ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ИНСТИТУТЫ РАЗВИТИЯ КАК СРЕДСТВО МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ

14 марта 2008 года
#Публикации
Назад

Источник: Бизнес и банки
Дата: 14 марта 2008 г.,  Город: Москва


 

Создание Банка развития и внешнеэкономической деятельности на базе существующего Внешэкономбанка, в состав которого вошли, кроме того, ОАО "Росэксимбанк" и ОАО "Российский банк развития", следует рассматривать как новый этап развития финансово-кредитной системы страны. Основными целями Банка провозглашаются: обеспечение повышения конкурентоспособности экономики Российской Федерации, стимулирование инвестиционной деятельности, реализация в России и за рубежом проектов, направленных на развитие инфраструктуры, инноваций, особых экономических зон, на защиту окружающей среды, поддержку экспорта российских товаров, работ и услуг, малого и среднего бизнеса.

Для решения перечисленных задач, ускорения развития российской экономики необходимо изыскание дополнительных инвестиционных ресурсов, что сопряжено с определенным изменением как характера, так и организации финансово-кредитной системы. Действующая система сложилась в 90-е годы, когда основной задачей реформирования экономических отношений, в том числе и финансово-кредитных, был их форсированный переход на рыночную основу. При этом предполагалось, что конкуренция обеспечит необходимые стимулы для развития экономики, позволит активизировать перераспределительные процессы.

Однако ни резкое увеличение числа коммерческих банков в 90-е годы, ни либеральные условия их деятельности не оказали позитивного влияния на развитие экономики, ее реального сектора. Не удалось сконцентрировать финансовые ресурсы и направить их на развитие приоритетных отраслей. Напротив, деятельность российской банковской системы способствовала вывозу капитала за рубеж и неоправданному росту государственного долга. Это в значительной мере обострило финансовый кризис 1998 г.

При этом финансово-кредитная политика была сориентирована таким образом, чтобы не допустить использования централизованных финансовых ресурсов для стимулирования развития реальной экономики. Этим можно объяснить игнорирование изучения и применения зарубежного опыта создания банков развития с государственным участием, хотя такой опыт широко используется как развитыми, так и развивающимися странами.

Подсчитано, что в настоящее время в мире функционирует около 750 институтов развития, преимущественно банков. Заметную роль играют банки развития в реструктуризации экономик даже таких крупных стран, как Германия, Япония, Китай, Италия, Индия, Бразилия. Это означает, что добиваться оптимальных пропорций в экономике только рыночными методами зачастую недостаточно продуктивно. Особенно эффективны, полезны банки развития в условиях восстановления, переустройства, модернизации экономики, когда необходима концентрация ресурсов для решения ключевых задач.

Именно в таком состоянии находится в настоящее время российская экономика. Накопление значительных финансовых ресурсов, с одной стороны, и необходимость ускорения развития экономики — с другой, требует структурных изменений как банковской системы в целом, так и создания институтов развития в частности.

Сложность и многообразие задач, поставленных перед Банком развития в России, требует тщательной проработки целого ряда вопросов, начиная с определения перечня его функций и задач и кончая выработкой критериев оценки его эффективности. В мире накоплен значительный опыт функционирования государственных институтов развития, который мог бы быть с пользой применен при организации деятельности российского банка.

Особое место и роль банков развития в рамках единой банковской системы страны определяются такими их отличительными признаками, как:

  • специфический механизм мобилизации долгосрочных ресурсов;
  • особый механизм долгосрочного инвестирования в основные фонды реального сектора (прямой долгосрочный и облигационный кредиты, вложения в акционерный капитал, эмиссионные и фондовые операции);
  • специфический механизм краткосрочного кредитования реального сектора (в оборотные средства и расчеты), исключающий утечку кредитных ресурсов в финансовые операции, и т. п.;
  • система институциональных привилегий, обеспечивающих осуществление вышеназванных задач.

Широкое распространение банков развития обусловливает разнообразие их организации и функций. В мировой практике к категории банков развития относят инвестиционные институты, занимающиеся долгосрочным кредитованием (в основном на льготных условиях) отдельных отраслей и сфер хозяйства. В отличие от коммерческих банков эти институты обычно не принимают депозиты от вкладчиков, не осуществляют расчетных и платежных операций и, как правило, почти не предоставляют краткосрочных ссуд. Несмотря на различия в организационных схемах и выполняемых ими функциях, государственные институты развития в развивающихся и развитых странах нацелены прежде всего на облегчение финансовых проблем предприятий и отраслей, имеющих ограниченный доступ к ресурсам коммерческих банков на обычных рыночных условиях.

В целом можно выделить две принципиальные модели их деятельности. В индустриальных странах с развитым денежным рынком и достаточно диверсифицированной кредитно-банковской системой операции государственных финансовых институтов изначально стали ориентироваться на создание условий, обеспечивающих равные возможности доступа к коммерческим кредитам со стороны экономических субъектов. В этих рамках их основная функция заключалась в предоставлении дополнительных гарантий по коммерческим кредитам с повышенной степенью риска и субсидий заемщикам с ограниченной платежеспособностью (малый и средний бизнес).

В развивающихся странах на банки развития были возложены более широкие функции. В большинстве стран они играли по существу одну из главных ролей в политике государства по становлению и развитию базовых отраслей промышленности, сельского хозяйства, производственной инфраструктуры. В современной финансовой стратегии развивающихся стран значение государственных институтов развития несколько снизилось (в том числе и в силу повышения потенциала и совершенствования деятельности частных коммерческих банков). Однако в большинстве случаев они сохранили свое значение в решении как народнохозяйственных, так и социальных проблем.

К основным направлениям деятельности банков развития относятся:

  • аккумулирование финансовых ресурсов из внешних и внутренних источников для реализации государственной инвестиционной политики;
  • экспертиза проектов, предлагаемых к реализации за счет средств бюджета развития и иных источников;
  • преимущественно "точечное" финансирование и кредитование высокоэффективных инвестиционных проектов в реальном секторе экономики, в том числе производства и поставок на экспорт высокотехнологичной продукции;
  • кредитование предприятий реального сектора экономики, испытывающих временный недостаток оборотных средств с одновременным осуществлением расчетно-кассового обслуживания этих предприятий;
  • поддержка инвестиционных и иных проектов реального сектора экономики путем выдачи гарантий по привлеченным кредитам зарубежных или российских финансовых организаций;
  • размещение промышленных государственных займов и открытие гарантированных государством депозитов для привлечения средств населения на инвестиционные цели;
  • консультирование предприятий по их реструктуризации и развитию, привлечению кредитных ресурсов, эмиссии акций и облигаций.

Функции банков развития могут выполнять различные кредитно-банковские институты: финансовые корпорации, индустриальные банки, отраслевые и многоотраслевые корпорации промышленного развития, банки и фонды промышленного и сельскохозяйственного развития, специальные кредитные учреждения, финансирующие мелких и средних предпринимателей, и т. д.

Опыт послевоенной Японии, Южной Кореи, а также рыночного формирования экономики в развивающихся странах и странах Восточной Европы показывает, что важным фактором восстановления экономики и стимулирования экономического роста является селективная государственная кредитная политика, осуществляемая банками развития при наличии действенных механизмов рефинансирования и контроля. В Японии существенное увеличение доли кредитов, предоставляемых промышленным компаниям государственными и полугосударственными финансовыми учреждениями в послевоенный восстановительный и реконструктивный период, в определенной степени обусловили существенные темпы развития японской экономики. Льготные долгосрочные кредиты этих учреждений составляли в тот период более половины всех долгосрочных кредитов,

причем особенно высоким был их удельный вес в приоритетных, но капиталоемких отраслях — горнорудной, химической, металлургической, транспортном машиностроении.

И в настоящее время институты развития играют большую роль. Так, деятельность Японского банка развития, учрежденного в конце 1999 г., сосредоточена на льготном кредитовании отраслей экономики (как правило, сроком менее одного года) и на выдаче кредитов, в предоставлении которых не заинтересованы частные банки. Важную роль банк играет и в реализации крупномасштабных зарубежных проектов.

