П. Фрадков: "Наша задача - создать для экспортера «одно окно», где он мог бы получить все меры государственной поддержки"

19 июня 2015 года
#ВЭБ.РФ
Назад

Телеканал "Россия 24",

19.06.2015, 00:16

ВЕДУЩИЙ: Возвращаемся к главной теме выпуска. В Петербурге открылся Международный экономический форум. И вот о работе саммита в интервью моей коллеге Эвелине Закамской рассказал первый зампред Внешэкономбанка Петр Фрадков.

КОРР.: Петр Михайлович, здравствуйте.

Петр ФРАДКОВ, Первый заместитель Председателя - член Правления Внешэкономбанка: Добрый день.

КОРР.: Вы возглавили новую структуру - единый Экспортный центр. Это значит, что все возможности, которые предоставляет сегодня государство для поддержки российских экспортеров собраны, так сказать, в «одном окне». Какие задачи ставит перед собой новая структура?

Петр ФРАДКОВ: Совершенно верно. Задача - попытаться создать для экспортера «одно окно», где экспортер мог бы получить все меры государственной поддержки, которые на данный момент существуют. Это очень важно. Эти меры немного разрознены, их предоставляют разные ведомства. Разные порядки, разные подходы. Экспортеру, особенно экспортеру среднему (а мы все-таки нацеливаемся на среднего экспортера, потому что верим, что этот сегмент компаний - основной потенциал для развития российского экспорта) зачастую бывает тяжело разобраться, во-первых, в перечне этих мер поддержки, а он, правда, не маленький. А во-вторых, - в порядке получения.

КОРР.: В тех, кто их предоставляет?

Петр ФРАДКОВ: В тех, кто их предоставляет, именно на физическом уровне непонимание, куда идти и что делать.

КОРР.: Нужно перечислить все-таки инструментарий, которым сегодня располагает государство. Какого рода поддержка может быть оказана бизнесу?

Петр ФРАДКОВ: Глобально все виды поддержки можно разделить на два больших блока: это финансовые меры поддержки и нефинансовые. Я бы начал, наверное, с финансовых мер поддержки. И здесь, за последние пару-тройку лет мы сделали большой шаг вперед. Когда пришло понимание, что качество товара - это важно, рынок, доступ на рынок - это важно. Но без достойного финансового предложения товар становится не совсем конкурентоспособным. И в этом направлении сделано многое. Во-первых, полноценно заработал такой инструментарий как страхование экспортных кредитов. Компания ЭКСАР, экспортное страховое агентство России, которое является дочерней структурой Внешэкономбанка, работает уже, можно сказать, на полную катушку.

КОРР.: И это ядро, наверное, да?

Петр ФРАДКОВ: С точки зрения готовности предоставления именно массового продукта - это полностью действующий механизм. Компания работает неплохо, разработана продуктовая линейка. И основной сегмент - это как раз компании среднего звена. Заработал такой механизм, которые уже активно использует Внешэкономбанк, и с этого года подключится Росэксимбанк, входящий в Группу Внешэкономбанка. Это субсидирование процентных ставок при предоставлении экспортного финансирования, это тоже новый механизм. Это меры, которые полностью разрешены ВТО и ОЭСР, с одной стороны, а с другой стороны, по-настоящему помогает финансирующим банкам, скажем так, предоставлять достойное финансирование, не неся при этом убыток. В 2015 году на Внешэкономбанк было соответственно выделено 4,5 миллиарда рублей для субсидирования процентной ставки, на Росэксимбанк выделено 3 миллиарда рублей. Это новый, достаточно такой инновационный, я бы сказал, механизм, которого раньше не существовало. Мы над этим работаем, и правительство нам полностью оказывает поддержку: продолжается капитализация Росэксимбанка. В этом году выделено в капитал Росэксимбанка 10 миллиардов рублей из федерального бюджета в виде субсидий для того, чтобы Росэксимбанк мог бы финансировать именно компании средние, небольшие компании. Внешэкономбанк как головная структура все-таки больше фокусируется на крупных, сложноструктурированных проектах. Эта работа продолжается, портфель неуклонно растет.

