Интервью Председателя Внешэкономбанка Владимира Дмитриева газете "Handelsblatt"

13 октября 2008 года
#Публикации
Назад

10 / 11 / 12 октября 2008 г.
Handelsblatt
№ 197
Перевод с немецкого

 

Если бы нас не было, нас следовало бы создать

 

- В последнее время на российских биржах наблюдается один обвал за другим. В чем причина?

Причиной происходящего являются не какие-либо фундаментальные данные, а скорее психология. Разумеется, здесь играет роль ряд факторов: нервозность в связи с разработкой США пакета экономической помощи, а также неблагоприятные новости из Европы. Однако рыночная ситуация и риски известны, и при оценке активов они должны учитываться. За резкими движениями биржевых курсов здесь, в России, прежде всего, стоят психологические факторы.

- Удивило ли вас, что кризис столь сильно затронул российские рынки?

Я был удивлен, но, прежде всего, резкими колебаниями курса. Экономические показатели в России лучше, чем в других странах. Возьмем, к примеру, средства, накопленные в двух наших суверенных фондах, профицит бюджета. Несомненно, мы являемся частью мировой экономики и зависим от инвесторов. Однако я должен констатировать: стратегические инвесторы остались, а спекулянты ушли.

- Изначально, ВЭБ должен был заниматься долгосрочными инфраструктурными проектами. А теперь он должен спасать проблемные банки и компании.

По сути, это для нас серьезный вызов. И хотя раньше это не предусматривалось, пришлось изобретать. Но наша нынешняя роль не будет существенно отличаться от предусмотренной. Теперь мы будем заниматься не только развитием инфраструктуры, например, дорогами и аэропортами, но и финансовым сектором, который, по сути, является системой кровоснабжения экономики.

- Раньше при возникновении проблем в финансовом секторе на выручку приходили, в первую очередь, такие крупные государственные банки как Сбербанк и ВТБ. Это больше не так, поскольку они котируются на биржах?

Именно так: Во время кризиса 2004 ВТБ приобрел частный банк – Гутабанк. Но теперь он должен больше заниматься своими обязательствами, связанными с котировкой на бирже. Поэтому он отказался от сделки со Связьбанком, когда стало известно, что потребность в финансировании столь высока, что это заметно скажется на балансе. Поэтому тут в дело вступили мы – правда, не совсем безвозмездно. Наш капитал теперь увеличится на 75 миллиардов рублей.

- Почему государство должно было помочь именно Связьбанку?

Правительство и Центральный Банк придавали большое значение этому банку: более 13 миллионов пенсионеров получали через него свои деньги. Около 400.000 сотрудников российского почтового ведомства получали через Связьбанк зарплату. Среди его клиентов большое количество крупных компаний. Банк должен был быть спасен.

- Извлечет ли ВЭБ что-либо еще из этого приобретения?

Мы видим потенциал: множество отделений поможет нам в финансировании малых и средних предприятий. С другой стороны, крупные клиенты, например телекоммуникационные компании, будут потенциальными партнерами при строительстве инфраструктуры, что поручено нам государством. Так что эта сделка имеет для нас смысл. Сегодня мы еще не знаем, какова будет судьба Связьбанка - будет ли он частью ВЭБ, независимым государственным банком или мы его позднее вновь продадим какому-либо инвестору.

- После выделения ВЭБу Банком России 50 миллиардов долларов в качестве финансовой помощи, для рефинансирования зарубежных кредитов, полученных российскими банками и компаниями, обращаются ли к вам компании за финансовой помощью?

С этими 50 млрд. долларов, которыми мы будем управлять, мы, естественно, оказались в центре интересов банков и крупных концернов. Среди них есть несколько имен из российского списка Форбс, а также государственные предприятия. В такой ситуации государство должно было предпринять меры, и этого пакета хватит, чтобы покрыть краткосрочные финансовые потребности российских компаний.

