Интервью Председателя Внешэкономбанка Владимира Дмитриева телеканалу «Россия 24».

19 мая 2011 года
#Публикации
Назад

Телеканал "Россия 24",
ИНТЕРВЬЮ,
19.05.2011, 10:35

 

ВЕДУЩИЙ: Для развития государственно-частного партнерства и привлечения инвестиций в России делается немало - укрепляется законодательная база, выделяются деньги. Однако государство и предприниматели еще недостаточно компетентны в вопросах совместной работы, считает Председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев. Как сделать совместную работу государства и частных компаний действительно эффективной и как реализуются меры по повышению инвестиционной привлекательности России, на эти и другие вопросы руководитель ВЭБа ответил в интервью, которое дал моей коллеге Эвелине Закамской.

КОРР.: Здравствуйте, Владимир Александрович. Спасибо, что нашли для нас время. Владимир Александрович, одним из ключевых условий построения новой, современной модернизационной экономики России является государственно-частное партнерство, то есть паритетное соотношение и сотрудничество бизнеса и государства. Внешэкономбанк - это как раз та структура, которая призвана выступать посредником между государством и бизнесом  в реализации разных проектов. В какой стадии, как Вы оцениваете сейчас развитие государственно-частного партнерства и какие условия необходимо соблюсти для того, чтобы оно развивалось?

Владимир ДМИТРИЕВ, Председатель госкорпорации "Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)": Мне кажется, за последнее время сделано немало с точки зрения создания законодательной инфраструктуры для того, чтобы государственно-частное партнерство в нашей стране заработало. Разумеется, одних законодательных инициатив на федеральном и на региональном уровне недостаточно для того, чтобы проекты в рамках государственно-частного партнерства реализовывались. Мы во Внешэкономбанке  уже несколько лет эту тему серьезно развиваем, у нас создан Центр государственно-частного партнерства и этот центр занимается не только поиском проектов, которые могли бы реализовываться на принципах государственно-частного партнерства, но и поддерживает тесные связи с региональными, муниципальными властями, работает с частным бизнесом, проводит различного рода обучающие программы и внедряет продукты по обучению участников проектов в сфере государственно-частного партнерства для того, чтобы ликвидировать и преодолеть совершенно очевидную во многих случаях некомпетентность в реализации проектов.

КОРР.: Мне интересно, с какой стороны здесь большая некомпетентность, - со стороны государства или предпринимательского сообщества?

Владимир ДМИТРИЕВ: Я думаю, что примерно в равной степени участники процесса не имеют адекватного представления о том, как и чем им заниматься с тем, чтобы обеспечить, с одной стороны, бюджетную эффективность, с другой стороны, чтобы проект стал привлекательным для частного бизнеса. Это хождение по мукам привело нас к тому, что, конечно, надо консолидировать работу, связанную с формированием национальных компетенций в сфере ГЧП.

КОРР.: То есть учиться, учиться и учиться.

Владимир ДМИТРИЕВ: Учиться и внедрять в практику тот багаж, который мы формируем.

КОРР.: Где и как вы предлагаете это делать?

Владимир ДМИТРИЕВ: Поначалу мы рассчитывали, что справимся самостоятельно с этой серьезной задачей. Мы устраивали телеконференции, мы устраивали семинары на базе Внешэкономбанка, на базе Академии государственной службы, на базе Финансового университета, мы организовывали выездные совещания в регионы, устраивали межрегиональные совещания. Это, конечно, исключительно трудоемкий затратный процесс. И в конечном итоге мы пришли к выводу, что нашим естественным, в этом смысле партнером с точки зрения формирования и научной базы, и профессиональных компетенций должен стать Финансовый институт при Правительстве Российской Федерации. Было подписано дополнение к уже существующему соглашению о сотрудничестве между Финансовым университетом и госкорпорацией "Банк развития и внешнеэкономической деятельности", предусматривающее создание кафедры государственно-частного партнерства в Финансовом университете и формирование на этой кафедре серьезных компетенций как для государственных участников различных проектов, так и для частного бизнеса.

КОРР.: Вы тем самым помогаете себе сами, да? Повышая уровень тех, с кем вам предстоит сотрудничать в будущем?

Владимир ДМИТРИЕВ: Безусловно, этот процесс имеет исключительно важное значение для нашей практической деятельности. Надо сказать, что Наблюдательный совет Внешэкономбанка, осознавая необходимость поддержки проектов различных ипостасей инфраструктуры региональной и муниципальной, принял ряд серьезных решений. Ежегодно Внешэкономбанк будет выделять 2 миллиарда рублей, которые будут распределяться на поддержку проектов инфраструктуры региональной, муниципальной в виде финансирования проектных компаний, работающих на предпроектной стадии, формирование соответствующих проектов, которые могут публично выставляться на конкурсы для привлечения частных инвестиций. Только для Москвы помимо этих 2 миллиардов в этом году выделяется 900 миллионов рублей для предпроектной работы и формирования проектов, которые могут быть привлекательны для частного бизнеса в сфере московской инфраструктуры.