КОРР.: Сколько сегодня проектов в вашем портфеле, и каков процент несырьевого экспорта?

Петр ФРАДКОВ: Растут показатели несырьевого экспорта. Конечно, хотелось бы, чтобы в несырьевом сегменте более активными темпами рос экспорт именно высокотехнологичный. Мы над этим как раз работаем. Меры, которые я вам перечислил до этого, особенно субсидирование, мы планируем использовать, помогать компаниям, которые экспортируют именно высокотехнологичный экспорт. К сожалению, сейчас объем экспорта именно высокотехнологичных компаний составляет не больше 10 процентов всего экспорта. Но я подчеркну - несырьевой - он уже практически половина.

КОРР.: А если говорить о доле малого и среднего бизнеса, среднего бизнеса?

Петр ФРАДКОВ: Да, вы правильно отметили, что здесь надо разделять. Мы говорим все-таки про средний бизнес. Доля очень, очень небольшая, где-то несколько, наверное, процентов всего лишь от всего объема экспорта приходится на предприятия малого и среднего бизнеса. Но опять-таки подчеркну: именно компании среднего бизнеса растут достаточно активно, потому что сейчас очень неплохая экономическая конъюнктура складывается для того, чтобы именно компании переориентировали свои производства на внешние рынки. Основным фактором, конечно, является девальвация рубля, что экспортеру всегда выгодно и полезно, с одной стороны, а с другой стороны - объективное насыщение уже внутреннего рынка. И компании, которые как-то мало-мальски думают о своем будущем, пытаются переориентировать хотя бы часть своего производства на экспорт, предпринимают для этого необходимые усилия. Мы считаем, что если компания в объеме своей выручки будет иметь хотя бы 20-25 процентов от экспорта, то это будет очень хороший успех, очень большой успех.

КОРР.: Я так понимаю, что еще одно движение в направлении увеличения поддержки несырьевых компаний и поддержки среднего бизнеса - это работа с регионами?

Петр ФРАДКОВ: Совершенно верно.

КОРР.: И она занимает, в общем-то, важную часть вашей деятельности?

Петр ФРАДКОВ: Несомненно, мы тоже ставим такую задачу. И вот когда создавался как раз Российский экспортный центр, мы говорили о том, что финансовые меры поддержки - это важно, но они в том или ином виде существовали, мы над ними работаем. В увязке с финансовыми мерами поддержки очень важно разрабатывать комплекс нефинансового инструментария поддержки. Это огромные вопросы. Очень большой перечень вопросов, начиная от помощи компаниям в налоговом администрировании. Вроде, казалось бы, что проще? Компания должна разбираться в налогообложении, потому что это одни из атрибутов компании. Как говорится, это быть ответственным налогоплательщиком. Но оказывается, что при экспорте есть немножко другие процедуры, другие подходы… Компании об этом не знают.

Таможенное оформление - огромный вопрос. Мы всегда, когда обращали внимание на необходимость улучшения, оптимизации процедур таможенного оформления, говорили об импорте. Мы очень редко говорили об экспорте, потому что в основном это была энергетика... Этим занимаются предприятия очень крупные, которые, конечно, имели компетенцию. Оказывается, что у средних компаний тоже это вызывает большой вопрос. Вопросы лицензирования, вопросы сертификации, вопросы интеллектуальных прав собственности, патентов - это все те вопросы, которые мы относим к нефинансовым, скажем так, и которые в не меньшей степени сейчас остро стоят, чем вопросы финансовой поддержки. И центр ровно вот этим должен заниматься и помогать экспортерам получать соответствующую поддержку в соответствующих ведомствах, но канализируя ее через «одно окно».