- Но это будут не только проблемные банки?

Может возникнуть такая ситуация, при которой мы будем приобретать не только банки, но и предприятия или, как минимум, выступать в качестве управляющего рисками в отношении их сомнительных кредитов. Но, конечно, банки остаются нашими основными клиентами.

- Какие сектора экономики затронуты больше всего?

Конечно, сильно пострадал строительный сектор. Мы сконцентрируем свое внимание на дорожном строительстве, логистических центрах, транспорте и т.д., где, как и прежде, существует высокая потребность в средствах. Другая проблемная область – это ритейл. Правительство скоро должно принять решение, которое определит нашу роль в поддержании наиболее пострадавших от кризиса областей экономики, не исключая и санацию предприятий.

- Достаточно ли у ВЭБ для этого ресурсов?

Уже сегодня у нас имеется департамент, занимающийся управлением проблемными кредитами. В общей сложности, около 14 млрд. долларов. В год мы можем урегулировать около одного миллиарда: мы предоставляем средства, реструктурируем задолженность с целью оздоровления компаний.

- Российские банки и компании подвела система управления рисками?

Дело не только в этом. Речь идет – и не только в России – о проблеме регулирования. Я могу вполне определенно заявить, что в настоящее время различные финансовые органы и учреждения занимаются разработкой пакета с целью надлежащей корректировки существующих законов и норм, прежде всего, для улучшения управления рисками.

- Консолидация банков ускорится. И кто будет управлять процессом? Государство или инвесторы, такие как миллиардер Михаил Прохоров, приобретший Ренессанс Капитал – и за очень хорошую цену?

В первую очередь, государство с его институтами. В настоящее время у нас в стране нет такого количества миллиардеров, имеющих достаточно свободных средств, чтобы скупать банки.

- Какие банки подпадают под государственную защиту?

Прежде всего, конечно, это банки, у которых имеются социальные обязательства и которые играют системообразующую роль. Правительство и ЦБ, безусловно, обеспокоены положением дел, но я могу вас заверить, что оба знают, что делать.

- В строительном секторе кризис, в других отраслях экономики – также. Сохранятся ли в ваших планах долгосрочные проекты?

Буду откровенен: конечно, мы должны проверять отдельные проекты с точки зрения управления рисками, соответствия определенным промышленным стандартам, а также финансового состояния наших заемщиком. Но те проекты, которые уже запущены, будут продолжены. Больше того,  несколько недель назад наш Наблюдательный Совет выделил 2.5 млрд. долларов в качестве долгосрочных кредитов на такие проекты как строительство нефтехимического завода в Татарстане. Все это в рамках нашей обычной деятельности.

- Наблюдатели высказывают критические замечания, что ВЭБ до сих пор не имеет четкой модели. Под одной крышей существует и Банк развития(PосБР) и Экспортный банк (Росэксимбанк). Сохранится ли такое положение дел?

Все части ВЭБ продолжат существование, как и раньше. Конечно, РосБР получит новое название, поскольку до сих пор сохраняется неясность в отношении того, чем он отличается от ВЭБ. Его задача сохраняется: финансирование малых и средних предприятий. Росэксимбанк будет оказывать помощь Правительству в привлечении средств под суверенные гарантии. ВЭБ, конечно, останется инструментом экспортного финансирования. И при этом он или созданный на его базе институт будет агентом по страхованию сделок, приблизительно как Гермес в Германии.

- Сегодня, когда Вы общаетесь с западными инвесторами, что Вы им говорите?

Я бы сослался на Премьер-министра Владимира Путина. Он сказал очень кратко: Конечно, инвесторы должны задавать критические вопросы, но наша роль состоит в том, чтобы их успокоить. Это не означает, что мы должны всё представить в розовом свете. Однако мы убеждены, что российская экономика достаточно сильна, чтобы выдержать эту критическую ситуацию. Например, у нас достаточно сильный бюджет – даже если цены на нефть упадут до 50 долларов, мы будем в состоянии выполнять расходные обязательства бюджета в течение трех лет.

