должны стоять перед правительствами и экономиками стран. Для нас, Внешэкономбанка, как института развития, разумеется, важны и те акценты в повестке дня Давосского форума, которые имеют отношение непосредственно к финансовому сектору и банкам развития, в частности. И в этой связи очень интересной была вчерашняя сессия лидеров финансовых институтов, где речь шла, и это то, что для нас, для института развития, является приоритетом, о долгосрочных финансовых ресурсах, которые должны быть направлены на финансирование крупных проектов, дорогостоящих по объему и долгосрочных по срокам возврата. Эта тема актуальна для всех инвесторов и институтов развития, поскольку многие из них следуют рекомендациям Базеля, и существует совершенно определенный разрыв между короткими ресурсами, которыми банк фондирует свои операции, и долгосрочными средствами, которые выделяются на финансирование крупных, прежде всего инфраструктурных проектов. Эта тема адресована и правительствам, и регуляторам, и инвесторам. Конечно, важное место в повестке занимает ситуация в отдельных странах, поэтому сегодняшняя панельная дискуссия относительно перспектив, стоящих перед экономикой России, была исключительно интересной и полезной, вскрыты достаточно актуальные вопросы повестки дня, стоящей перед российской экономикой и российским правительством. Присутствовали не только российские члены делегации, но и большое число иностранных представителей, бизнесменов… Как мне кажется, повестка дня и сама дискуссия вызвала оживленный интерес. Вы задавали вопрос и относительно наших двусторонних встреч. Безусловно, мы используем площадку Давоса для того, чтобы максимально охватить переговорным процессом наших партнеров по двусторонним отношениям, и наши беседы с ними приводят к выводу о том, что и мы как банк развития, и Россия, в целом, по-прежнему интересны для наших иностранных партнеров. Да, безусловно, некоторые из них по причине санкций не поддерживают деловых отношений с нами, не финансируют наши проекты, но контакты продолжаются на разных уровнях, и речь идет не только о национальных финансовых институтах, но и о международных финансовых учреждениях, таких, как Европейский банк реконструкции и развития, Международная финансовая корпорация, Европейский инвестиционный банк. Так что процесс не прекращался, но главный вывод, который мы делаем из этих бесед, - это не только живой интерес к тому, что происходит в России, но и готовность, как только санкционные ограничения будут сняты, приступить к реализации совместных инвестиционных проектов вместе с Внешэкономбанком в России.

ВЕДУЩИЙ: Какими должны быть действия российского правительства? Сейчас разрабатывается стратегия среднесрочного и долгосрочного развития, она сейчас будет обновляться. На ваш взгляд, какие меры должен включать этот новый антикризисный план?

Владимир ДМИТРИЕВ: Я думаю, что ничего нового, радикального здесь придумать нельзя. Мы многие годы говорим о необходимости структурных реформ. Мне думается, сейчас самое подходящее время для того, чтобы от слов приступить к делу, заняться переформатированием бюджета в соответствии с возможностями, которыми мы располагаем, адаптироваться к нынешним условиям, связанным с волатильностью цен на нефть, снижением цен на нефть, соответствующей волатильностью курса рубля, что важно для экономики, для предпринимателей, для инвесторов, - это предсказуемость и уверенность в устойчивости в экономике и последовательности реформ. Мне думается, что государство, и я уверен, что именно на этом пути находимся, должно определить приоритеты, должно, когда я говорю о переформатировании бюджета, посмотреть, насколько правильно реализуется расходная часть бюджета по части различных федеральных целевых и адресных программ. Мы настаиваем на том, что часть из этих программ может финансироваться на возвратной основе через институты развития, обеспечивая не только возврат в бюджет и контроль за целевым использованием, технологический контроль и финансовый аудит. Мне думается, над этой задачкой мы все должны поработать с тем, чтобы оптимизировать бюджетные расходы и повысить их эффективность.

ВЕДУЩИЙ: Сегодня утром в ходе дискуссии европейские журналисты спрашивали про олимпийские кредиты. На ваш взгляд, они должны компенсироваться за счет инвесторов, которые их брали, либо за счет господдержки?