КОРР.: Какие рынки сегодня выбирает российский бизнес - вне зависимости от его профиля и размеров? Можно ли говорить, что происходит такой разворот на Восток...

Петр ФРАДКОВ: Да, наверное.

КОРР.: Он очевиден и объективен?

Петр ФРАДКОВ: Наверное, так. Я бы не сказал, что это именно разворот на Восток. Это, скажем так, разворот в иные направления, кроме Запада, может быть. Потому что Запад в таком метафоричном, что называется, выражении. Латинская Америка, как ни странно… Очень, очень большой интерес со стороны коллег в Латинской Америке, со стороны наших экспортеров. Огромное количество проектов в области энергетики, в области транспортного машиностроения, в области инфраструктуры, в том числе железнодорожной, по разным причинам наши партнеры из Латинской Америки хотели бы делать именно с нами. СНГ сейчас новое дыхание, работа с этим регионом, опять-таки из-за девальвации рубля, становится интересной. И мне кажется, многие наши партнеры в СНГ поняли, что в любом случае при сопоставимом качестве наши товары дешевле. А в этом регионе цена контракта, стоимость контракта - это важно. Ну и, конечно, Азия. Конечно, Азия. Причем, я бы не замыкался на Китай, я бы говорил в целом про АТР, про Юго-Восточный регион, Индонезию, Вьетнам - вот эти направления.

КОРР.: Интерес к Европе, тем не менее, остается наверняка. Но насколько сейчас вы можете рекомендовать работать с европейскими партнерами в свете того давления, которое оказывается, и тех тревожных сигналов, которые продолжают поступать сейчас?

Петр ФРАДКОВ: Мы в этом плане готовы... Мы всегда выступаем на стороне экспортеров. Если экспортер принял решение, если экспортер считает, что он конкурентоспособен, если он имеет возможность работать на европейском рынке, мы будем всячески помогать ему в этом. С формальной точки зрения, ограничений финансовых с точки зрения экспорта нет, мы можем это делать. Но, конечно, нельзя исключать и аспекты, которые связаны с нынешней ситуацией. Но опять-таки, мы ни в коем случае отговаривать от работы в Европе не будем.

КОРР.: Риски страховых случаев как вы сейчас оцениваете? И имеют ли они место сегодня?

Петр ФРАДКОВ: Вы знаете, для меня самого было большим открытием - мы с самого начала, даже до того, как стали обсуждать такие сложные вопросы санкционного давления, делали ставку на рынки Латинской Америки, Юго-Восточной Азии. Прямо скажем, с не самым высоким качеством суверенного кредитного рейтинга. Наши партнеры, находящиеся в сложном финансовом положении, максимально ответственно подходили к работе с российским экспортером. Глаза боятся - руки делают. Что касается какого-то изменения подхода после введения санкций, честно скажу, чего-то кардинального я не почувствовал. То есть, экспорт является, как парадоксально бы это ни звучало, - достаточно безопасным видом деятельности.

КОРР.: Значит, очень многое зависит от нас самих.

Петр ФРАДКОВ: Все зависит от нас самих.

КОРР.: Я благодарю вас и желаю успехов.

Петр ФРАДКОВ: Спасибо большое.

Назад

Интервью Заместителя Председателя Внешэкономбанка И.В. Макиевой ИА Regnum

18 июня 2015 года
#ВЭБ.РФ
Назад

Заместитель Председателя Внешэкономбанка Ирина Макиева в рамках работы Петербургского международного экономического форума - 2015 рассказала о том, как идет работа Фонда развития моногородов России

Корр.: Ирина Владимировна, недавно список моногородов России претерпел некоторые изменения, вышло новое распоряжение Правительства, структура списка поменялась. Как именно?