- Россия специально так мало реформировала финансовый сектор в благополучные годы?

Кризис – это всегда возможность внести изменения. Это время реформ. Я не припомню времени, когда Дума так быстро как в настоящее время принимала законы: от пенсионного и налогового до банковского законодательства.

- Когда эти своевременные меры дадут результат?

Должно пройти время, прежде чем принятые сегодня законы и меры подействуют. Я полагаю, что мы вернемся к нормальной ситуации в экономике не ранее начала 2010 года.

 

Назад

Восстановление связи

9 октября 2008 года
#Публикации
Назад

Время новостей
N°187, 09 октября 2008

ВЭБ рассказал о судьбе Связь-банка

Внешэкономбанк покупает Связь-банк за «символическую сумму» не более 5 тыс. руб., поглощение уже одобрила Федеральная антимонопольная служба, а Центробанк предоставит ВЭБу депозит на 2,5 млрд долл. для выполнения текущих обязательств Связь-банка. Вчера руководители обеих организаций говорили о хорошем будущем Связь-банка.

Финансовое положение Связь-банка серьезно подорвали два фактора -- увлечение сделками репо на падающем рынке и «разбалансированность баланса», то есть короткие пассивы и длинные активы, сообщил вчера председатель ВЭБа Владимир Дмитриев на специально созванном брифинге. И намекнул, что руководство Связь-банка, возможно, сознательно создавало такую ситуацию. «Длинные активы были сформированы на исходе менеджмента Связь-банка, который работал в нем до прихода в банк бывших топ-менеджеров Сбербанка. Ликвидность банка фактически была выведена в длинные кредиты, -- объяснил глава ВЭБа. -- Мы вместе с командой, которая пришла в Связь-банк из Сбербанка, проводим необходимые меры по анализу казначейских и кредитных операций Связь-банка, в том числе на межбанковском рынке и рынке биржевого репо». На 1 октября объем ссудной задолженности Связь-банка, уточнил президент -- председатель правления Александр Житник, составлял 90 млрд руб., в основном это корпоративные кредиты. По его словам, доля проблемных кредитов в портфеле составляет 20--25%.

«Ряд проблем Связь-банка относится не только к финансовому надзору. Очевидно, потребуется профессиональная помощь, не связанная с банковской деятельностью», -- заявил г-н Дмитриев, добавив, что помощь эту будут запрашивать у правоохранительных органов. Банкир заметил, что ситуация со Связь-банком похожа на случай, когда «хорошая скрипка оказывается не в тех руках».

ВЭБ вместе со Связь-банком получил его «горящие» обязательства перед кредиторами, держателями депозитов и на межбанковском рынке. Для их исполнения срочно требовалось 59 млрд руб., которых у Связь-банка не оказалось. «Масштаб бедствия Связь-банка оценивался в 60 млрд руб. -- это были текущие обязательства банка, которые он не мог обеспечить без помощи Банка России и ВЭБа», -- объяснил г-н Дмитриев. Из этой суммы 45 млрд руб. было выдано Связь-банку в форме межбанковских кредитов, остальное было направлено на урегулирование обязательств банка на рынке биржевого репо.

Банк России для решения текущих задач по Связь-банку предоставит ВЭБу депозит на сумму 2,5 млрд долл. сроком на год с возможностью пролонгации под LIBOR+1%. Таким образом, будет «обеспечено бесперебойное движение средств всем клиентам банка, в том числе пенсионерам, так же бесперебойно осуществляются платежи в рамках зарплатных проектов «Почты России», сказал глава ВЭБа. «Как основной акционер банка мы можем уверенно сказать, что впредь все обязательства Связь-банка будут обеспечены в полном объеме за счет выделенных нам ресурсов», -- отметил Владимир Дмитриев. И польза ожидается взаимной. По его словам, работа на площадке Связь-банка под эгидой ВЭБа представляется весьма интересной, но никто не сбрасывал со счетов идею создания Почта-банка на базе Связь-банка: «Мы говорили о перспективах взаимодействия с «Почтой России», с ее главой Андреем Казьминым». ВЭБ в таком случае избавится от непрофильного актива, а «Почта России» получит вместе с банком лицензию на осуществление банковской деятельности, о чем так мечтал г-н Казьмин.