Владимир ДМИТРИЕВ: Безусловно, мы смотрим на олимпийскую программу, которую мы финансировали, как на проект государственной значимости. Это действительно колоссальные затраты и бюджета, и инвесторов, которые привели к тому, что сейчас мы на юге страны имеем соответствующий всем мировым стандартам первоклассный горнолыжный курорт и хорошо оснащенные стадионы и места отдыха в Имеретинской низменности на побережье Черного моря. Другое дело, что финансирование этих проектов осуществлялось за счет заемных средств, причем мы брали кредиты за рубежом в валюте, выдавали их в рублях и теперь, естественно, образовался разрыв между возможностью погашать эти кредиты и нашей возможностью рассчитываться по долгам с иностранными кредиторами. Изначально государство, по сути дела, подтвердило, что оно несет солидарную ответственность с Внешэкономбанком за предоставленные заемные средства нашим инвесторам, выдав Внешэкономбанку поручительство Олимпстроя. Когда речь зашла о ликвидации Олимпстроя, шли разговоры вполне серьезные на высоком уровне о том, что поручительство Олимпстроя должно быть заменено гарантией российского правительства. Но сейчас мы не имеем ни Олимпстроя, ни его поручительства, ни гарантий. Поэтому мы считаем, что надо вернуться к тому состоянию, когда государство признавало опосредованно свою ответственность за финансирование этих строек. Мы рассчитываем, что в этом смысле мы на правильном пути в диалоге с правительством, но, безусловно, мы должны создать такие комфортные условия для инвесторов, чтобы их не расслаблять, но делать возможным возврат этих кредитов Внешэкономбанку либо государству, если будет реализован план передачи прав требований по этим активам в казну государства с соответствующей компенсацией Внешэкономбанку тех кредитов, которые были предоставлены, а мы, в свою очередь, направим их на погашение нашей внешней задолженности, связанной с олимпийскими стройками.

ВЕДУЩИЙ: А в цифрах это сколько примерно сегодня, порядок?

Владимир ДМИТРИЕВ: Порядок цифр 220 миллиардов рублей - это тот объем, который мы профинансировали по Олимпиаде. Что же касается нашей задолженности по иностранным кредитам, в этом году мы ее оцениваем в размере 2 миллиардов долларов.

Это такие крупные проекты, как "Роза Хутор", "Красная Поляна", проекты в Имеретинской низменности - это все проекты достаточно серьезные в размерах от 20 до 80 миллиардов рублей.

ВЕДУЩИЙ: А зарубежные кредиты - перед кем?

Владимир ДМИТРИЕВ: Это кредиты, в основном, перед иностранными банками и инвесторами, которые покупали облигации, выпускаемые Внешэкономбанком.

ВЕДУЩИЙ: Когда может быть принято решение о господдержке ВЭБа?

Владимир ДМИТРИЕВ: Я бы сказал, и с благодарностью к Министерству финансов, что меры государственной поддержки уже реализованы, - это пересмотренный в конце прошлого года субординированный валютный депозит, предоставленный из средств ФНБ. Ставки по нему и сроки были пересмотрены таким образом, чтобы существенным образом улучшить балансовые показатели Внешэкономбанка. Мы сейчас имеем договоренности с министерством финансов о том, чтобы средства федерального казначейства в существенных объемах - до 50 миллиардов рублей - размещались на достаточно привлекательных по срокам размещения условиям во Внешэкономбанке, что даст нам возможность закрывать вопросы текущей ликвидности. Но комплексные меры поддержки, я уверен, будут реализованы до середины февраля этого года. Безусловно, Внешэкономбанк, и эта тема не обсуждается, остается ключевым финансовым институтом развития, он будет выполнять свои функции, но одновременно государство окажет Внешэкономбанку поддержку для того, чтобы вовремя и в полном объеме рассчитываться с иностранными и российскими кредиторами. Но при этом надо подчеркнуть, что и мы сами понимаем, что внутри банка существуют серьезные резервы, связанные и с сокращением издержек по нашим административно-хозяйственным расходам, с оптимизацией нашего кредитного портфеля, с существенным улучшением качества работы с кредитным портфелем и управлением нашими активами. То есть эти все ресурсы мы будем использовать для того, чтобы минимизировать расходы бюджета, но в полной мере выполнять функции, которые предназначены Внешэкономбанку как институту развития.

ВЕДУЩИЙ: И последний вопрос. Сейчас мы видим существенные колебания на валютном рынке. На ваш взгляд, такая волатильность в ближайшее время сохранится?