КОРР.: Владимир Александрович, что еще важно для развития ГЧП? Может быть, законодательные инициативы, законодательные пробелы по-прежнему существуют? И мы знаем немного положительных примеров государственно-частного партнерства. Какие Вы бы могли выделить?

Владимир ДМИТРИЕВ: У нас создано, на мой взгляд, неплохое законодательство, позволяющее двигать проекты в сфере государственно-частного партнерства: это закон о концессиях, это создание такого института, как инвестиционный фонд, это, в конце концов, создание институтов развития, которые призваны работать в этой сфере. Мы имеем в ряде регионов весьма продвинутое законодательство, напрямую имеющее отношение к государственно-частному партнерству, - это Санкт-Петербург, Ханты-Мансийск. Более чем в 30 регионах приняты соответствующие региональные законы, позволяющие бизнесу и власти взаимодействовать в государственно-частном партнерстве. Но, к сожалению, из, наверное, сотни, если не больше, проектов, которые могли бы быть реализованы, мы видим, что большая их часть пока находится на уровне "хотелок". Это неполноценные проекты, их нельзя публично представлять на конкурсы, они не являются привлекательными для частного бизнеса. И поэтому, конечно, роль кафедры, роль институтов развития состоит в том, чтобы и частный бизнес, и власти на различных уровнях готовить к компетентному, профессиональному формированию проектов, к совершенствованию законодательства.

КОРР.: И все-таки, наверное, нужно напомнить отрасли, которые могут быть интересны для государственно-частного партнерства, и те проекты, которые сейчас реализуются, в том числе с помощью Внешэкономбанка, - инфраструктурные проекты.

Владимир ДМИТРИЕВ: Говоря о проектах, первые два крупных проекта, основанные на принципах государственно-частного партнерства в таких масштабных секторах, - это инфраструктурные проекты - это платная дорога Москва - Санкт-Петербург, это обход Одинцово, это проекты здравоохранения и образования, которые в скором времени начнут реализовываться в Ханты-Мансийске, это инфраструктурные проекты в Санкт-Петербурге - Орловский тоннель, Северо-Западный диаметр. Это, кстати, масштабный проект, который реализуется в Ростове-на-Дону - "Вода Ростова", где участвует инвестиционный фонд, где участвуют региональные власти и частный инвестор, это проект, связанный с водоканалом, с водоотводом, с водообеспечением. И в конечном итоге он даст возможность построить целый микрорайон на лучших принципах государственно-частного партнерства и международных практик.

КОРР.: Для реализации всех этих проектов необходимы существенные средства. Внешэкономбанк, кроме того, что активно эти средства выделяет, прибегает и к заимствованиям. В этом направлении вы создали сразу несколько прецедентов, я имею в виду рекордно синдицированный кредит почти в 2,5 миллиарда долларов и рублевый кредит, привлеченный из-за рубежа английским банком HSBC, в 160 миллионов евро. Для чего? Закончились свои деньги, как их отдавать, на что их тратить? Вот сразу несколько вопросов возникает в этой связи.

Владимир ДМИТРИЕВ: К сожалению, но это является известной международной практикой. Институты развития свою работу и финансирование инвестиционных проектов базируют либо на уставном капитале, либо на заемных средствах. Дешевых средств клиентов в пассивах Внешэкономбанка нет, в отличие от других банков с государственным участием. Поэтому для нас любой ресурс - это платный, причем платный рыночный, поэтому те привлечения, о которых Вы упомянули, являются примером такой работы с нашими кредиторами. Синдицированный займ в размере 2 миллиардов 450 миллионов трехлетний, по своим финансовым условиям он беспрецедентен для российского рынка и по своему объему, и по ставке - это либор плюс 130 базисных пунктов. По таким благоприятным условиям никто из российских заемщиков до сих пор не размещался. Средства пойдут на финансирование наших проектов, в том числе в сфере государственно-частного партнерства, хотя, конечно же, мы говорим и о проектах более масштабных в различных отраслях экономики.

КОРР.: Вы по конкретному списку еще не определились?

Владимир ДМИТРИЕВ: Дело в том, что все это вливается в общую кассу и бюджет и идентифицировать конкретно проекты, которые будут финансироваться из этого источникам, конечно, не представляется возможным. Но у нас, как говорится, "пай плэн" достаточно большой - это более триллиона рублей и, разумеется, часть из этих проектов начнут реализовываться, я имею в виду, финансирование откроется уже в этом году, поэтому, конечно, мы задействуем этот источник. Другой проект, о котором Вы сказали, - заимствование в размере 160 миллионов евро. В целом, проект больше 600 миллионов евро. Эти 160 миллионов были привлечены в рублях, эквивалент, я сказал, в евро. Это первая сделка подобного рода, когда иностранный банк при поддержке страхового агентства - речь идет о банке HSBC и о датском страховом агентстве, мы подписали это соглашение во время визита Председателя Правительства нашей страны Владимира Владимировича Путина в Данию. Это первый уникальный проект и направлен он будет, эти средства будут направлены на финансирование строительства крупного - более 3 миллионов тонн производства - цементного завода в Калужской области.