Пока же частных вкладчиков и корпоративных клиентов заверили, что никаких проблем они испытывать не будут. «Правда, есть опасение, что на фоне общей непростой ситуации многие клиенты банка -- и физические, и юридические лица -- будут обращаться с просьбой перевести их в другие, более понятные им и устойчивые банки», -- посетовал г-н Дмитриев. Примеры уже есть. По словам г-на Житника, отток вкладов из Связь-банка пока небольшой, однако бизнесмен Алишер Усманов «частично» отозвал собственный депозит.


Юлия МИРОНОВА

Назад

ВЭБ подставил плечо Связь-банку

9 октября 2008 года
#Публикации
Назад

Пенсии будут выплачиваться вовремя

Комсомольская правда
Экономика
Валерий БУТАЕВ — 09.10.2008

Связь-банк будет сохранен, никаких проблем ни для частных вкладчиков, ни для корпоративных клиентов, ни для тех, кто получает зарплату через Связь-банк, не было и не будет. С таким заявлением выступил вчера председатель Внешэкономбанка (ВЭБ) Владимир ДМИТРИЕВ.

Напомним, помимо коммерческих и телекоммуникационных компаний, Связь-банк обслуживает счета федеральной почты, через него проходят пенсии для 14 млн. российских пенсионеров, а 400 тысяч работников «Почты России» получают зарплаты по картам Связь-банка. И вот около двух недель назад у банка начались проблемы.

Как пояснил Владимир Дмитриев, они связаны с тем, что Связь увлекся игрой на падающем фондовом рынке, а также выдавал длинные кредиты, в то время как средства для этого привлекались на короткий срок. Пока «связисты» могли перехватывать деньги на межбанковском рынке, все было нормально, но из-за кризиса этот источник финансирования закрылся...

Учитывая социальную значимость Связь-банка, власти приняли меры для его поддержки и оздоровления. Теперь уже 98% акций банка принадлежит ВЭБу. Любопытно, что Связь-банк, до последнего времени входивший в тридцатку крупнейших кредитных организаций страны, достался ВЭБу за символическую сумму... 5 тысяч рублей. Что в общем-то и неудивительно. Ведь для урегулирования текущих долгов Связь-банка ВЭБ уже потратил 59 млрд. рублей, взяв для этого годовой депозит в Центробанке.

Теперь специалистам ВЭБа предстоит разобраться, кому и зачем Связь-банк выдавал кредиты, чем они обеспечены, и взыскать эту задолженность. Как образно выразился Владимир Дмитриев, «хотелось бы, чтобы они были предоставлены не кооперативу «Незабудка», а серьезным организациям». Впрочем, уже есть предварительные оценки: от 20 до 25% выданных займов взыскать будет сложно. И тут ВЭБ надеется не только на свой опыт, но и на помощь правоохранительных органов.

Тем временем клиентам Связь-банка, вкладчикам, почтовикам, получающим здесь зарплату, беспокоиться не о чем. Сейчас уже приняты все необходимые меры, чтобы банк стабильно выполнял свои функции и проводил платежи.