Ирина Макиева: В соответствии с комплексом мероприятий по повышению инвестиционной привлекательности моногородов, утвержденным Председателем Правительства Российской Федерации, не реже чем раз в год Министерство экономического развития совместно с Рабочей группой по модернизации моногородов при Правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции должно пересматривать список моногородов РФ, обновляя (при необходимости) все его категории. Каждый год ситуация меняется - одни города улучшают свою экономическую ситуацию, другие ухудшают. Каждый год необходимо проверять, какие отрасли чувствуют себя хуже, чем другие. Например, автомобилестроение сейчас чувствует себя хуже, а алюминиевая промышленность - чуть лучше. Эта картина переносится и на моногорода соответствующего профиля. Соответственно, те города, в которых базовыми являются автопром или машиностроение, пополняют "красную зону". После последнего пересмотра списка моногородов в "красной зоне" числится 94 города (раньше было 75). 68 городов готовы двигаться вперед, сотрудничая с Фондом развития моногородов.

Корр.: Из девяносто четырех городов шестьдесят восемь "готовы двигаться вперед". Остальные 26 городов заслуживают диагноза "пациент скорее мертв, чем жив"?

Ирина Макиева: Нет, конечно. Просто есть города, которые не хотят работать. Они считают, что и так все хорошо, если люди сами находят работу в близлежащих населенных пунктах. В ходе работы мы увидели, что есть территории, которые не дают никаких предложений по улучшению ситуации. Мы продолжаем работать с ними планомерно, мониторим ситуацию, проводим видеоконференции, понимаем ситуацию, которая там складывается. Если мы понимаем, что городу угрожает увольнение большого количества работающих на градообразующем предприятии, то мы с ним проводим отдельную работу. Буквально две недели назад мы проводили совещание по Набережным Челнам. Мы работаем на опережение, прогнозируя ситуацию на 6−8 месяцев вперед, иногда даже с городами, которые пока не вошли в "красную зону", но где риски достаточно высоки. Даже если работники еще не заявлены к увольнению, но есть прогноз негативного развития ситуации - мы начинаем работу.

Корр.: И тем не менее, Вы говорите, что есть "города, которые не хотят работать". Что это значит? Обычно администрации городов встречают представителей ВЭБ и ФРМ с готовыми списками резидентов и задач, для решения которых требуется помощь государства. Они, совершенно очевидно, в этой помощи заинтересованы.

Ирина Макиева: Да. Но перед поездкой мы проводим огромную кропотливую работу, десятки раз собираем рабочую группу, чтобы найти инвесторов. Потому что есть территории, которые мало что предлагают, или предлагают бизнес-фантазии, бизнес-идеи. И для того, чтобы региональные предприниматели перешли от бизнес-идеи к бизнес-плану, проводится достаточно кропотливая, планомерная, рутинная работа, которая остается "за кадром". Но есть территории, которые не готовы к такой работе. Например, в городе Надвоицы (Республика Карелия) сложилась очень тяжелая ситуация. Мы с ним работаем уже полтора года. Инвесторов найти чрезвычайно тяжело. Местный бизнес крайне пассивен. Они считают, что, если кто-нибудь придет со стороны первым, они посмотрят, может, подумают, и решат, стоит ли расширять свое собственное дело. С такими городами, как Надвоицы, приходится работать чаще и дольше, разговаривать жестче, чем с другими, потому что именно на таких сложных, тяжелых на подъем территориях нам необходимо создавать рабочие места. Это понимаем мы, это понимают местные администрации, но бизнес никому не верит. И на таких территориях мы проводим не только выездные совещания нашей рабочей группы, но даже бизнес - форумы, невиданные для подобных территорий. Мы привозим в эти субъекты людей со всей страны - лучших менеджеров Татарстана, Сибири, лучшие практики со всей территории России. И эти бизнесмены рассказывают, как они сделали свой бизнес, как достигли своих целей. К сожалению, пока результат невелик. Но мы будем продолжать эту практику, до тех пор, пока мы не сможем убедить людей, что работать надо там, где живешь, и прилагать к этому серьезные усилия.