КОРР.: А выдавать кредиты в рублях зарубежным партнерам сейчас, наверное, выгодно с учетом тенденции укрепляющегося рубля. Сейчас может быть эта практика продолжена в дальнейшем?

Владимир ДМИТРИЕВ: Это так, особенно, когда у банков есть рублевая ликвидность, и они охотно идут на предоставление кредитов в рублях. Но привлекательность этой сделки состоит в том, что в новом сегменте рынка заимствований создаются условия для более масштабного использования рубля в наших взаимоотношениях с иностранными банками для финансирования проектов внутри страны. Это лишь часть той работы, которая связана с формирование в Москве международного финансового центра, регионального финансового центра, и превращения рубля в региональную валюту расчетов.

КОРР.: По поводу синдицированного кредита хотела уточнить, Владимир Александрович. Три года - все-таки маленький срок. Как его отдавать?

Владимир ДМИТРИЕВ: Практика предоставления синдицированных кредитов такова, что поскольку синдикация предполагает наличие множества иностранных партнеров и договоренности, как правило, не распространяются на горизонт свыше 3-х, максимум 5 лет. Для этого существует рынок капиталов, совершенно другой сегмент инвесторов, которые готовы играть в «длинную». И в этом смысле наш пример, когда в прошлом году мы разместили облигации 5-ти, и 7-и, и 10-и, и 15-летние, говорит о востребованности российского рынка и о готовности инвесторов вкладываться в «длинную».

КОРР.: И в продолжение темы стимулирования инвестиционной привлекательности России. А в какой стадии сейчас идея о создании Агентства по страхованию экспортных инвестиций?

Владимир ДМИТРИЕВ: Правительство внесло в думу законопроект о внесении поправок в закон о "Банке развития" с тем, чтобы на базе этого закона и поправок к нему, было создано в качестве стопроцентной "дочки" Внешэкономбанка Агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций. В данном случае мы говорим об экспортных кредитах и инвестициях, направленных на продвижение российского промышленного экспорта и поддержание инвестиционных устремление российских компаний за рубежом. Так вот, профильный комитет Государственной Думы рассмотрел этот законопроект. Есть надежда на то, что в самые ближайшие дни он пройдет первое чтение. И, мне кажется, все участники этого процесса, по крайней мере, насколько мне известно из бесед и постоянных контактов и в Думе, и Совете Федерации, все участники этого процесса заинтересованы в том, чтобы в весеннюю сессию этот закон прошел все слушания и был внесен президенту на подпись.

КОРР.: Владимир Александрович, и степень готовности Фонда прямых инвестиций.

Владимир ДМИТРИЕВ: Российский Фонд прямых инвестиций, мы рассчитываем, будет создан к Петербургскому экономическому форуму. На этот счет приняты соответствующие решения Наблюдательного совета, которые принимались в соответствии с поручениями, данными Президентом Российской Федерации Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Решения эти имеют отношение, во-первых, к руководителю управляющей компании этого фонда - им становится Кирилл Дмитриев, известный в инвестиционных кругах специалист, профессионал, имеющий, во-первых, хорошее зарубежное образование, - у него за плечами два американских университета, во-вторых, это человек, отвечающий тем требованиям, которые мы согласовывали и с иностранными инвесторами для того, чтобы фигура во многом соответствовала работе на таком профессиональном уровне. Мы на Наблюдательный совет вынесли и согласовали инвестиционную декларацию и остальные документы, необходимые для того, чтобы управляющая компания была зарегистрирована, и мы могли формировать соответствующие органы корпоративного управления. Исходим из того, что этот фонд, а точнее управляющая компания будет работать, основывая свою деятельность на лучших международных практиках, будет функционировать инвестиционный комитет, Совет директоров, Наблюдательный совет. Во все эти органы будут приглашаться специалисты, известные рынку. По нашему глубокому убеждению, и эта позиция поддерживается иностранными партнерами создаваемого фонда. Фонд должен быть изолирован от какого-то бы  ни было административного влияния. Он должен работать, исходя из принципов надежности инвестиций, окупаемости и, что тоже поддерживается иностранными партнерами, его направления деятельности должны соответствовать основным направлениям модернизации и инновационного развития российской экономики. Самое главное, что идея, изначально заложенная в фонде, об участии фонда в проектах, привлекательных для иностранных инвесторов, при соотношении рубль из фонда - минимум 2-3 рубля из иностранных фондов, но идеальное соотношение 1 к 5. Будь то суверенные либо фонды прямых инвестиций, - эта идея поддерживается нашими потенциальными партнерами. Сейчас в Москве находится представительная команда и руководство суверенных фондов зоны Персидского залива, Юго-Восточной Азии, Китая, фондов прямых инвестиций, известных фондов прямых инвестиций из Америки и Великобритании. У нас максимальное понимание, мы говорим на одном общем языке - на профессиональном языке, и это вселяет дополнительный оптимизм в то, что фонд не только будет создан к Петербургскому форуму, но уже в этом году он начнет свою активную работу.