Назад

Владимир Дмитриев: Россия извлекает хорошие уроки из мирового кризиса

19 сентября 2008 года
#Публикации
Назад

Председатель Внешэкономбанка В.А. Дмитриев выступил в прямом эфире телеканала «Вести-24» в ходе Форума Сочи-2008

Падение рынков - обычное цикличное явление, считает глава госкорпорации "Банк развития и внешнеэкономической деятельности" (Внешэкономбанк, ВЭБ) Владимир Дмитриев. Растущий профицит бюджета, высокие цены на энергоносители, третий по величине в мире золотовалютный запас и устойчивая социально-экономическая ситуация позволят России выйти из глобального финансового кризиса с наименьшими потерями, сказал он в интервью "Вестям".

- Владимир Александрович, здравствуйте.

- Добрый день.

- "Банк развития" специально создавался для реализации долгосрочных проектов государственного значения. Эти проекты аккумулировали как бюджетные деньги, так и средства частных инвесторов. Сейчас на фоне мирового финансового кризиса ощущается ли дефицит капиталовложений?

- Я бы не сказал, что ситуация на мировых финансовых рынках затрагивает деятельность "Банка развития" как ключевого финансового института в реализации крупных инвестиционных проектов государственной значимости. Буквально на этой неделе в понедельник мы провели очередной наблюдательный совет, который, как известно, возглавляется председателем правительства Российской Федерации. На нем было утверждено несколько проектов общей стоимостью порядка 100 миллиардов рублей. Это проекты, в том числе, связанные с развитием инновационных производств, с развитием инфраструктуры и к конкретных отраслей, связанных с инновационным производством. Я хотел бы, прежде всего, сюда отнести авиацию. Это строительство совершенно нового самолета малой авиации в Ульяновске. Это модернизация производства крупной компании ВСМПО "Ависма", основанная на современных технологиях и на современных инновационных технологиях в области материаловедения. Это крупный проект инновационного свойства стоимостью порядка миллиарда долларов с Татарстане, где будет производиться на базе поступающего в городе Менделеевск газа. Крупное производство химическое. И по производству так необходимых для российского сельского хозяйства минеральных удобрений. Так что, недостатка в ресурсах у нашего банка не хватает. Мы чувствуем себя вполне устойчиво. И я думаю, если говорить в целом о ситуации в финансово-банковском секторе Российской Федерации, то нет фундаментальных предпосылок для того, чтобы ситуация на нем не была контролируема. И в этом смысле, конечно, следует отметить своевременное вмешательство наших финансовых и денежных властей, сделавших максимально для того, чтобы решить существующие проблемы и выправить ситуацию на фондовом рынке.

- Ну, вот, все-таки правительство России направило крупные средства на укрепление финансовой системы страны. Аналитики утверждают, что существенного эффекта от этой помощи ощутят только банки, так называемого "первого эшелона". А вот для средних и мелких банков деньги не дойдут и их положение окажется шатким. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Я думаю, что с этим тезисом можно поспорить. Во-первых, оказание помощи крупным, прежде всего, государственным банкам, связано ни с тем, чтобы выправить их собственную ситуацию, а с тем, чтобы опираясь на инфраструктуру банковскую, которой обладают крупные государственные финансовые институты, оказать содействие тем банкам, которые, действительно, находятся в серьезном положении и оказать помощь участникам фондового рынка. Что касается банков второго и третьего эшелона, региональных банков, они опираются, в первую очередь, на ресурсы внутри страны. И в меньшей степени задействованы в международных финансовых операциях и в поддержке международных финансовых институтов. Поэтому, я считаю, что ситуация контролируемая и сегодняшнее поведение фондового рынка, поведение на межбанковском рынке очередное тому доказательство.

- Владимир Александрович, все политики сейчас и экономисты признают, в общем, что Россия лучше остальных защищена от мирового финансового кризиса, причем это звучало и сегодня на инвестфоруме. Что именно в данный момент, какие экономические показатели и факторы делают ее сильной, на ваш взгляд?