Банк обеспечивает проекты практическими рекомендациями, а также доступ к ресурсам через частные инициативы финансирования, проектное и другие способы финансирования. Как "банк знаний" он способен объединить услуги по финансированию с дополняющими их консультационными и организационными услугами. Основные сферы деятельности банка включают поддержку региональных городских центров и модернизацию транспортной инфраструктуры, развитие самых современных информационных технологий и систем коммуникаций. В числе приоритетов — инициативы по защите окружающей среды (развитие энергетики с использованием природных факторов — ветра, приливов и т. п.). Учреждения — предшественники Банка развития Японии — в своей работе также учитывали оба аспекта — национальный и региональный, но для них это было скорее исключение, чем правило.

Кроме того, значительную роль в экономике Японии играют государственные финансовые корпорации. Через них правительство Японии проводит государственные программы поддержки и развития экономики. В Японии действуют восемь государственных корпораций. В их числе: Корпорация жилищного кредитования, Корпорация финансирования сельского хозяйства, лесоводства и рыболовства, Японская финансовая корпорация для малого бизнеса, Японская корпорация малых и средних предприятий, а также Ассоциация кредитных гарантий.

В странах Восточной Европы в период рыночных реформ с начала 90-х годов широко использовались льготные ставки процента для производственного сектора, в первую очередь на реструктуризацию предприятий и развитие экспортных производств. Например, в Венгрии целевые долгосрочные кредиты на рефинансирование предоставлялись в доле до 50% от расходов на мероприятие.

Деятельность государственных институтов развития имела большое значение для модернизации экономики развивающихся стран. И хотя резкое ограничение бюджетных дотаций и льготных кредитов со стороны центрального банка, переход преимущественно на рыночные механизмы формирования фондов1 в последнее десятилетие предопределили снижение льготности выделяемых займов, в целом уровень применения рыночных критериев и принципов остается у них ниже, чем у частных банков.

Льготность кредитования приоритетных сфер экономики проявляется в более длительных сроках погашения предоставляемых кредитов, менее жестких требованиях в отношении гарантий, облегченной процедуре пролонгации ранее предоставленных кредитов в случае временных затруднений дебитора, совмещении льготных кредитов и кредитов на рыночных условиях и т. д. Так, кредиты банков развития во многих странах Латинской Америки предоставляются в зависимости от характера проекта на срок до 20 лет с трехлетним льготным периодом. В случае социальной важности того или иного проекта процентные ставки могут устанавливаться на преференциальном уровне.

Сохранилась и тенденция к предоставлению средне— и долгосрочных кредитов. На последние в конце 90-х годов приходилось 38% суммы всех активов 53 наиболее крупных латиноамериканских банков развития (на краткосрочные — 12%). Преобладающими сферами кредитования остались сельское хозяйство и агропромышленный комплекс (21%), обрабатывающая промышленность (13%), образование, здравоохранение и другие базовые услуги (8%), внешняя торговля (6%).

Изучение деятельности банков развития в различных странах позволяет выделить некоторые закономерности, которые могут быть учтены при такой модернизации финансово-кредитной системы в России.

В частности, существует прямая зависимость между количеством задач, стоящих перед институтами (банками) развития, и числом таких банков. Обширный перечень направлений инвестиций, названный в Законе "О Банке развития", позволяет сделать вывод о том, что осуществить все эти функции для одного банка будет сложно. Очевидно, что эффективность инвестиционной деятельности по различным направлениям неодинакова. Кроме того, сосредоточение всех ресурсов в общей массе может лишить некоторые направления инвестиций необходимых источников средств. Поэтому полезно, на наш взгляд, использовать зарубежный опыт создания ряда специализированных банков (или финансовых корпораций), обеспечивающих полнокровное финансирование приоритетных задач экономического развития.

Во многих странах, где функционируют банки развития, признано целесообразным создание сети банков, которые специализируются на поддержке определенной отрасли или сферы деятельности. Широко практикуется такая система организации банков развития в Мексике, Бразилии, Чили и ряде других стран. Крупнейший немецкий банк развития KfW организован в форме холдинга из пяти специализированных банков.

В условиях интернационализации экономики и открытия внешних рынков в деятельности банков развития усиливается акцент на развитие экспортного сектора. От простого кредитования внешнеторговых операций они перешли к более диверсифицированной политике, направленной на повышение конкурентоспособности экспортоориентированных отраслей и предприятий, охватывая не только непосредственно кредитование внешнеторговых операций, но и производственных процессов на той или иной стадии выпуска экспортной продукции, включая кредиты на пополнение оборотного капитала. Основная цель — повышение конкурентоспособности национальной продукции на внешних рынках.

Помимо непосредственного финансирования экспорта, включая производство экспортной продукции и ее реализацию на зарубежных рынках, банки развития предоставляют гарантии по кредитам, выдаваемым коммерческими институтами мелким предприятиям, участвующим в производстве экспортной продукции.

Не менее значима деятельность специализированных внешнеторговых банков развития по таким направлениям, как изучение и предоставление информации о состоянии зарубежных рынков с выделением специфических требований, предъявляемых в той или иной стране; финансирование затрат по организации выставок и ярмарок, программ повышения квалификации для представителей малого и среднего бизнеса.

В последние годы банки развития активизируют свою деятельность по таким направлениям, как:

  • оптимизация действующих схем и механизмов кредитования, обеспечивающих возможность ускоренного развития отраслей и регионов, включая мелкий бизнес;
  • совершенствование системы анализа и разработки новых проектов общенационального значения;
  • укрепление связей с коммерческими банками в области кредитных и расчетно-платежных отношений, повышение доли ресурсов коммерческих банков в финансовых программах институтов развития;
  • развитие финансовых институтов небанковского типа, управление и контроль за коммерческими рисками;
  • развитие внутреннего рынка ценных бумаг, содействие выходу на внутренний денежный рынок мелким и средним предприятиям;
  • повышение доли кредитов, предоставляемых на технологическую модернизацию, финансирование программ по повышению квалификации управленческого персонала предприятий, совершенствование систем управления и повышения производительности труда, особенно на мелких и средних предприятиях.

Одним из принципиальных вопросов организации и функционирования банков (институтов) развития является участие государства в организации и управлении этими банками. Этот вопрос особенно остро воспринимается финансовыми властями России. Неприятие какого-либо усиления роли государства в экономической жизни препятствует рациональному сочетанию государственных и частных интересов, эффективной организации деятельности банковской системы и корпораций. Показательно, что за рубежом при существенном изменении за последние годы выполняемых банками развития функций и основных направлений деятельности они остались под контролем государства. В 8 из каждых 10 действующих в настоящее время банков развития доля государства в капитале остается полной и преобладающей, что не только не противоречит, но и способствует достижению наиболее оптимальных результатов в финансово-хозяйственной деятельности, особенно в странах с переходной экономикой.

Участие государства не исключает широкого привлечения коммерческих банков к процессу финансирования и кредитования определенных правительством направлений. Сотрудничество с банками развития создает для коммерческих банков благоприятные условия для привлечения дополнительных ресурсов, не только государственных, но и частных. Доверие к уполномоченным коммерческим банкам, как показывает практика, выше, чем к остальным.

Кроме того, такие уполномоченные банки повышают и уровень своего маркетинга, осуществляя по поручению банков развития различного рода экспертные и консалтинговые услуги в целях отбора наиболее эффективных объектов кредитования.

Зарубежный опыт свидетельствует о гибкости организации государственных банков развития, возможности их существенной реорганизации, приспособления к рыночным условиям хозяйствования, расширения привлечения частных ресурсов.

Помимо бюджетных средств и займов, привлеченных на рынках ценных бумаг, одним из направлений мобилизации долгосрочных капиталов банками развития является использование на эти цели части резервов коммерческих банков. Для этого могут осуществляться следующие меры:

  • размещение центральным банком части обязательных резервов коммерческих банков в облигации банков развития с выплатой фиксированного процента;
  • привлечение центральным банком части обязательных резервов коммерческих банков облигациями банков развития;
  • размещение части добровольных резервов коммерческих банков в облигациях банков развития, для чего необходимы государственные гарантии этих облигаций, налоговые льготы на доходы от них, возможность (полностью или частично) выплаты процентов по этим облигациям государством.

Так же как и в мировой практике, потенциальным источником финансовых ресурсов для банков развития в России могут быть и сбережения населения. Помимо прямого привлечения индивидуальных сбережений путем размещения облигаций Банка развития как непосредственно среди населения, так и через Сбербанк РФ, следует учитывать возможность использования на эти цели ресурсов пенсионных фондов.

В Японии, например, поступления со специального счета Бюро доверительного фонда Министерства финансов, оперирующего средствами государственных пенсионных и страховых учреждений, составляют до 70% общего объема ресурсов Банка развития.