КОРР.: И тогда у меня последний вопрос, Владимир Александрович. Каждый год в середине июня в Петербурге вы говорите, вы и участники Петербургского экономического форума, говорят о деловом климате и инвестиционной привлекательности России. Если сравнить 2008 и 2011 годы, как Вы оцениваете ситуацию сейчас?

Владимир ДМИТРИЕВ: Говоря о России июня 2008 года, конечно же, инвесторы и мы понимали, что, будучи частью глобального рынка, глобальной экономики, глобальных финансовых рынков, Россия неизбежно окажется под влиянием уже в то время очевидного для Запада кризиса, финансового, в том числе. Сейчас есть уверенность в том, что по прошествии трех лет мы из этого кризиса выходим. Хотя экономика восстановилась не полностью, но, что называется, по своей кафедре  я могу сказать, что деловой климат оживает, безусловно. Мы видим нарастающее число очень интересных проектов.

КОРР.: Если дорога выбрана правильно, главное с нее не сворачивать. Я благодарю Вас за это интервью и желаю успеха.

Владимир ДМИТРИЕВ: Спасибо.

Назад

Интервью Председателя Внешэкономбанка В.А. Дмитриева телеканалу "Россия 24". (Москва, "Неделя Российского бизнеса 2011")

21 апреля 2011 года
#Публикации
Назад

Телеканал "Россия 24",
МНЕНИЕ,
21.04.2011, 23:21

 

ВЕДУЩИЙ: Вас ждет интервью с главой Внешэкономбанка Владимиром Дмитриевым о Фонде прямых инвестиций, который планируется запустить уже этим летом, и его задачах.

Эвелина ЗАКАМСКАЯ: Здравствуйте, Владимир Александрович, спасибо, что нашли нас время.

Владимир ДМИТРИЕВ, председатель ГК "Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)": Добрый день.

Эвелина ЗАКАМСКАЯ: В диалоге власти и бизнеса наметилась в последнее время устойчивая тенденция: государство ждет прямых инвестиций и ждет повышения деловой активности. На Ваш взгляд, что может способствовать этому, какие шаги со стороны государства, со стороны бизнеса? И как в этом участвует Внешэкономбанк?

Владимир ДМИТРИЕВ: Для нас тема инвестиционной привлекательности России и привлечения инвестиций является одной из ключевых в основных направлениях нашей деятельности. Поэтому, конечно, мы вовлечены в этот процесс. Из того, что в последнее время предлагается сделать, и на наш взгляд, существенно должно привлекательность инвестиционную России увеличить, это конечно же, создание Фонда прямых инвестиций. Президентская инициатива, которая была и в прошлом году озвучена, и в этом году, получила новые импульсы, в том числе в ходе выступления Дмитрия Анатольевича Медведева в Давосе. В конечном итоге выросло в поручение Внешэкономбанку, правительству, рабочей группе по созданию Международного финансового центра в Москве, к Международному экономическому форуму в Санкт-Петербурге, реализовать практически все мероприятия по созданию такого Фонда прямых инвестиций. Мы считаем, что вполне реально добиться привлечения существенных средств иностранных, да и российских инвесторов в российскую экономику под флагом того, что государство берет на себя ответственность по разделению рисков с частным инвестором. Причем соотношение 1:5 как минимум. А те проекты, в которые Фонд будет инвестировать, то есть один рубль фонда - пять рублей частных инвестиций, иностранных и российских, причем в те сектора экономики, - и в этом смысле наши переговоры с инвесторами показали, что они для них также являются привлекательными, - в те сектора экономики, которые являются приоритетными с точки зрения модернизации и инновационного развития России.

Эвелина ЗАКАМСКАЯ: Что можно ответить на критику о том, что фонд слишком маленький, слишком маленькие суммы туда закладываются?

Владимир ДМИТРИЕВ: Я думаю, что те, кто относится пока скептически к этому, ну наверное, не совсем понимают специфику работы фонда прямых инвестиций, поскольку речь идет в общей сложности о 10 миллиардах, которые государство готово в течение пяти лет выделить на формирование этого фонда. Разумеется, это проекты, каждый из которых не менее 100-150 миллионов долларов, требуют серьезной подготовки. И конечно, в одночасье мы не сформируем так называемый пайплайн, который будет понятен для инвесторов и в который они готовы будут инвестировать большие ресурсы. Но тем не менее мы рассчитываем, что до конца этого года фонд в размере порядка 2 миллиардов долларов будет сформирован, и мы начнем до конца года представлять на рассмотрение инвестиционного комитета управляющей компании соответствующие предложения. Говоря о том, что "мы", я имею в виду прежде всего управленцев этого фонда, управляющие компании. Потому что ни государство, ни Внешэкономбанк не намерены администировать этим фондом, он должен структурирован быть таким образом, чтобы у инвесторов была полная уверенность в самостоятельном принятии решения. Но разумеется, будут и другие формы управления этим фондом. Я сказал об инвестиционном комитете, мы намерены и серьезный Наблюдательный совет предложить, и международный экспертный совет с тем, чтобы работа фонда была прозрачной и понятной для частных инвесторов.