- Я думаю, что уместно нынешнюю ситуацию сравнивать с ситуацией кризиса 98-го года. И именно сравнивая фундаментальные показатели того периода и нынешнее состояние российской экономики, следует с абсолютной уверенностью признать, что эти показатели отличаются в лучшую сторону, точнее, кардинально от ситуации 98-го года. И если сравнивать с условиями, в которых развивается кризис в США, в отдельных странах Западной Европы, то и здесь Россия демонстрирует устойчивый рост. Это и растущий профицит нашего бюджета, это устойчиво высокие цены на энергоносители, это третий по величине в мире золотовалютный запас. Это устойчивая социально-экономическая, в целом, ситуация в нашей стране, устойчивый экономический рост, выражающийся и в росте валового внутреннего продукта, и в росте промышленного производства. И, действительно, есть ключевые опорные отрасли российской экономики, которые демонстрируют, что опираясь на все более растущий внутренний спрос, наша экономика находится в хорошем устойчивом положении. И в меньшей степени подвержена таким кризисным явлениям, которые сейчас захлестнули Соединенные Штаты Америки и ряд стран Западной Европы.

- Как, по вашему мнению, как отразиться на общем инвестиционном климате в мире и внутри России падение фондовых рынков? Насколько сильно подорвано доверие кредиторов и заемщиков друг к другу?

- Я бы не стал абсолютизировать значение этой ситуации, в целом, на настроение кредиторов и заемщиков. Это обычное явление цикличности на фондовых и денежных рынках. И поэтому те экономики, которые в большей степени подготовлены к подобного рода колебаниям, они неизбежны в странах, которые входят в систему глобальных экономик. Я думаю, что, если экономики устойчивы и готовы выдержать подобного рода испытания, если они и задевают эти страны, но у них достаточно возможностей для того, чтобы сгладить пиковое напряжение, которое, прежде всего, касается экономик в меньшей степени готовых к подобного рода потрясениям. Но, разумеется, мы не должны строить иллюзий и не считаться с тем фактором, что Россия является частью мировой глобальной экономики. И поэтому выстраивание систем раннего предупреждения, а именно на это настроены российские власти, руководство нашей страны, денежные и финансовые власти, демонстрирует, что мы извлекаем хорошие уроки из той ситуации, в которой оказываются, прежде всего, наши партнеры по взаимоотношениям на уровне финансовых институтов.

- Сейчас активно развивается частно-государственное партнерство и многие рассчитывают на получение денег. Как в этой связи, чтобы не допустить промаха, проходит отбор проектов для инвестиций? Что совершенствуется в этой связи?

- Я, в данном случае, могу опираться только на практический опыт нашего банка. И хочу с уверенностью сказать, что система отбора проектов, их подготовки, их вынесения на органы корпоративного управления нашего банка, а это кредитный комитет правления, Наблюдательный совет нашего банка, эта система выстроена весьма тщательно. Она соответствует лучшим международным стандартам. И мы знаем, каков печальный опыт тех проектов и тех строек, которые в свое время пытались реализовать за счет кредитов иностранных государств и под гарантией российского правительства, но которые не проходили столь тщательного анализа и экспертизы. Мы уверены в том, что та система, которую мы выстроили, та экспертиза, которую проходят наши проекты, эти проекты призваны реализовывать идеи государственного и частного партнерства. И тот факт, что ряд структур, корпоративных процедур, которые проходят, проекты приходящие во Внешэкономбанк, реализуются при тщательном отборе не только с нашей стороны, со стороны наших экспертов и экспертов регионального уровня, но и со стороны заинтересованных министерств и ведомств, которые тщательно следят за тем, чтобы проекты носили не только экономическую эффективность для их инициаторов, но и имели серьезную социально-экономическую составляющую в виде занятости населения, налогов и, в целом, макроэкономического роста российских регионов.

- Ну, еще один вопрос по этой же теме. Какие крупные проекты уже финансирует "Банк развития"? И какие контракты могут быть заключены в Сочи, где проходит инвестфорум?