На национальный пенсионный фонд Швеции вплоть до недавнего времени приходилось около 40% предложения кредитных ресурсов на финансовом рынке этой страны.

Диверсификация источников финансирования проектов позволяет снизить риски при кредитовании малорентабельных проектов и повысить общую эффективность деятельности банков развития.

Деятельность российского Банка развития, наряду с использованием основополагающих принципов функционирования зарубежных банков развития, должна быть построена с учетом особенностей российской экономики, где актуальным остается поиск путей повышения эффективности взаимодействия реального сектора и российской банковской системы с целью стимулирования инновационного пути развития экономики.

Прежде всего особая роль институтов развития в вовлечении в процесс финансирования отраслей и проектов, не представляющих интерес для частного бизнеса, в России становится еще более значимой. Российским коммерческим банкам не удается, несмотря на улучшение ситуации в банковском секторе, в частности положительную динамику ряда основных показателей деятельности российских коммерческих банков, полноценно выполнять функции трансформации привлеченных средств в инвестиции. В основном банки все еще специализируются на перераспределении средств между предприятиями (главным образом в сфере обращения).

Несмотря на значительный абсолютный объем кредитов, предоставленных нефинансовым организациям (8,1 трлн. руб. на 01.10.2007 г.), их доля в активах банковского сектора практически не увеличивается (в 2006 г. она составляла 43,8, а на 01.10.2007 г. — 44,4%). Основная доля кредитов концентрируется в отраслях, ориентированных на экспорт, а перелив капитала из сырьевых секторов в обрабатывающие сдерживается низкой (в том числе ниже ставки рефинансирования) рентабельностью в этих отраслях (см. таблицу).

По данным Годового отчета Банка России за 2006 г., количество банков со значением показателя достаточности капитала менее 12% возросло в 1,7 раза. С другой стороны, только за 9 месяцев 2007 г. совокупная величина рисков банковского сектора, учитываемых при расчете достаточности собственных средств, возросла на 37,4%, в том числе 95,3% составила доля кредитного риска. А прирост просроченной задолженности по кредитам, депозитам и прочим размещенным средствам (46,2%) превысил рост объема кредитования (36,8%)2.

По-прежнему незначительным остается удельный вес долгосрочных пассивов банковского сектора в общей сумме пассивов. Хотя к началу 2007 г. существенно (до 46%) увеличилась доля депозитов, привлеченных на срок от одного года до трех лет, удельный вес депозитов на срок свыше трех лет составил лишь 6,3%, что явно недостаточно для осуществления долгосрочного кредитования.

Кроме того, наблюдалось дальнейшее расширение присутствия иностранного капитала на рынке банковских услуг. Если на начало 2007 г. количество контролируемых нерезидентами банков составляло 65, то к сентябрю 2007 г. оно увеличилось до 83, в том числе 18 из них входят в число 50 крупнейших по размеру активов российских банков. Вряд ли стоит ожидать от иностранного капитала серьезного участия в модернизации российской экономики.

С другой стороны, на фоне заметной разницы в уровнях процентных ставок в России и на международных финансовых рынках усиливается тенденция к росту займов, привлекаемых российскими организациями за рубежом. По данным Банка России, к сентябрю 2007 г. долг банков перед нерезидентами составил 147,7 млрд. долл., увеличившись с начала года на 45,9%, а задолженность прочих секторов экономики — 230,4 млрд. долл. Возросший приток иностранного капитала в условиях падения роста производительности труда (отмеченного в последних обзорах МЭРта), скорее влияет на рост цен, чем на экономический рост, и вряд ли может рассматриваться в качестве надежного источника решения структурных проблем экономики. В этих условиях создание банков развития с государственным капиталом может быть направлено на более активное участие государства в проведении структурной экономической политики путем масштабных инвестиций в приоритетные отрасли российской экономики.

Значение деятельности банков развития будет определяться не только существенными объемами инвестиций (по расчетам экспертов, они могут достичь 3 трлн. руб., что составляет около четверти всего объема обязательств организаций и населения перед российскими коммерческими банками на 1 сентября 2007 г.), но и направлением их под контролем государства в сектора экономики, имеющие стратегическое значение для дальнейшего ее развития (авиация, космонавтика, нанотехнологии, информационные технологии и др.), что способствовало бы прогрессивной структурной перестройке национального хозяйства. Учитывая высокий износ основного капитала практически во всех отраслях экономики (в металлургии — 50%, машиностроении — 45%, легкой промышленности — 54%), значительный спад в высокотехнологичных производствах с глубокой степенью обработки исходного сырья, следует дополнить этот список стратегических приоритетов другими отраслями, прежде всего машиностроения (в том числе сельскохозяйственного) и станкостроения.

Субъектами спроса на оборудование, машины и приборы могут стать сельское хозяйство, здравоохранение (на решение проблем которых направлены и национальные проекты), легкая и пищевая промышленность. В свою очередь, для их производства нужны современные станки и технологии, особенно востребованные в настоящее время, когда Россия с 3-го места в мире по производству и 2-го места по потреблению станкостроительной продукции в 1990 г. опустилась соответственно на 22-е и 19-е, а ее доля в сегменте высоких технологий сократилась до 0,5%.

Инвестиции в машиностроение способны оказать значительно большее воздействие на совокупный промежуточный и потребительский спрос, усилить мультиплицирующий эффект, вызываемый ростом производства, занятости и дохода в конкретной отрасли в зависимости от трудоемкости и материалоемкости данной отрасли. Чем выше трудоемкость и материалоемкость, доля заработной платы в добавленной стоимости, тем больше это воздействие. Если учесть то обстоятельство, что эта доля сильно варьируется по отраслям промышленности (от 4% в газовой промышленности до 80% в машиностроении), а подавляющая доля инвестиций направляется в добывающие отрасли, очевидно, что мультипликатор инвестиций в российской экономике остается на низком уровне.

Кроме того, негативное влияние на этот процесс оказывает сложившаяся структура российского импорта, в котором удельный вес машин и оборудования в январе—ноябре 2007 г. составил 54% (в 2006 г. — 51,3%), а порождаемый инвестициями потребительский спрос также в значительной степени удовлетворяется за счет импорта предметов потребления. Так как в российской экономике доля импорта составляет на протяжении последних лет 43—44% в общем объеме конечного потребления домашних хозяйств, мультиплицирующий эффект инвестиций существенно снижается.

Для стимулирования развития и повышения технологического уровня машиностроительных производств необходимо участие государства в создании соответствующих интегрированных (науки с производством) структур, программах подготовки и обновления кадров, поощрении импорта современных технологий, снижении трансакционных затрат и издержек финансовых секторов путем удешевления кредитов. В связи с этим очень важна финансовая поддержка со стороны Банка развития новой госкорпорации "Ростехнологии".

Целесообразно сосредоточить средства и усилия на реализации национального проекта по развитию аграрного сектора путем:

  • предоставления кредитов предприятиям сельскохозяйственного машиностроения для дальнейшей реализации их продукции сельхозпроизводителям по лизинговым схемам;
  • оказания Россельхозбанком кредитной помощи сельхозпредприятиям при приобретении техники, произведенной при поддержке средств Банка развития, по лизингу.

Такая схема позволит задействовать всю цепочку технологических связей с целью достижения продовольственной безопасности России, угрозой которой является стремительное увеличение импорта продуктов питания: так, по данным Росстата, за январь—ноябрь 2007 г. импорт мяса из стран дальнего зарубежья вырос на 8,9% (а из стран СНГ — на 33% (50%) , рыбы — на 26,3% (9,7%), сахара — на 38,9% (54,1% соответственно).

Для максимального снижения возможного отрицательного воздействия селективной кредитной политики на решение задач финансовой стабилизации необходимо соблюдение двух условий: во-первых, ограничение как числа приоритетных отраслей или программ, так и временного периода их финансовой поддержки и, во-вторых, наличие четких юридических процедур, обеспечивающих своевременное погашение ссуд.

Международный опыт организации государственных институтов развития подтверждает, что потребность в таких институтах (банках) наиболее велика у капиталоемких отраслей промышленности (металлургия, химия, машиностроение), а также сельского хозяйства, которые для обычных коммерческих банков малопривлекательны, хотя национальные экономики остро нуждаются в их развитии.