Эвелина ЗАКАМСКАЯ: Посмотрите, какое уникальное положение у Внешэкономбанка. С одной стороны, ВЭБ сам инвестор и ищет проекты, куда можно вкладывать деньги внутри страны. С другой стороны, Вы привлекаете инвестиции из-за рубежа. Поэтому Вы можете оценить ситуацию со всех сторон. Что Вы можете сказать?

Владимир ДМИТРИЕВ: В этом есть большая доля правды. Мы скорее не инвестор, а предоставляем кредитное плечо крупным инвестиционным проектам. Хотя в отдельных ситуациях мы выступаем и в качестве инвестора, и участвуем в капитале компаний. Действительно, для нас эта позиция во многом уникальна. Но уникальность связана с преимущественной такой позицией. Мы все-таки организация государственная, у нас Наблюдательный совет, возглавляемый по закону председателем правительства и формируемый из вице-премьеров и министров профильных для нашей деятельности министерств, по сути дела определяет политику Внешэкономбанка. И она, разумеется, реализуется в русле основных направлений экономической политики государства. И конечно же, наличие в качестве партнера Внешэкономбанка для иностранных и российских инвесторов дает серьезную уверенность в том, что сопровождая проекты, мы во многом будем помогать инвесторам в непростой инвестиционной среде, в совместном выборе приоритетных проектов, которые бы отвечали не только настроениям инвесторов, но и были бы привлекательны и важны для российской экономики. Разумеется, мы имеем в виду проекты, которые с точки зрения привлекательности для инвесторов приносили бы им существенный доход. Мы ориентируемся на доходность в размере 15-20 процентов, что на самом деле...

Эвелина ЗАКАМСКАЯ: Это немало.

Владимир ДМИТРИЕВ: Вполне, вполне серьезны для инвесторов, вкладывающихся в развивающиеся рынке, это серьезные параметры.

Эвелина ЗАКАМСКАЯ: Сегодня активно развивается дискуссия о присутствии государства в бизнесе. Я бы хотела Вас спросить о возможностях и перспективах государственно-частного партнерства. Потому что очевидно, что сейчас для инвесторов все-таки присутствие государства - это некая гарантия стабильности.

Владимир ДМИТРИЕВ: Для нас тема государственно-частного партнерства тоже не нова и является одной из приоритетных в основных направлениях нашей деятельности. Мы с Вами и по этой теме неоднократно разговаривали, и Вы в курсе, что в ВЭБе создан центр, центр государственно-частного партнерства, который стал по сути дела квазифедеральной структурой, помогающей региональным, муниципальным властям в структурировании прежде всего инфраструктурных проектов, проектов на принципах государственно-частного партнерства. Совсем недавно мы пошли дальше в реализации этого направления. Мы создали специальный фонд поддержки проектов, которые реализуются в рамках государственно-частного партнерства. Решением набсовета на эти цели ежегодно ВЭБ будет выделять 2 миллиарда рублей, и они будут направляться на предпроектные работы, разработку проектно-сметной документации, с тем чтобы заместить региональные и муниципальные бюджеты, испытывающие определенные бюджетные напряжения. С тем, чтобы сформировать проект и потом выставить его на конкурс для потенциального инвестора, компенсировав за счет последующих инвестиций затраты Внешэкономбанка. Мы уже сформировали пакет первых проектов в отдельных регионах. Дополнительно, кстати, к этим 2 миллиардам на 2011 год для Москвы выделены 900 миллионов рублей. Мы входим в специально созданную у нас при Московском правительстве рабочую группу, где проходит селекция проектов в рамках государственно-частного партнерства. Ну и с другой стороны, в целом идея государственно-частного партнерства пусть медленно, но достаточно уверенно пробивает себе дорогу. Мы видим, как реализуются крупные инфраструктурные проекты, основанные на государственно-частном партнерстве. Это платная дорога Москва - Санкт-Петербург на участке 1558, обход Одинцова, это Пулковский аэропорт ну и целый ряд других проектов. Поэтому идея исключительно правильная, есть достаточно много примеров в других странах, где многие инфраструктурные проекты реализуются именно на этих принципах.

Эвелина ЗАКАМСКАЯ: Ну и наверное, перспективны венчурные, инновационные проекты именно для этой формы сотрудничества?