Корр.: А пока такие "тяжелые на подъем" территории просто ждут, что государство даст невозвратных денег, и на этом все закончится?

Ирина Макиева: Территории бывают разные. Есть такие, которые, осознавая свой ресурс, ускоряются, стараются работать с населением, работают с местным крупным и средним бизнесом, готовят документацию. Есть территории, которые занимают выжидательную позицию. Мол, деньги есть, но вдруг не хватит? А вдруг потребуется слишком много усилий с нашей стороны? Поэтому, конечно, мы поддерживаем в первую очередь тех, где ситуация тяжелая, но где есть хоть какая-то активная фаза - то есть и бизнес стремится развиваться, и люди, живущие в городе, хотят что-то изменить, и администрация прилагает все усилия к тому, чтоб ситуация из депрессивной превратилась хотя бы в стабильную.

Корр.: Список городов "красной зоны" увеличился. А какой-нибудь из городов, с которым вы уже начали работать, перешел из "красной" в "желтую" зону?

Ирина Макиева: Пока нет. Приняты решения о направлении денег в несколько городов, но пока в этих городах проходят конкурсные процедуры, расторговка по выбору подрядчиков по строительству инфраструктурных объектов - водоводов, котельных, очистных сооружений. Это законная процедура, позволяющая удешевить проекты. Инвестиционные проекты ждут начала строек, чтобы параллельно начать развивать свои объекты на этих площадках. Первые решения по направлению средств приняты по двум тяжелейшим городам Кемеровской области - Юрга и Анжеро-Судженск. По Канашу решение принято две с половиной недели назад, по Краснотурьинску решение принято на прошлой неделе. По Камешково решение пока не принято, идет проверка документации и инвесторов. Следующие пять городов мы планируем посетить в августе-сентябре.

Корр.: В одном из Ваших интервью отмечалось, что работа с территориями ведется буквально "в ручном режиме", а хотелось бы создать универсальный офис по оформлению проектов в "красной зоне". Означает ли это, что зачастую пассивны именно города?

Ирина Макиева: Конечно, мы в первую очередь отбираем города, которые разработали проектно-сметную документацию. Но, к сожалению, есть города-иждивенцы, которые считают, что если уж они попали в "красную зону", значит, за них все должен сделать кто-то другой. Но у Фонда развития моногородов нет мандата работать за них. Алгоритм таков: ты попал в "красную зону". Разработал комплексный инвестиционный план. В этом плане - баланс трудовых ресурсов, состояние малого и среднего бизнеса, развитие инноваций, образование. Это небольшой и понятный для специалистов документ. Разработал документацию, нашел инвестора, пришел на рабочую группу. Мы берем из этого документа буквально две страницы и одну таблицу, которая называется "баланс трудовых ресурсов", в котором расписано возможное увольнение с градообразующего предприятия и потенциал инвестиционных проектов - то есть динамику возможного плавного перехода работников с одного предприятия на другое, без разрыва и резкого роста безработицы. Из этих документов нам понятны все встающие перед нами задачи. Мы говорим городам - разрабатывайте документацию... Они отвечают: А вдруг вы нас обманете? Мы потратим деньги, а вы нас не поддержите? Но на такой шантаж мы не идем. Мы все говорим - постарайтесь. Если вы это сделаете, мы с вами идем дальше. А ФРМ делать эту работу за территории не должен, это не его задачи. Это - ответственность региона, если он хочет двигаться дальше, он тоже должен что-то предпринять. Можно помочь в поиске инвесторов, можно войти в капитал компаний и помочь деньгами, можно помочь подготовить управленческие команды, которые компетентно будут управлять бизнес-процессами на территории, но работать за регионы - нереально.

Корр.: Сегодня в своем выступлении на ПМЭФ Вы говорили о малом и среднем бизнесе. Верно ли, что сейчас в моногородах повысился запрос на работу малого и среднего бизнеса?