Банки развития обеспечили техническое перевооружение ряда отраслей японской промышленности, прежде всего в области энергетики, автомобилестроения, рыбной промышленности. Эти банки способствовали созданию новых отраслей в Латинской Америке, а также ускорению развития отстающих регионов различных стран (Бразилия, Мексика, Япония и др.).

Выбор приоритетов для банков развития в зарубежных странах зависит не только от важности отрасли или направления затрат, но и от степени развития частных финансовых институтов. В целях предотвращения нежелательной и неравноправной конкуренции государственных банков развития и частных финансовых институтов предпочтение отдается последним, так как такая конкуренция может подавлять частный финансовый сектор и способствовать появлению финансовой напряженности в экономике. Чем более в какой-либо стране развиты, диверсифицированы и устойчивы частные финансовые институты, тем меньше потребность в государственном участии. Поэтому в последние годы в развитых индустриальных и некоторых развивающихся странах происходит сужение среды деятельности банков развития.

Эффективность функционирования банков развития во многом зависит от оптимального формирования их ресурсной базы, сочетания различных ее источников. Сотрудничество банков развития с коммерческими банками позволяет не только предоставлять уполномоченным коммерческим банкам дополнительные кредитные ресурсы, но и использовать их собственные для осуществления кредитования запланированных мероприятий. Кроме того, банки развития могут приобретать ресурсы посредством операций на финансовых рынках. По данным зарубежной отчетности, этот источник ресурсов набирает силу. Поскольку экономическая природа этих ресурсов неодинакова, поэтому режим их использования должен быть различным.

В зарубежной литературе принято делить банки развития в зависимости от порядка формирования ресурсов:

  • на банки "первого уровня", которые имеют право использовать все виды привлечения средств,
  • и банки "второго уровня", у которых ресурсы могут быть образованы на основе бюджетных средств, средств внебюджетных фондов, займов зарубежных институтов, а также выпуска собственных долговых обязательств.

В последние годы за рубежом отдается предпочтение банкам второго уровня, которые не составляют конкуренцию коммерческим банкам.

В России эволюция банков развития в первое время может привести к использованию как первого, так и второго вариантов формирования ресурсов.

Слабость организационной структуры банков развития делает необходимым более тесное их сотрудничество с коммерческими банками. Для России в настоящее время особенно востребован второй вариант формирования ресурсов. Необходимость изыскания финансовых средств для развития российской экономики не согласуется с действиями российских финансовых властей по размещению их в зарубежных активах. Стремление выводить ресурсы за рубеж свидетельствует не о заботе об их сохранности, а о неуверенности и неумении эффективно их использовать. Ведь использование этих ресурсов через банки развития целиком находится в компетенции самих финансовых властей.

Заслуживает также внимания вопрос о целесообразности разделения фондов финансирования инвестиционных проектов, по аналогии, например, с латиноамериканскими многосторонними банками развития, на:

  • фонд специальных операций, сформированный из бюджетных средств и относительно дешевых привлеченных источников (включая средства фонда национального благосостояния и резервного фонда, пенсионные накопления), средства из которого следует направлять на кредитование низкорентабельных и долгосрочных проектов в отрасли реального сектора экономики;
  • фонд основных ресурсов, пополняемый за счет привлечения средств на финансовых рынках и используемый для финансирования относительно высокорентабельных и быстроокупаемых проектов (например, строительство платных автодорог на условиях государственно-частного партнерства). Такое разделение источников кредитования позволит существенно снизить процентные риски при решении общегосударственных задач, но может потребовать внесения соответствующих изменений в организационную структуру нового банка.

В то же время нельзя забывать, что бюджетная эффективность инвестиций может выражаться в косвенных показателях и через достаточно длительный период времени. Так, развитие транспортной, информационной, институциональной инфраструктуры будет способствовать расширению хозяйственной деятельности как в смежных отраслях, так и непосредственно предприятий, использующих соответствующие объекты инфраструктуры для развития производства, что в конечном итоге приведет к расширению налогооблагаемой базы и росту бюджетных доходов.

Большое положительное значение банков развития состоит в том, что по мере укрепления своей капитальной базы и расширения объемов операций они будут оказывать благотворное влияние на банковскую систему в целом путем использования механизма двухуровнего финансирования, что может привлечь коммерческие банки-партнеры к кредитованию реального сектора, усилив при этом их ресурсную базу и повысив прибыльность деятельности.

При этом должны быть согласованы основные критерии отбора банков-агентов госкорпорации, в числе которых может стать требование раскрыть своих основных бенефициаров для определения ответственности за действия банка-агента; недопущение в число агентов Банка развития кредитных организаций с высокой зависимостью ресурсной базы от рынка межбанковских кредитов, а также имеющих просроченную задолженность по кредитному портфелю выше 1%; ограничение доступа в систему банков-агентов с размером собственного капитала ниже установленного уровня (например, 100 млн. долл.) в том случае, если он претендует на участие в финансировании крупного инфраструктурного проекта. В то же время для банков-агентов, участвующих в программе Банка развития по кредитованию малого и среднего бизнеса, такие ограничения излишни.

Привлечение государством коммерческих банков к финансированию общественно значимых объектов необходимо осуществлять с применением арсенала таких рыночных инструментов, как: гарантии государства, предоставляемые организациям, обеспечивающим банки кредитными ресурсами; бесплатные или льготные гарантии государства банкам развития, страхующие их от невозврата кредитов; бесплатное или на льготных условиях предоставление государственных средств в качестве источников финансирования конкретных инвестиционных объектов и т. п.

Сказываются на характере, функциях, структуре банков развития и процессы глобализации, усиление интеграционных тенденций в экономиках как развитых, так и развивающихся стран. В последнее время наиболее крупные банки развития, в том числе и в развивающихся странах, расширяют сеть своих филиалов и представительств за рубежом. Таким путем они расширяют привлечение инвестиционных ресурсов на рынки своих стран и продвигают свои компании на зарубежные рынки.

Активно развиваются и специализированные экспортно-импортные банки. В настоящее время в мире насчитывается более 70 подобных институтов. Такие банки могут быть и государственными, и частными, действующими под патронатом государства или объединений национальных компаний. Особенно активно они действуют в развивающихся странах, особенно в сфере поддержки малого бизнеса. Банки не только финансируют непосредственно экспортеров, но и помогают экспортному производству по всей производственной цепочке.

Экспортно-импортные банки по своей природе близки к различного рода международным банкам. Такие институты развития особенно важны для установления производственных связей на территории бывшего СССР. Политическое разобщение советских республик нарушило производственную кооперацию у многих предприятий различных отраслей. Создание банков развития (в том числе и международных) способствовало бы восстановлению таких связей, дало толчок интеграционным процессам, что позитивно отразилось бы на экономике этих стран.

Назад

Российский государственный банк предупреждает об опасности принудительного регулирования

24 января 2008 года
#Публикации
Назад

Boersen-Zeitung
24.1.2008

- «Серьезная преграда для деловых процессов»
- пакет акций EADS будет обменен на акции авиационной компании Объединенной Авиастроительной Корпорации (ОАК).

В качестве шефа Банка Развития и Внешнеэкономической деятельности (ВЭБ) Владимир А. Дмитриев должен заботиться о том, чтобы российской экономике поступало достаточно капитала для устойчивого подъема.

Boersen-Zeitung: Владимир Александрович, на Всемирном экономическом форуме в Давосе вы будете в составе российской делегации.  Какие темы волнуют руководителей экономики в этом году?

Дмитриев: Одной из тем наверняка будет вопрос о том, опасны или нет государственные фонды. Есть множество тем. Вероятно, будет обсуждаться положение стран Третьего мира и последствия ипотечного кризиса.

Вопрос: Дискуссию о государственных фондах Вы можете принять на свой счет. Что бы Вы ответили тем критикам, которые опасаются, что Россия и Китай отправятся на Запад скупать активы?

Дмитриев: ВЭБ не управляет российскими госфондами. За это у нас отвечают Министерство финансов и в некоторой степени Центробанк.

Вопрос: Тем не менее, в конце прошлого года вы приобрели пять процентов пакета акций авиакосмического концерна EADS.

Дмитриев: ВЭБ имеет право приобретать иностранные акции и участвовать в качестве инвестора в иностранных корпорациях. В случае EADS речь шла не о том, чтобы нам приобрести западный актив, как если бы мы выступали в качестве госфонда.

Вопрос: В чистом виде финансовая инвестиция?