Владимир ДМИТРИЕВ: Безусловно, безусловно. И вот в этой сфере, конечно, важно отметить наше соглашение о сотрудничестве с ведущими государственными и частными организациями, работающими в венчурной и инновационной среде. В прошлом году подписано было соглашение о сотрудничестве, где участвуют Внешэкономбанк, Роснано, Российская Венчурная компания, Фонд поддержки малых форм предпринимательства в инновационной сфере, и еще целый ряд организаций являются членами, участниками этого соглашения. Буквально несколько недель назад к нему подключился фонд "Сколково". И здесь мы пошли по примерно такому же пути, как и в плане поддержки инфраструктурных проектов, основанных на государственно-частном партнерстве в муниципальной, региональной сфере. Мы собираемся представить на Наблюдательный совет предложение о создании специального фонда, который бы занимался поддержкой венчурных проектов на предпроектных стадиях. То есть это стадия проработки соответствующей документации и финансирования проектно-сметной документации с тем, чтобы потом обеспечить коммерциализацию того или иного инновационного проекта. Эти проекты связаны исключительно со "Сколково", и мы считаем, что для частных предпринимателей, работающих в инновационной сфере, вот такая поддержка на нулевой стадии окажется исключительно важной.

Эвелина ЗАКАМСКАЯ: Ну и последний вопрос, Владимир Александрович. А Вы верите в идею Международного финансового центра в Москве? Казалось бы, нет видимых преимуществ Москвы по сравнению с Лондонской или Гонконгской биржей. Каким компаниям мы можем быть интересны...

Владимир ДМИТРИЕВ: Ну если бы я не верил в эту идею, то конечно бы, не являлся одним из проводников ее. И здесь у нас в стране, и за рубежом. Ряд сотрудников нашего банка входят в соответствующие подразделения рабочей группы по созданию Международного финансового центра. И наша деятельность, в том числе та, о которой я говорил, по созданию современной инфраструктуры и механизмов ее финансирования, направлены в том числе, если мы говорим о Москве, в том числе на формирование Международного финансового центра. Конечно, нужно многое еще сделать. Речь идет не только о транспорте, о социальных аспектах, о финансово-экономических аспектах - таких как создание единого депозитария, объединения бирж, создание привлекательного финансово-инвестиционного климата, и другие аспекты исключительно важны. И мне в общем достаточно комфортно в этом смысле, потому что то, что нужно делать для создания Международного финансового центра, во многом совпадает с приоритетными направлениями деятельности Внешэкономбанка.

Эвелина ЗАКАМСКАЯ: Спасибо.

Владимир ДМИТРИЕВ: Спасибо.

 

Назад

Вернем «Р» на место

28 февраля 2011 года
#Публикации
Назад

Эксперт,
«Эксперт» №8 (742),
28 Февраля 2011 06:00
Автор: АЛЕКСАНДР ИВАНТЕР

В разговорах о БРИК иностранцы часто выбрасывают букву "Р" , оставляют Россию за дверью клуба инвестиционно-привлекательных стран. Наша задача - вернуть ее туда, считает заместитель председателя Внешэкономбанка Петр Фрадков

Российские банки возвращаются на зарубежные рынки заимствований. Их совокупный внешний долг увеличился в прошлом году почти на 14% - до 144,8 млрд долларов. Пока пробуют рынок финансовые институты первого эшелона. Среди тяжеловесов - Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк и ВЭБ, привлекший в прошлом году на внешнем и внутреннем рынках около 9 млрд долларов. Специфику посткризисной работы на рынках публичного долга мы обсудили с заместителем председателя ВЭБа Петром Фрадковым.

С чем связана проявленная Внешэкономбанком в прошлом году активность на рынках публичного долга? Вы торопитесь, пока в мире не закончилась фаза низких ставок?

 - Наша стратегия работы на долговых рынках определяется не конъюнктурными соображениями. К нынешнему этапу активных заимствований мы шли достаточно долго. До 2007 года, как вы знаете, ВЭБ не имел банковской лицензии и работал как специализированный кредитный институт в соответствии с указом президента 1993 года. В тот период мы были серьезно ограничены в возможностях выхода на рынок публичного долга, так как потенциальные инвесторы не вполне понимали наш юридический статус. Тогда мы в основном концентрировались на связанных кредитных сделках, имевших покрытие зарубежных страховых экспортных агентств, под финансирование конкретных проектов внутри страны. Первый синдицированный кредит на общие цели в размере 500 миллионов долларов мы привлекли в 2005 году.

После законодательного закрепления за ВЭБом статуса банка развития в форме госкорпорации в мае 2007 года мы поставили перед собой цель кардинально диверсифицировать нашу базу фондирования. И практически сразу приступили к подготовке первого облигационного выпуска. Работа заняла около года и была завершена осенью 2008 года, когда международные рынки капитала фактически схлопнулись. И только к началу 2010 года рынки стали постепенно оживать. Определенная координация у нас была и с Минфином, который в апреле прошлого года после более чем десятилетнего перерыва выводил на рынок российские евробонды - нам было бы неправильно выходить на рынок до суверенного займа.