Ирина Макиева: Вернее будет сказать, что повысился запрос по кредитному ресурсу. Это связано с тем, что председатель правления МСП Банка Сергей Крюков является членом рабочей группы по моногородам, и все время с нами ездит, и видит эту проблему изнутри. Иногда МСП Банк берет решение проблемы "под ключ" - то есть обеспечивает льготный кредитный ресурс всем предпринимателям города на равных условиях. Например, бывают ситуации, когда на территорию промпарка резидентами становятся представители местного малого и среднего бизнеса. Они приходят к нам, и говорят, что их готовы кредитовать только под 30 процентов. МСП Банк, зная, что работа с моногородами является одним из приоритетов банка, собирает банки-партнеры, и, увеличивая им лимиты, продвигает работу с соответствующими моногородами. И тогда ставка для малого и среднего бизнеса в этих городах получается уже не 30, а 13 процентов, и деньги даются не на год, а на пять лет. То есть деньги становятся длинными и недорогими, что очень способствует развитию малого и среднего бизнеса.

Как ранее сообщало ИА REGNUM , Председателем Правительством России Дмитрием Медведевым 11 ноября 2014 года было подписано постановление, в соответствии с которым Фонду из федерального бюджета в 2014 году предоставляется субсидия в размере 3 млрд. рублей, и еще 26,6 млрд. рублей планируется получить на поддержку моногородов в 2015 - 2017 годах. Этим документом также утверждены правила предоставления Фонду данной бюджетной субсидии, которые позволят начать работу по этим направлениям в возможно короткий срок.

http://regnum.ru/news/1934934.html

Назад

ВЭБ предоставит кредит Банку Развития Монголии для финансирования проекта по модернизации ТЭЦ-4 в Улан-Баторе

18 июня 2015 года
#ВЭБ.РФ
Назад

В рамках проведения Петербургского международного экономического форума, в присутствии премьер-министра Монголии, г-на Чимэдийна Сайханбилэга, Внешэкономбанк и Банк Развития Монголии подписали кредитный договор с целью финансирования проекта по модернизации ТЭЦ-4 в г. Улан-Батор, Монголия.

Со стороны Внешэкономбанка документ подписал Первый заместитель Председателя – член Правления Петр Фрадков, со стороны Банка Развития Монголии – исполнительный директор г-н Мунхбат Нанжид.


ВЭБ также подписал договор страхования с АО «ЭКСАР» (Группа ВЭБа), страховое покрытие по которому является обеспечением по сделке.


Генеральным подрядчиком по экспортному проекту выступило ЗАО «Уральский турбинный завод», которое осуществило поставку паровой турбины и вспомогательного оборудования, а также выполнение всех сопутствующих работ «под ключ».

Проект является знаковым для энергетического сектора обеих стран и символизирует возобновление активного технологического сотрудничества между Российской Федерацией и Монголией.

Банк Развития Монголии был учрежден в марте 2011 г. в соответствии с постановлением Правительства Монголии, деятельность банка регулируется Законом о Банке развития. Банк специализируется на финансировании социальных проектов развития, таких как строительство муниципальных дорог, бесплатных междугородных автомагистралей и предоставление субсидируемых ипотечных кредитов, а также занимается коммерческими проектами. Офис банка расположен в г. Улан-Батор.


Пресс-служба ВЭБ
Телефон: +7 (495) 608-46-93, Факс: +7 (499) 975-21-34
E-mail: press@veb.ru

Назад

Внешэкономбанк и Федеральное агентство научных организаций договорились о сотрудничестве в целях создания благоприятных условий для развития ГЧП

18 июня 2015 года
#ВЭБ.РФ
Назад

Государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» и Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) заключили соглашение о сотрудничестве.

Со стороны Внешэкономбанка документ подписал Председатель Владимир Дмитриев, со стороны ФАНО – руководитель Агентства Михаил Котюков.