Дмитриев: Этот пакет акций мы позже собираемся безубыточно обменять на пакет акций Объединенной Авиастроительной Корпорации (ОАК)…

Вопрос: … государственный холдинг, в котором объединены все российские самолетостроители…

Дмитриев: … который появится на рынке после дополнительной эмиссии. ОАК должно принять соответствующее решение. Обмен, на наш взгляд, поможет интеграции российской и европейской авиакосмической индустрии – к выгоде обеих сторон. EADS, как Вы знаете, держит акции российской самолетостроительной компании Иркут, которая входит в ОАК.

Вопрос: Китайский банк развития стал акционером британского банка Barclays. Когда Вы купите себе долю в банке на западе?

Дмитриев: Я бы не хотел исключать возможности того, что когда-нибудь, когда наша деятельность приобретёт более серьёзные масштабы, и мы будем приобретать (зарубежные) активы. Однако в настоящий момент для нас гораздо важнее выводить на старт крупные инвестиционные проекты в России.

Вопрос: Вам понятны причины, по которым, например, ЕС пытается ввести правовую защиту от таких инвесторов, как Вы?

Дмитриев: Я считаю всю дискуссию о правовых ограничениях для иностранных инвестиций в странах ЕС преувеличенной. Принудительное регулирование стало бы серьезным препятствием для деловой активности предпринимателей из Восточной Европы и в конечном счете ударило бы по зачинателям этих ограничений. Тот, кто препятствует конкуренции, вредит потребителю. Я хотел бы напомнить о том, что нефтяные шейхи, которые в 70е годы усиленно инвестировали на Западе и столкнулись с ожесточенным сопротивлением, стали теперь желанными партнерами по бизнесу.

Вопрос: Значит, Запад не должен Вас бояться?

Дмитриев: В русской революционной песне есть такая строка: «Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути» (смеется). Мы ведь не только банк для развития российской экономики внутри нашей страны, но также и банк, помогающий российским компаниям активно выходить на рынки третьих стран. А это, в том числе, предполагает приобретение ими производственных активов. Например, мы финансировали приобретение нефтеперерабатывающего завода в Боснии одной из российских компаний. Ошибается тот, кто видит в этом опасность. Мы просто обязаны укреплять позиции России в странах СНГ, а также в Юго-Восточной Азии, а Африке, Латинской Америке – в тех регионах, где традиционно был силен Советский Союз.

Вопрос: Бывший министр экономики Герман Греф назвал цифру в триллион долларов, которые должны до 2020 года быть вложены в инфраструктуру. Какую роль при этом будет играть ВЭБ?

Дмитриев: Мы, если хотите, закачиваем ресурсы международных и российских финансовых рынков в нашу экономику. Мы поднимаем российскую экономику на качественно новый уровень, преодолевая одностороннюю зависимость от сырья. Мотором роста станут инновации. Мы поддерживаем ключевые отрасли, нуждающиеся в поддержке государства: транспорт, энергетику, коммуникации, авиа- и судостроительство, высокие технологии. Для того, чтобы добраться до сырья и производственных площадок, должны быть построены линии железной дороги, мосты, трубопроводы, ЛЭП, коммунальные сети. Частный сектор экономики не в состоянии все это обеспечить. Единственный выход – государство и ВЭБ возьмут на себя расходы на эти инфраструктурные проекты. 

Вопрос: Что может делать частный бизнес?

Дмитриев: Мы рассчитали, что до 2012 года за каждым рублем, который инвестируется государством, пойдут от трех до пяти рублей частных инвестиций.

Вопрос: В чём главное отличие ВЭБа от коммерческих банков?

Дмитриев: Мы реализуем те проекты, которые для коммерческих банков или не по силам или недостаточно привлекательны с финансовой точки зрения. Цель коммерческих банков – это генерировать прибыль. Наша цель – это решение социальных и экономических задач.

Вопрос: А имеет ли смысл банку отказываться от достижения прибыли?

Дмитриев: Мы не филантропы. Хоть в наших уставных документах и записано, что достижение прибыли не является ведущим принципом, но там же стоит и то, что мы должны работать безубыточно. К нашим преимуществам относится, например, то, что нам не надо платить налог на прибыль. Это даёт нам возможность занимать деньги на более выгодных условиях нежели другие банки и давать взаймы на условиях ниже рыночных.

Вопрос: Это уже похоже на демпинг.

Дмитриев: Нет, с демпингом здесь нет ничего общего – ведь мы же не конкурируем с коммерческими банками. Ведь в России только 18% всех коммерческих кредитов выдано на срок более трёх лет. А в нашем кредитном портфеле эти займы составляют 65%.

Вопрос: Насколько был полезен для Вас опыт немецкого банка развития KfW?

Дмитриев: Не буду скрывать, что мы очень пристально изучаем опыт KfW, начиная с его уставных документов и законодательства и до его политики финансирования средних и малых предприятий и экологически важных проектов. Мы посылаем наших специалистов на стажировку в KfW и очень тесно работаем с его руководителем г-жой Матеус-Майер. Мы очень довольны тем, как развивается наше сотрудничество. 

Вопрос: Одной из главных тем предстоящей дискуссии в Давосе будет кризис ипотечной системы США. Как этот кризис, с Вашей точки зрения, отразился на российских банках?

Дмитриев: ВЭБ эта проблема не затронула, так как мы не брали какие-либо крупные займы на международных рынках. Конечно, в целом стоимость заимствований будет выше, но мы сможем себе позволить брать новые кредиты – ведь у нас есть и суверенный рейтинг и такие преимущества, как освобождение от налога за прибыль

Вопрос: Приходится ли российским банкам, которые финансировали своё развитие за счёт крупных кредитов взятых на Западе, бояться сейчас за своё будущее?

Дмитриев: По-моему, ситуация в российской банковской системе в общем и целом вполне стабильная. Безусловно, российские банки были активными участниками международного межбанковского рынка, однако, в значительной степени, они не прибегали к использованию финансовых инструментов с высокой степенью риска. Если же какие-то трудности будут возникать, то они будут решаться либо за счет обычных заимствований, либо за счет консолидации, слияний или поглощений в банковском секторе.

Вопрос: В Давосе Вы – часть всемирной деловой элиты. Есть ли у Вас, как у российского банкира, ощущение, что Ваши зарубежные коллеги приняли Вас в свой круг?

Дмитриев: Несомненно. Десять лет тому назад нас, конечно, рассматривали с повышенным интересов. Вы же знаете все те стереотипы, которые связаны с Россией: медведи, водка, чёрная икра. А сегодня на нас, россиян, смотрят уже точно так, как и на немцев и на британцев.

 

Банкир России

Подпись под фотографией: Владимир А. Дмитриев

Владимир Александрович Дмитриев в своем качестве председателя правления государственного банка ВЭБ (Внешэкономбанк – Внешнеэкономический банк) принадлежит к числу самых могущественных банкиров России. Дмитриев одиннадцать лет занимает руководящие посты в ВЭБ и с 2004 года является его главой. Он изучал международные экономические отношения в Московском Финансовом институте и перед тем как начать карьеру банкира, он находился на дипломатической службе.

 

Прототип KfW

Государственный банк ВЕБ (сокращение от Внешэкономбанка) ранее занимался в основном управлением советским внешним долгом. С недавнего времени у него появилась новая задача: в качестве банка развития финансировать модернизацию российской экономики и подыскивать интересные активы за границей.

Уставной капитал банка в размере 202 млрд. рублей (5,6 млрд. евро) должен быть повышен в 2008 году до 250 млрд. рублей. В последующие годы уставной капитал должен будет дальше повышаться. ВЭБ является государственной корпорацией, то есть некоммерческой организацией.

Хотя русские и взяли за образец для банка развития немецкий KfW, однако между ними есть различия: российское государство не несет ответственности за обязательства и кредиты ВЭБа. Сумма баланса на 1 января 2007 года составляла в пересчете 8,3 млрд. евро. Кредитный портфель в размере 200 млрд. рублей (5,5 млрд. Евро) должен вырасти к 2010 г. до 770 млрд. рублей (21,4 млрд. Евро).

 

 

Назад

Интервью Председателя Внешэкономбанка В.А. Дмитриева телеканалу Вести 24. (Давос, Всемирный экономический форум)

24 января 2008 года
#Публикации
Назад

Телеканал "Вести-24",
ВЕСТИ/СЕЙЧАС,
23.01.2008, 21:05
Ведущий Олег Обухов

ВЕДУЩИЙ: Событие дня: сегодня в Давосе открылся Всемирный экономический форум. На прямой связи со студией моя коллега Екатерина Гринчевская. Катя, здравствуйте.