В июле 2010 года ВЭБ разместил дебютный выпуск 10-летних еврооблигаций на сумму 1,6 миллиарда долларов. Итоги размещения были успешными, хотя рыночная ситуация на тот момент была сложная. Так, например, выпуски Минфина торговались существенно ниже номинала. Это оказалось довольно неприятной новостью для всех российских эмитентов, начавших аккуратно выходить на рынок в прошлом году. В ходе пилотного выпуска мы не стали отжимать рынок, дали инвесторам премию, и не только за дебютный выпуск, поэтому они чувствовали себя довольно комфортно, бумага несколько месяцев подряд торговалась в положительной зоне, и к моменту второго выпуска в ноябре - тогда мы делали одновременно два займа, на 7 и 15 лет, - ситуация уже была принципиально другой. По пятнадцатилетним бумагам спрос превысил предложение в четыре раза.

В результате всего за полгода мы, как заемщик, очень неплохо заявили о себе. Кривая доходности наших бумаг ближе всех к кривой суверенных еврооблигаций среди эмитентов финансового сектора. Среди бумаг нефинансового сектора лучше нас торгуются только выпуски "Транснефти"

 - Доля публичных заимствований в структуре фондирования ВЭБа составляет сегодня около семи процентов. Каков ваш целевой показатель?

 - 30 процентов к 2014 году.

 - 30 процентов?! Это не много? Ведь публичные займы - сравнительно дорогой ресурс.

 - Нет, не много. У ВЭБа сейчас есть определенный перекос в пользу фондирования за счет средств ЦБ и правительства. В рамках антикризисных мер мы за счет государственных средств осуществляли субординированное кредитование банков, а также рефинансировали внешние долги ряда крупнейших российских корпораций. До сих пор средства ЦБ и правительства формируют около половины нашей ресурсной базы. С точки зрения долгосрочной стратегии нашей работы, как Банка развития, это не совсем верно. Мы считаем правильным диверсифицировать источники фондирования в пропорции 30- 30- 30. То есть 30 процентов будет приходиться на государственные источники. Еще 30 процентов - это так называемые backtoback, то есть связанные двусторонние займы, включая синдицированные кредиты. И наконец, последние 30 процентов - публичные рынки. И не только зарубежные. Сейчас на российском облигационном рынке обращаются три наших выпуска, причем один из них номинирован в долларах США.

Если мы посмотрим на опыт работы банков развития за рубежом, то в ряде случаев заемный капитал представляет собой основной источник их фондирования. Так, Банк развития Кореи на долговых рынках капитала фондирует около 60 процентов активов, Китайский банк развития - порядка 70, а немецкий институт развития KfW - свыше 75 процентов активов. В 2010 году коллеги из KfW привлекли на рынках капитала около 70 миллиардов евро, это третий или четвертый по мощности заемщик в мире. Правда, они заимствуют под гарантии федерального правительства. Довольно много и часто заимствует бразильский банк развития BNDES, причем как под гарантию своего правительства, так и без.

Альпийский бенчмарк

 - Только что ВЭБ провел размещение еврооблигаций на 500 миллионов швейцарских франков. Чем объяснить выбор рынка?

 - В Швейцарии до нас еще не было эмитента с развивающихся рынков с пятилетними бумагами такого объема. Мы проторили дорожку, сделали бенчмарк. Сразу после нас в Швейцарии на пять лет размещали бонды Польша, Государственный банк Индии и другие заемщики.

В целом же наша программа заимствований включает в себя такие валюты, как доллар США, евро, российский рубль, еврорубль, японская иена и швейцарский франк. Возможно, список валют для займов будет в дальнейшем расширен. В частности, серьезный потенциал есть у рынка займов в китайских юанях.

 - Ваша программа заимствований изначально документировалась в соответствии с американским стандартом обращения ценных бумаг, известным под названием Правила 144А. В чем его особенности?

 - Эта программа более комплексна по сравнению со стандартом Reg S, и она содержит более серьезные требования к эмитенту с точки зрения раскрытия информации. Зато 144А позволяет намного шире использовать американскую инвесторскую базу. До сих пор российские эмитенты дебютные выпуски под стандартом 144А не делали.

 - Судя по вашему опыту, сейчас налажена определенная координация работы российских заемщиков на внешнем рынке с Минфином?

 - Такая координация выстраивается, разработаны регламенты, по которым российские крупные эмитенты, даже необязательно компании или банки с госучастием, должны согласовывать с Минфином свои программы заимствований, включая сроки, объемы, валюты инструментов. Любопытная деталь: мои коллеги из Минфина рассказывали, что в преддверии размещения суверенных бондов одним из требований, которые предъявляли инвесторы, было налаживание в стране подобной системы координации выпусков.

 - Абсолютно логичное пожелание - накладки лихорадят рынок. А горизонтальная координация заимствований между нашими эмитентами существует?

 - Нет. Планы других крупных эмитентов для нас недоступны. Мы можем получить какую-то информацию об этом исключительно в силу общения, партнерских отношений с теми или иными банками или компаниями. К тому же есть еще инвестбанки - организаторы выпуска. Они могут, не раскрывая детали, прозрачно намекнуть, например, что сейчас лучше отложить размещение.

Не экономьте бипсы

 - Две недели назад закончилось размещение госпакета акций ВТБ. Итоги его, скажем так, неоднозначны. По крайней мере цену размещения точно не назовешь высокой. В чем причина? Эмитент плохо подготовился или конъюнктура рынка сейчас для нас не слишком удачная?