Владимир ДМИТРИЕВ: Я думаю, и текущая ситуация это подтверждает, что, несмотря на то, что волатильность нефтяная, цены на энергоносители существенней или более очевидны, чем волатильность рубля, но, безусловно, корреляция присутствует. И думаю, что в обозримой перспективе эта взаимосвязь сохранится. Но также безусловна реализация государственной антикризисной программы, реализация мер структурных реформ в российской экономике самым позитивным образом скажется на нашем будущем и на ситуации с корреляцией курса рубля в зависимости от цен на энергоносители. Мы должны в конце концов приступить к реализации этих программ и решить задачу ухода от безусловной зависимости от цен на энергоносители.

ВЕДУЩИЙ: На ваш взгляд, есть ли какой-то предельный уровень снижения российской валюты?

Владимир ДМИТРИЕВ: Я боюсь ответить корректно на этот вопрос, пока сохраняется безусловная зависимость курса рубля от цен на энергоносители.

ВЕДУЩИЙ: Владимир Александрович, спасибо большое, что нашли время ответить на наши вопросы.

Владимир ДМИТРИЕВ: Спасибо.

Назад

Раскрытие информации о результатах инвестирования средств пенсионных накоплений по итогам 4 квартала 2015 года

22 января 2016 года
#ВЭБ.РФ
Назад

В соответствии с приказом Министерства финансов Российской Федерации от 22 августа 2005 года №107н Внешэкономбанк публикует информацию о результатах инвестирования средств пенсионных накоплений по итогам 4 квартала 2015 года.


Управление по взаимодействию cо СМИ
Телефон: +7 (495) 608-46-93, Факс: +7 (499) 975-21-34
E-mail: press@veb.ru

Назад

О проведении аукциона по размещению средств пенсионных накоплений в депозиты в кредитных организациях

22 января 2016 года
#ВЭБ.РФ
Назад

Государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» объявляет о проведении 27 января 2016 г. аукциона по размещению средств пенсионных накоплений в депозиты в кредитных организациях.

Параметры аукциона:

Дата проведения депозитного аукциона 27 января 2016 г.
Срок размещения средств 35 (тридцать пять) дней
Максимальный размер средств, размещаемых в кредитных организациях 30,0 млрд руб.
Дата размещения средств 27 января 2016 г.
Дата возврата средств 2 марта 2016 г.
Минимальная процентная ставка по средствам, предоставляемым в депозиты в кредитных организациях, % годовых 10,80 %
Минимальной объем одной заявки 100 (сто) миллионов рублей
Прием заявок с 11:45 до 12:30
Определение ставки отсечения или признание проведения отбора заявок несостоявшимся с 12:30 до 13:15
Назад

О платеже по государственным ценным бумагам РФ, выраженным в иностранной валюте

22 января 2016 года
#ВЭБ.РФ
Назад

Государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» в соответствии с условиями выпуска еврооблигаций, по поручению Министерства финансов Российской Федерации перевела в Citibank N.A., London Office средства на сумму 190 млн 651 тыс. 890 долларов США.

Данные средства переведены в рамках погашения государственного внешнего долга Российской Федерации в счет оплаты процентов по облигационному займу, выпущенному в 1998 году на сумму 3 млрд 466 млн 398 тыс. долларов США сроком на 20 лет.

Платеж осуществлен в одной валюте.


Управление по взаимодействию cо СМИ
Телефон: +7 (495) 608-46-93, Факс: +7 (499) 975-21-34
E-mail: press@veb.ru

Назад

О платеже по государственным ценным бумагам РФ, выраженным в иностранной валюте

19 января 2016 года
#ВЭБ.РФ
Назад

Государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» в соответствии с условиями выпуска еврооблигаций, по поручению Министерства финансов Российской Федерации перевела в Citibank N.A., London Office средства на сумму 26 млн 250 тыс. долларов США.

Данные средства переведены в рамках погашения государственного внешнего долга Российской Федерации в счет оплаты процентов по облигационному займу, выпущенному в 2013 году на сумму 1,5 млрд долларов США сроком на 6 лет.

Платеж осуществлен в одной валюте.


Управление по взаимодействию cо СМИ
Телефон: +7 (495) 608-46-93, Факс: +7 (499) 975-21-34
E-mail: press@veb.ru

Назад

Электронный офис клиента в разработке

Закрыть
Написать письмо
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Оставить отзыв

Нам важно знать ваше мнение, чтобы сделать нашу работу еще лучше

Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваша организация
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Для повышения удобства работы на сайте используются файлы cookie. Cookie - файлы, содержащие информацию о предыдущих посещениях веб-сайта. Вы можете запретить использование cookie в настройках браузера.