КОРР.: Здравствуйте, Олег.

ВЕДУЩИЙ: День уже практически завершен. Какие вопросы удалось обсудить его участникам?

КОРР.: Да, действительно, первый день Всемирного экономического форума в Давосе подходит к концу. Этот день был очень активным. В эти минуты проходит торжественная церемония открытия форума, она проходит в Конгресс-холле. Эту церемонию открыл председатель Форума Шварц Клапп, и вы эту церемонию наблюдали. Итак, какие же темы сегодня были главными, которые обсуждали в Давосе? Темы дискуссий: это мировой финансовый кризис, развивающиеся рынки и их роль в мировой экономике, а также глобальные риски, которые возможны для мировой экономики. Всего в форуме приняли участие 2 тысячи 500 человек, хотя кажется, что охраны и полиции здесь намного больше.

Итак, среди участников форума - главы государств, министры, а также топ-менеджеры ведущих крупных мировых компаний. И сейчас рядом со мной здесь находится председатель "Банка развития" Владимир Александрович Дмитриев. Владимир Александрович, здравствуйте. Ну, и расскажите, пожалуйста, с какой целью вы приехали в Давос и в каких дискуссиях вы собираетесь принимать участие.

Владимир ДМИТРИЕВ, председатель "Банка развития": Наш банк и я, в частности, - частый гость и участник форума в Давосе. Наша делегация приехала сюда, естественно, для того, чтобы активно поработать, имея в виду, что это уникальная площадка, где можно, во-первых, держа руку на пульсе, понять, что же волнует мировое экономическое сообщество, какие социальные и политические проблемы являются актуальными для политиков, бизнеса и банковского сообщества. Поэтому мы, прежде всего, заинтересованы в том, чтобы обсудить с нашими иностранными партнерами текущую ситуацию на мировых фондовых рынках, обвал фондовых рынков, ситуацию, связанную с резким снижением учетной ставки Федеральной резервной системы, и возможности привлечения инвестиций в российскую экономику, в том числе в контексте деятельности нашего банка как основного финансового института развития нашей страны.

КОРР.: Одна из главных тем, которая обсуждается на форуме, - это мировой финансовый кризис. Также в центре внимания форума находится Россия. Вот как вы считаете, Владимир Александрович, какое место отводят России в решении проблемы мирового кризиса?

Владимир ДМИТРИЕВ: Да, действительно, Россия вновь становится в центре внимания и участников форума, и в целом, в перспективе, мирового экономического сообщества, с учетом того, что наша страна пока еще достаточно надежно защищена от резкого воздействия на ее экономику тех негативных процессов, которые в последние, скажем, полгода, если не больше, потрясают, прежде всего, Соединенные Штаты Америки и Западную Европу. Но это не означает, что наши экономические, финансовые, гуманитарные власти не должны внимательно смотреть за тем, что происходит в окружающем мире и не предпринимать адекватных, серьезных шагов. Я являюсь сторонником того, что происходящее в окружающем Россию мире должно стать предметом серьезного осуждения у нас в стране, в том числе с участием и частного бизнеса, и иностранных инвесторов, с тем чтобы не повторилась ситуация 1998 года, когда огромный поток иностранных инвестиций, до этого активно работавших в России, вдруг в одночасье из России был выведен, и последствия этого кризиса мы все хорошо и знаем, и помним, и опасаемся повторения событий. Но я уверен в том, что наша страна вполне в состоянии адекватно отреагировать на происходящее в нашем окружении. И, самое главное, у нас созданы серьезные заделы для того, чтобы инвестиции, как российские, так и зарубежные, шли в реальный сектор нашей экономики, шли в инфраструктуру, в строительство крупных предприятий и объектов, прежде всего, связанных с глубокой переработкой продукции, с производством товаров, ориентированных на экспорт, - то есть, с тем, что мы называем структурной перестройкой российской экономики.

ВЕДУЩИЙ: В этом году форум проходит в те дни, когда на мировом финансовом рынке сложилась очень непростая ситуация. Аналитики говорят, что кризис на фондовых рынках за последние полвека самый значительный. Вот как вы оцениваете нынешнее положение мирового и отечественного рынков?

Владимир ДМИТРИЕВ: Действительно, ситуация не то что непростая - она весьма сложная. И я не берусь проводить параллели с 50-летней давностью. Но то, что рынок не только лихорадит, но и мы отчетливо видим и ощущаем кризисные явления в экономике зарубежных стран, - это, конечно же, заставляет серьезно задуматься и о дальнейшем пути развития нашей экономики, наших финансовых рынков, наших фондовых рынков. Поскольку Россия - это часть глобального мира, и, разумеется, все, что происходит вовне, так или иначе влияет на положение и в нашей стране. Но, к счастью, говоря о банковском рынке и о ситуации в российских банках, можно уверенно сказать, что в целом мы смогли предотвратить те же серьезные обвальные, негативные процессы, которые потрясли крупные зарубежные банки. Уж таких серьезных потрясений и такого серьезного снижения прибылей и фиксирования убытков в российской банковской системе, к счастью, не произошло.

КОРР.: То есть, с уверенностью можно сказать, что проблемы в мировом финансовом секторе никак не отразились на финансовом секторе России?

Владимир ДМИТРИЕВ: Нет, я бы как раз с такой уверенностью не... Я такой уверенностью не заряжен. Я считаю лишь, что мы пока еще относительно благополучно переживаем ситуацию, которая складывается на зарубежных рынках и которая потрясла зарубежную банковскую систему, но считаю, что, тем не менее, находясь в глобальном мире и серьезно завися от ситуации на фондовых рынках и ситуации с банковской системой в других странах, поскольку российские банки являются и серьезными заемщиками на иностранных рынках капитала, российские компании, их акции активно торгуются на зарубежных площадках, я считаю, что не учитывать это и не реагировать адекватно на происходящее вовне мы не можем.

КОРР.: "Банк развития" ощутил как-то на себе последствия проблем в финансовом секторе мировом?

Владимир ДМИТРИЕВ: Нет, мы, к счастью, оказались вне серьезного воздействия. Во-первых, мы не такие активные заемщики на иностранных рынках капитала, и погашение кредитов, которые у нас имеются, которые мы в свое время брали на зарубежных рынках банковского капитала, наступает нескоро. Мы хеджируем свои валютные рынки, поэтому мы в целом оказались в весьма благоприятном положении, особенно учитывая то, что в конце прошлого года капитал нашего банка был увеличен на 180 миллиардов рублей, и эти средства в том числе, оказавшиеся временно свободными, были размещены на межбанковском рынке и тем самым сыграли, как мне кажется, позитивную роль в стабилизации в целом ситуации на российском рынке межбанковского кредитования.

КОРР.: На ваш взгляд, как может мировой финансовый кризис повлиять на инвестиционный климат в России? И какова стратегия инвестирования тех средств, которыми распоряжается "Банк развития"?

Владимир ДМИТРИЕВ: Я полагаю, что ситуация в России пока еще, к счастью, предсказуемая. И что касается воздействия внешних факторов, я об этом уже говорил, мы не можем не считаться с ними, но это вполне контролируемая ситуация. И что касается средств, которые имеются у нас, - мы рассчитываем их, прежде всего, инвестировать в реальный сектор российской экономики.

КОРР.: Владимир Александрович, я благодарю вас за то, что вы нашли для нас время. Я желаю вам интересных дискуссий! Олег?

ВЕДУЩИЙ: Спасибо, Катя! Ждем от вас новостей. Из Давоса - моя коллега Екатерина Гринчевская. Мы следим за развитием событий, оставайтесь с нами.

 

Назад

«Мы обязаны укреплять позиции России»

23 января 2008 года
#Публикации
Назад

Die Presse
23.01.2008
Йенс Хартманн

 

ДИ ПРЕССЕ: На Всемирном экономическом форуме в Давосе кроме прочих тем  будет обсуждаться и вопрос об опасности государственных фондов. Что бы Вы ответили тем критикам, которые опасаются, что Россия и Китай отправятся на Запад скупать активы?

Дмитриев: ВЭБ не управляет российскими госфондами. За это у нас отвечают Министерство финансов и в некоторой степени Центробанк.

Вопрос: Тем не менее, в конце прошлого года вы приобрели пять процентов пакета акций авиакосмического концерна EADS.