- Я еще раз хочу подчеркнуть, что лишь на этой неделе в ходе заседания Наблюдательного совета, наш главный орган управления принял решение о финансировании проектов общим объемом порядка 100 миллиардов долларов. Это, в основном, проекты инновационного свойства и на модернизацию развитию инфраструктуры. Сейчас кредитный портфель нашего банка составляет порядка 200 миллиардов рублей. Мы рассчитываем, и это четко прописано в стратегии развития Внешэкономбанка до 2012 года. Мы рассчитываем, что эти проекты достигнут объема порядка 850 миллиардов рублей. И порядка 30 процентов утверждаемых нашими органами корпоративного управления проектов должны иметь направленность, связанную с реализацией идей государственно-частного партнерства. Мы уверены в реальности достижения этих целей.

 

Источники:  Vesti.ru,  Телеканал "ВЕСТИ-24"

Назад

У нас не клиентский, а проектный подход

18 сентября 2008 года
#Публикации
Назад

Интервью заместителя Председателя Внешэкономбанка Анатолия Балло газете "Время новостей"

Источник: ВРЕМЯ НОВОСТЕЙ
Номер выпуска: 172 (2054)
Дата выпуска: 18.09.2008
Автор: Беседовала Юлия МИРОНОВА

Созданная на базе Внешэкономбанка государственная корпорация "Банк развития" продолжает наращивать свой портфель инвестиционных проектов. На днях наблюдательный совет ВЭБа под председательством премьер-министра Владимира Путина одобрил участие банка в нескольких проектах на общую сумму более 2 млрд долл. Долгосрочное кредитование инвестпроектов не прекращается даже в условиях ухудшения ситуации на рынках капитала, когда частным банкам все сложнее получать ресурсы, подчеркивает заместитель председателя правления Банка развития Анатолий БАЛЛО. В интервью "Времени новостей" он рассказал о том, что главные критерии для ВЭБа при выборе проектов для финансирования - значимость для государства и эффект для экономического роста.

-- Анатолий Борисович, вы курируете инвестиционный блок, это направление появилось в банке относительно недавно. Каковы основные виды и параметры деятельности банка и какое место принадлежит инвестиционным проектам?

-- Каждое из направлений нашей деятельности находится на различной стадии своего динамического развития. Например, управление пенсионными средствами банк осуществляет с 2003 года, сейчас на доверительном управлении находятся 360 млрд руб. пенсионных накоплений. На учете во Внешэкономбанке находятся государственные активы на сумму 65,5 млрд долл. и долговые обязательства в размере 39,4 млрд долл. Банк также занимается урегулированием проблемной задолженности российских заемщиков перед федеральным бюджетом по кредитам, взятым под госгарантии, объем средств на урегулировании -- 16,7 млрд долл. Есть направление, связанное с кредитованием малого бизнеса, пока оно осуществляется в рамках соответствующей программы дочернего Российского банка развития.

Что касается собственно инвестиционной деятельности, то наш кредитный портфель формировался еще до создания банка развития в 2007 году. В течение предыдущих двух лет Внешэкономбанк уже работал как банк для крупных инвестиционных проектов, и наша кредитная политика уже была ориентирована на них. Как результат сейчас около 70% кредитов банка выданы на срок свыше трех лет, то есть являются долгосрочными. В банковском же секторе доля таких кредитов не превышает 20%.

На 1 января 2008 года наш кредитный портфель составил 197,5 млрд руб. Процесс выдачи новых кредитов и погашения старых идет одновременно, поэтому наиболее показательным является не текущий кредитный портфель, а портфель перспективных проектов. С начала своей деятельности в качестве Банка развития, а это всего лишь чуть больше года, был сформирован перспективный портфель проектов общей стоимостью около 1 трлн руб., с предполагаемой долей участия банка более 0,5 трлн рублей.

За указанный период была создана методологическая основа инвестиционной работы банка -- кредитная политика, критерии отбора и экспертизы инвестиционных проектов, процедурные вопросы, параллельно шло строительство организационной структуры банка и укрепление кадрового состава.