Соглашение предусматривает развитие всестороннего и эффективного сотрудничества для развития государственно-частного партнёрства, стимулирующего развитие и реализацию инвестиционных проектов. Стороны определили следующие основные направления сотрудничества:

  • развитие инновационной деятельности, позволяющей выявлять технологические инновации как результаты научных исследований;
  • развитие научной деятельности, ориентированной на разработку новых продуктов и технологий;
  • создание условий для практического внедрения результатов научных исследований в реальном секторе экономики.

Федеральное агентство научных организаций (ФАНО России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по нормативно-правовому регулированию и оказанию государственных услуг в сфере организации деятельности, осуществляемой подведомственными организациями, в том числе в области науки, образования, здравоохранения и агропромышленного комплекса, а также по управлению федеральным имуществом организаций, подведомственных Агентству. Агентство осуществляет функции и полномочия учредителя и собственника федерального имущества, закреплённого за подведомственными ему организациями. Руководство деятельностью Федерального агентства научных организаций осуществляет Правительство Российской Федерации.


Пресс-служба ВЭБ
Телефон: +7 (495) 608-46-93, Факс: +7 (499) 975-21-34
E-mail: press@veb.ru

Назад

Запущен механизм "инвестиционного лифта", направленный на поддержку несырьевых российских компаний

18 июня 2015 года
#ВЭБ.РФ
Назад

В рамках проведения XIX Петербургского международного экономического форума Внешэкономбанк, Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ), Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов и Национальный экспортный центр заключили соглашение о сотрудничестве и взаимодействии по поддержке несырьевых экспортоориентированных компаний и проектов через реализацию механизма «инвестиционный лифт».

Со стороны Внешэкономбанка документ подписал Председатель Владимир Дмитриев, со стороны РФПИ - генеральный директор Кирилл Дмитриев, со стороны Агентства - директор направления «Новый бизнес» Артем Аветисян, со стороны АО «Национальный экспортный центр» - генеральный директор Петр Фрадков.

Механизм «инвестиционный лифт» – программа содействия ускоренному развитию несырьевых компаний, имеющих экспортный потенциал. Программа направлена на создание и реализацию комплекса мер финансовой и нефинансовой поддержки несырьевых экспортоориентированных компаний. Цель Программы – увеличение доли экспорта в выручке перспективных российских компаний и снижение зависимости российского рынка от импорта иностранной продукции и услуг.

Стороны договорились осуществлять отбор и оказывать адресную финансовую, административную и информационную поддержку российским компаниям с экспортным потенциалом. Для регистрации заявок инициаторов проектов будет создан информационный портал в сети Интернет.

ВЭБ будет принимать участие в предварительном рассмотрении проектов с целью определения их экспортного потенциала и возможности предоставления финансовой поддержки.

Принято решение о создании рабочей группы по отбору компаний и проектов, претендующих на поддержку в рамках механизма «инвестиционный лифт», из представителей Агентства, ВЭБа, РФПИ, Национального экспортного центра, банковского сообщества, деловых объединений, а также представителей органов государственной власти.

Внешэкономбанк продолжает наращивать объемы финансовой поддержки экспортеров. Так, в 2014 году Внешэкономбанк предоставил кредитов в целях поддержки экспорта на общую сумму 16,6 млрд рублей. Размер предоставленной гарантийной поддержки экспорта составил более 70 млрд рублей.


Пресс-служба ВЭБ
Телефон: +7 (495) 608-46-93, Факс: +7 (499) 975-21-34
E-mail: press@veb.ru

Назад

Электронный офис клиента в разработке

Закрыть
Написать письмо
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Оставить отзыв

Нам важно знать ваше мнение, чтобы сделать нашу работу еще лучше

Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваша организация
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Для повышения удобства работы на сайте используются файлы cookie. Cookie - файлы, содержащие информацию о предыдущих посещениях веб-сайта. Вы можете запретить использование cookie в настройках браузера.