Дмитриев: ВЭБ имеет право приобретать иностранные акции и участвовать в качестве инвестора в иностранных корпорациях. В случае EADS речь шла не о том, чтобы нам приобрести западный актив, как если бы мы выступали в качестве госфонда.

Вопрос: В чистом виде финансовая инвестиция?

Дмитриев: Этот пакет акций мы позже собираемся безубыточно обменять на пакет акций Объединенной Авиастроительной Корпорации (ОАК)…

Вопрос: … государственный холдинг, в котором объединены все российские самолетостроители…

Дмитриев: … который появится на рынке после дополнительной эмиссии. ОАК должно принять соответствующее решение. Обмен, на наш взгляд, поможет интеграции российской и европейской авиакосмической индустрии – к выгоде обеих сторон. EADS, как Вы знаете, держит акции российской самолетостроительной компании Иркут, которая входит в ОАК.

Вопрос: Китайский банк развития стал акционером британского банка Barclays. Когда Вы купите себе кусок западного банка?

Дмитриев: Я бы не хотел исключать возможности того, что когда-нибудь, когда наша деятельность приобретёт более серьёзные масштабы, и мы будем приобретать (зарубежные) активы. Однако в настоящий момент для нас гораздо важнее вывести на старт крупные инвестиционные проекты в России.

Вопрос: Вам понятны причины, по которым, например, ЕС пытается ввести правовую защиту от таких инвесторов, как Вы?

Дмитриев: Я считаю всю дискуссию о правовых ограничениях для иностранных инвестиций в странах ЕС преувеличенной. Принудительное регулирование стало бы серьезным препятствием для деловой активности предпринимателей из Восточной Европы и в конечном счете ударило бы по зачинателям этих ограничений. Тот, кто препятствует конкуренции, вредит потребителю. Я хотел бы напомнить о том, что нефтяные шейхи, которые в 70е годы усиленно инвестировали на Западе и столкнулись с ожесточенным сопротивлением, стали теперь желанными партнерами по бизнесу.

Вопрос: Значит, Запад не должен Вас бояться?

Дмитриев: В русской революционной песне есть такая строка: «Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути» (смеется). Мы ведь не только банк для развития российской экономики внутри нашей страны, но также и банк, помогающий российским компаниям активно выходить на рынки третьих стран. А это, в том числе, предполагает приобретение ими производственных активов. Например, мы финансировали приобретение нефтеперерабатывающего завода в Боснии одной из российских компаний.

Ошибается тот, кто видит в этом опасность. Мы просто обязаны укреплять позиции России в странах СНГ, а также в юго-восточной Азии, а Африке, Латинской Америке – в тех регионах, где традиционно был силен Советский Союз.

«Банки в России находятся сейчас действительно в стабильной ситуации».

Вопрос: Бывший министр экономики Герман Греф назвал цифру в триллион долларов, которые должны до 2020 года быть вложены в инфраструктуру. Какую роль при этом будет играть ВЭБ?

Дмитриев: Мы, если хотите, закачиваем ресурсы международных и российских финансовых рынков в нашу экономику. Мы поднимаем российскую экономику на качественно новый уровень, преодолевая одностороннюю зависимость от сырья. Мотором роста станут инновации. Мы поддерживаем ключевые отрасли, нуждающиеся в поддержке государства: транспорт, энергетику, коммуникации, авиа- и судостроительство, высокие технологии. Для того, чтобы добраться до сырья и производственных площадок, должны быть построены линии железной дороги, мосты, трубопроводы, ЛЭП, коммунальные сети. Частный сектор экономики не в состоянии все это обеспечить. Единственный выход – государство и ВЭБ возьмут на себя расходы на эти инфраструктурные проекты. 

Вопрос: Что может делать частный бизнес?

Дмитриев: Мы рассчитали, что до 2012 года за каждым рублем, который инвестируется государством, пойдут от трех до пяти рублей частных инвестиций.

Вопрос: В чём главное отличие ВЭБа от коммерческих банков?

Дмитриев: Мы реализуем те проекты, которые для коммерческих банков или не по силам или недостаточно привлекательны с финансовой точки зрения. Цель коммерческих банков – это генерировать прибыль. Наша цель – это решение социальных и экономических задач.

Вопрос: А имеет ли смысл банку отказываться от достижения прибыли?

Дмитриев: Мы не филантропы. Хоть в наших уставных документах и записано, что достижение прибыли не является ведущим принципом, но там же стоит и то, что мы должны работать безубыточно. Нашим преимуществом является, например, то что нам не надо платить налог на прибыль. Это даёт нам возможность занимать деньги на более выгодных условиях нежели другие банки и давать взаймы на условиях ниже рыночных.

Вопрос: Это уже похоже на демпинг.

Дмитриев: Нет, с демпингом здесь нет ничего общего – ведь мы же не конкурируем с коммерческими банками. Ведь в России только 18% всех коммерческих кредитов выдано на срок более трёх лет. А в нашем кредитном портфеле эти займы составляют 65%.

Вопрос: Одной из главных тем предстоящей дискуссии в Давосе будет кризис ипотечной системы США. Как этот кризис, с Вашей точки зрения, отразился на российских банках?

Дмитриев: ВЭБ эта проблема не затронула, так как мы не брали какие-либо крупные займы на международных рынках. Конечно, в целом стоимость заимствований будет выше, но мы сможем себе позволить брать новые кредиты – ведь у нас есть и суверенный рейтинг и такие преимущества, как освобождение от налога за прибыль

Вопрос: Приходится ли другим  российским банкам бояться сейчас за своё будущее?

Дмитриев: По-моему, ситуация в российской банковской системе в общем и целом вполне стабильная. Безусловно, российские банки были активными участниками международного межбанковского рынка, однако, в значительной степени, они не прибегали к использованию финансовых инструментов с высокой степенью риска. Если же какие-то трудности будут возникать, то они будут решаться либо за счет обычных заимствований, либо за счет консолидации, слияний или поглощений в банковском секторе.

Вопрос: В Давосе Вы – часть всемирной деловой элиты. Есть ли у Вас, как у российского банкира, ощущение, что Ваши зарубежные коллеги приняли Вас в свой круг?

Дмитриев: Несомненно. Десять лет тому назад нас, конечно, рассматривали с повышенным интересов. Вы же знаете все те стереотипы, которые связаны с Россией: медведи, водка, чёрная икра. А сегодня на нас, россиян, смотрят уже точно так, как и на немцев и на британцев.

Назад

«Мы перекачиваем ресурсы международных финансовых рынков в нашу экономику»

23 января 2008 года
#Публикации
Назад

DieWELT
23.01.2008
Экономика

Владимир Дмитриев, глава Российского Банка развития и Внешнеэкономической деятельности, об инфраструктуре, банковском кризисе и страхе перед госфондами.
В качестве шефа Банка Развития и Внешнеэкономической деятельности (ВЭБ) Владимир А. Дмитриев должен заботиться о том, чтобы российской экономике поступало достаточно капитала для устойчивого подъема. Дмитриев впервые говорит с представителем западной прессы о русской экспансии на мировом рынке, о страхах Запада и о гигантских задачах, которые предстоит решить России. Разговор вел Йенс Хартманн.

 

ДИ ВЕЛЬТ: Владимир Александрович, на Всемирном экономическом форуме в Давосе вы будете в составе российской делегации.  Какие темы волнуют руководителей экономики в этом году?

Дмитриев: Одной из тем наверняка будет вопрос о том, опасны или нет государственные фонды. Есть множество тем. Вероятно, будет обсуждаться положение стран Третьего мира и последствия ипотечного кризиса.

Вопрос: Дискуссию о государственных фондах Вы можете принять на свой счет. Что бы Вы ответили тем критикам, которые опасаются, что Россия и Китай отправятся на Запад скупать активы?

Дмитриев: ВЭБ не управляет российскими госфондами. За это у нас отвечают Министерство финансов и в некоторой степени Центробанк.

Вопрос: Тем не менее, в конце прошлого года вы приобрели пять процентов пакета акций авиакосмического концерна EADS.

Дмитриев: ВЭБ имеет право приобретать иностранные акции и участвовать в качестве инвестора в иностранных корпорациях. В случае EADS речь идет не о том, чтобы нам приобрести западный актив, как если бы мы выступали в качестве госфонда. В конце 2007 года государство повысило наш капитал на 180 млрд. рублей (5 млрд. евро) до более 200 млрд. рублей. Мы искали возможностей вложений.