 - Рыночная ситуация для эмитентов из emerging markets, и в частности из России, сейчас неплохая. Еще лучше она была во второй половине прошлого года. Это я вижу четко из общения с инвесторами. Да и цифры говорят сами за себя. Если в 2009 году в мире было проведено размещений евробондов эмитентов стран с развивающимися рынками на общую сумму 260 миллиардов долларов, то по итогам 2010 года - на сумму 315 миллиардов долларов.

 - Россия все-таки не в ряду передовиков среди развивающихся рынков. Хотя есть и те, кто сильнее нас пострадал от кризиса, например Украина или страны Балтии. Мы где-то посередке...

 - В кулуарах Давосского форума я отметил неприятный нюанс. В разговорах о БРИК иностранцы часто выбрасывают букву "Р ", оставляют Россию за дверью клуба инвестици онно привлекательных стран. Наша задача состоит в том, чтобы вернуть букву "Р " на место. Если говорить об облигационном рынке, то после кризиса сначала он открылся для финансовых институтов, затем в 2010 году и сейчас рынок созрел для эмиссий компаний реального сектора. Правда, пока только для первого эшелона. За его пределами возникают нереальные премии, несоразмерные позиционированию компании на российском рынке.

Что касается различных сегментов рынка, то в кризис внешний облигационный рынок пострадал сильнее, чем сегмент синдицированных кредитов, и сейчас еще не вернулся к докризисному уровню доходности. А вот рынок рублевых облигаций в России, в общем, уже вернулся по доходности к докризисному периоду.

 - Какие планы у ВЭБа по работе на рынке публичного долга в нынешнем году?

 - Мы планируем занять как минимум на уровне 2010 года, при этом три четверти средств будут привлечены за рубежом.

 - Планируете ли вы новые долларовые займы на внутреннем рынке?

 - Мы не исключаем такой возможности. Это зависит от спроса на такие бумаги. В кризис многие банки имели избыток валюты на фоне дефицита рублей. Они покупали наши долларовые бумаги и получали под них в ЦБ рублевую ликвидность. Ну а с точки зрения наших операций вырученные доллары не лишние.

 - Уровень комиссионных при российских размещениях меньше, чем при выпусках на внешних рынках?

 - Безусловно, внешние рынки дороже с точки зрения накладных расходов. И чем локальнее внешний рынок, тем он дороже. И сроки размещения там существенно больше. Скажем, роуд-шоу в Америке или Англии проходит три дня, и сделка закрывается. А в Швейцарии, где сотни тысяч владельцев маленьких счетов, процедура подписки гораздо дольше.

 - Что для вас важнее: как можно дороже разместиться или несколько упасть по цене размещения, но иметь хороший вторичный рынок?

 - Иметь ликвидный, активный вторичный рынок - это принципиально важно для нас. Это твое лицо для инвестора, задел на будущие размещения. В следующий раз им не надо будет уже ничего рассказывать - достаточно одного графика котировок твоих бумаг. А несколько бипсов ( bps, базовых процентных пунктов. - " Эксперт " ), которые ты сэкономил при размещении, в следующий раз сыграют против тебя - инвесторы не дадут тебе разместиться даже по рынку.

 - Какие способы поддержки вторичного рынка собственных бумаг существуют? Помимо искусства определения правильной цены размещения.

 - Если вы имеете в виду практику торговых операций со своими бумагами, то, безусловно, она имеет место. Но не за наш счет. Обычно этим занимаются банки - организаторы выпусков.

 - В заключение один макроэкономический вопрос. С середины сентября прошлого года резко увеличился чистый отток капитала из России. Ежемесячно нетто отток составляет 9-13 миллиардов долларов. Ваша версия причин этого явления?

 - Могу дать свою трактовку одной из составляющих упомянутого вами явления. А именно, почему в страну приходит недостаточно много прямых иностранных инвестиций. На мой взгляд, причина этого - дефицит внятных, качественных проектов в реальном секторе. Без наличия адекватных местных партнеров осуществлять масштабные долгосрочные проекты в России иностранцам крайне сложно.

Государственная корпорация "Банк развития и внешнеэкономической деятельности (ВЭБ)" была учреждена федеральным законом "№" 82-ФЗ от 17 мая 2007 г. По данным на 30.06.2010, активы ВЭБа составляли 63,3 млрд долларов (здесь и далее данные по неаудированной отчетности по МСФО ), капитал 14,1 млрд долларов, кредитный портфель 27,96 млрд долларов, чистая прибыль 457 млн долларов.

Назад

Электронный офис клиента в разработке

Закрыть
Написать письмо
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Оставить отзыв

Нам важно знать ваше мнение, чтобы сделать нашу работу еще лучше

Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваша организация
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Для повышения удобства работы на сайте используются файлы cookie. Cookie - файлы, содержащие информацию о предыдущих посещениях веб-сайта. Вы можете запретить использование cookie в настройках браузера.