Вопрос: В чистом виде финансовая инвестиция?

Дмитриев: Этот пакет акций мы позже собирались безубыточно обменять на пакет в Объединенной Авиастроительной Корпорации (ОАК)…

Вопрос: … государственный холдинг, в котором объединены все российские самолетостроители…

Дмитриев: … на их пакет акций, который появится на рынке после дополнительной эмиссии. ОАК должно принять соответствующее решение. Обмен, на наш взгляд, поможет интеграции российской и европейской авиакосмической индустрии – к выгоде обеих сторон. EADS, как Вы знаете, держит акции российской самолетостроительной компании Иркут, который входит в ОАК.

Вопрос: Китайский банк развития стал акционером британского банка Barclays. Когда Вы купите себе кусок западного банка?

Дмитриев: Я бы не хотел исключать возможности того, что когда-нибудь, когда наша деятельность приобретёт более серьёзные масштабы, и мы будем приобретать (зарубежные) активы. Однако в настоящий момент для нас гораздо важнее инициировать крупные инвестиционные проекты в России. Для закупок за границей существуют другие государственные учреждения, такие как «Национальный резервный фонд» или «Фонд национального благосостояния».

Вопрос: Вам понятны причины, по которым, например, ЕС пытается ввести правовую защиту от таких инвесторов, как Вы?

Дмитриев: Я считаю всю дискуссию о правовых ограничениях для иностранных инвестиций в странах ЕС преувеличенной. Принудительное регулирование стало бы серьезным препятствием для деловой активности предпринимателей из Восточной Европы и в конечном счете ударило бы по зачинателям этих ограничений. Тот, кто связывает конкуренцию, вредит потребителю. Я хотел бы напомнить о том, что нефтяные шейхи, которые в 70е годы усиленно инвестировали на Западе и столкнулись с ожесточенным сопротивлением, стали желанными партнерами по бизнесу.

Вопрос: Значит, Запад не должен Вас бояться?

Дмитриев: В русской революционной песне есть такая строка: «Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути» (смеется). Мы не только банк развития для развития российской экономики внутри страны, но мы ее активно развиваем,  чтобы (российские компании) могли активно выходить на рынки третьих стран. А это, в том числе, предполагает приобретение ими производственных активов. Например, мы финансировали приобретение нефтеперерабатывающего завода в Боснии одной из российских компаний.

Вопрос: Бывший министр экономики Герман Греф назвал цифру в триллион долларов, которые должны до 2020 года быть вложены в инфраструктуру. Какую роль при этом будет играть ВЭБ?

Дмитриев: Мы, если хотите, закачиваем ресурсы международных и российских финансовых рынков в нашу экономику. Мы поднимаем российскую экономику на качественно новый уровень, преодолевая одностороннюю зависимость от сырья. Мотором роста станут инновации. Мы поддерживаем ключевые отрасли, нуждающиеся в поддержке государства: транспорт, энергетику, коммуникации, авиа- и судостроительство.

Вопрос: Эти задачи под силу Геркулесу.

Дмитриев: Дефициты инфраструктуры – в которую государство не вкладывалось по-серьезному последние 20 лет – тормозят развитие экономики. Предприниматели готовы осваивать новые месторождения, строить фабрики и электростанции в Сибири и на Дальнем Востоке. Но для того, чтобы добраться до сырья и производственных площадок, должны быть построены линии железной дороги, мосты, трубопроводы, ЛЭП, коммунальные сети. Частный сектор экономики не в состоянии все это обеспечить. Единственный выход – государство и ВЭБ возьмут на себя расходы на эти инфраструктурные проекты. 

Вопрос: Что может и должен делать частный бизнес?

Дмитриев: Мы рассчитали, что до 2012 года за каждым рублем, который инвестируется государством, пойдут от трех до пяти рублей частных инвестиций. Мы видим себя как связующее звено между государством и частным сектором, и хотели бы стать национальным экспертным центром по государственно-частному партнерству.

Вопрос: В СССР занимались мегапроектами, которые по сути своей не могли быть прибыльными. Есть ли опасность того, что миллиарды будут выброшены опять впустую?

Дмитриев: Конечно же мы извлекли уроки из истории нашей страны. И «Закон о Банке Развития» и Меморандум, определяющий его деятельность, говорят о том, что проекты, финансируемые Банком, должны себя оправдывать как с экологической, так и с экономической точек зрения.

Вопрос: В чём состоит преимущество ВЭБа перед коммерческими банками?

Дмитриев: Мы реализуем те проекты, которые для коммерческих банков или не по силам или недостаточно привлекательны с финансовой точки зрения. Это, например, долгосрочные проекты, которые длятся не менее пяти лет, которые нуждаются в выгодном финансировании и которые необходимы для развития экономики нашей страны. Цель коммерческих банков – это генерировать прибыль. Наша цель – это решение социальных и экономических задач.

Вопрос: А имеет ли смысл банку отказываться от достижения прибыли?

Дмитриев: Мы не филантропы. Хоть в наших уставных документах и записано, что достижение прибыли не является ведущим принципом, но там же стоит и то, что мы должны работать безубыточно. А что касается конкуренции с коммерческими банками – то, если в Германии государство гарантирует все займы KfW, то нам, например, не надо платить налог на прибыль. Это даёт нам возможность занимать деньги на более выгодных условиях нежели другие банки и давать взаймы на условиях ниже рыночных.

Вопрос: Одной из главных тем предстоящей дискуссии в Давосе будет кризис ипотечной системы США. Как этот кризис, с Вашей точки зрения, отразился на российских банках?

Дмитриев: ВЭБ эта проблема не затронула, так как мы не брали какие-либо крупные займы на международных рынках. Конечно, в целом стоимость заимствований будет выше, но мы сможем себе позволить брать новые кредиты – ведь у нас есть и суверенный рейтинг и такие преимущества, как освобождение от налога за прибыль

Вопрос: Приходится ли российским банкам, которые финансировали своё развитие за счёт крупных кредитов взятых на Западе, бояться сейчас за своё будущее?

Дмитриев: По-моему, ситуация в российской банковской системе в общем и целом вполне стабильная. Безусловно, российские банки были активными участниками международного межбанковского рынка, однако, в значительной степени, они не прибегали к использованию финансовых инструментов с высокой степенью риска. Если же какие-то трудности будут возникать, то они будут решаться либо за счет заимствований, либо за счет консолидации, слияний, поглощений в банковском секторе.

 

Руководитель и банк

  • Москвич Владимир Александрович Дмитриев в своем качестве председателя правления государственного банка ВЭБ (Внешэкономбанк – Внешнеэкономический банк) принадлежит к числу самых могущественных банкиров России. Дмитриев одиннадцать лет занимает руководящие посты в ВЭБ и с 2004 года является его главой. Он изучал международные экономические отношения и защитил кандидатскую диссертацию. После университета он находился на дипломатической службе. 53-летний Дмитриев считается банкиром Кремля.
  • Тот, кто захочет проникнуть в московскую штаб-квартиру банка, массивную крепость советских времен, для начала будет помещен в стеклянную капсулу и просвечен со всех сторон. Государственный ВЭБ всегда слыл секретным финансовым учреждением, надежно огражденным от внешнего мира. Если раньше банк в основном занимался управлением советским внешним долгом и государственными пенсионными фондами, то с 2007 года у него появилась новая задача: в качестве банка развития  финансировать модернизацию российской экономики и подыскивать интересные активы за границей.
  • Основу для этого Кремль заложил уставным капиталом в размере 202 млрд. рублей (5,6 млрд. евро), который в 2008 году должен быть повышен до 250 млрд. рублей. В последующем году уставной капитал должен будет дальше повышаться. ВЭБ является государственной корпорацией, то есть некоммерческой организацией. Хотя русские и взяли за образец немецкий KfW, однако российское государство не несет ответственности за обязательства и кредиты ВЭБ. Сумма баланса на 1 января 2007 года составляла в пересчете 8,3 млрд. евро.
Назад

Электронный офис клиента в разработке

Закрыть
Написать письмо
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Оставить отзыв

Нам важно знать ваше мнение, чтобы сделать нашу работу еще лучше

Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваша организация
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Для повышения удобства работы на сайте используются файлы cookie. Cookie - файлы, содержащие информацию о предыдущих посещениях веб-сайта. Вы можете запретить использование cookie в настройках браузера.