-- Какие конкретные результаты текущего года вы можете назвать?

-- Наблюдательным советом банка с декабря 2007 года утверждено более 20 проектов общей стоимостью 602,6 млрд руб. с долей участия Внешэкономбанка в них 322,6 млрд руб. В большинстве случаев мы предоставляем долгосрочные кредиты, но в некоторых проектах мы входим и в капитал. Причем наша работа идет, несмотря на то, что ухудшается ситуация на рынке капитала и российским банкам все сложнее получать долгосрочные ресурсы.

-- Формально Банк развития начал работу только год назад. Какие цели стоят перед ним?

-- Мы проводник государственной инвестиционной политики и его стратегических интересов в инвестиционной области. Приоритеты нашей деятельности определены правительством и сформулированы в меморандуме о финансовой политике банка. Основная цель нашей работы -- это стимулирование инвестиционной деятельности, связанной с поддержкой стратегически значимых отраслей российской экономики, поддержкой экспорта промышленной и высокотехнологичной продукции, содействием развитию регионов. Главный смысл создания Банка развития, его миссия состоит в том, чтобы обеспечить инвестиции в те отрасли и направления, в которых ощущается дефицит долгосрочных ресурсов, в те проекты, которые частный капитал считает для себя слишком рискованными. Нельзя также не учитывать, что осуществлению многих серьезных инвестиционных проектов препятствует серьезный дефицит транспортной и энергетической инфраструктуры. Помимо инфраструктуры банк работает в таких отраслях, как энергетика (включая атомную), авиастроение, судостроение, металлургия, ВПК, электронная промышленность.

"Изъяны", малопривлекательность этих секторов с точки зрения интересов частного бизнеса очевидны -- проекты в них, как правило, чрезвычайно капиталоемкие, при этом с длительным сроком окупаемости, низкой рентабельностью и высокими рисками. Например, проекты со сроком финансирования 25--30 лет. А ведь именно такие сроки предусмотрены проектами, софинансируемыми Инвестиционным фондом, по строительству платной автодороги Москва -- Санкт-Петербург, Орловского тоннеля в Санкт-Петербурге. Еще одна наша задача и важнейшая функция состоит в том, чтобы привлечь бизнес в реализацию подобных проектов, создать условия для притока частных инвестиций, объединить совокупные ресурсы всех сторон, вовлекаемых в проект, чтобы достигнуть синергетического, мультипликативного эффекта для развития бизнес-проекта.

-- Почему государство не может напрямую выдавать предприятиям деньги на цели развития, дотировать их инвестпроекты, зачем нужен специальный государственный институт в лице Внешэкономбанка?

-- С точки зрения реализации государственно значимых проектов есть два пути:

первый -- за счет бюджета в виде безвозвратных субсидий, второй -- за счет привлечения кредитов банка развития, то есть финансовые ресурсы на условиях платности и возвратности. По первому пути страна шла много лет, и все мы видим его, мягко говоря, невысокую эффективность. Бюджетное финансирование зачастую развращает руководителей -- во Внешэкономбанке есть подразделение, которое занимается возвратом кредитов, выданных под государственные гарантии еще в начале 90-х годов. Хорошо, что сейчас государство отказалось от такой схемы, когда руководители предприятий практически не несли ответственности за результаты освоения средств.

-- Не останется ли тогда Внешэкономбанк единственным источником финансирования государственно значимых, но не привлекательных для частного бизнеса отраслей?

-- Надеюсь, что нет. Мы стараемся создавать предпосылки и условия для вхождения в такие отрасли частного бизнеса, обеспечивать так называемый "сигнальный эффект" для частных инвесторов. Это как "цепная реакция": благодаря нашему финансированию предприятие начинает оживать, платить зарплаты, размещать субподряды, поставщики формируют у себя портфель заказов, обращаются за финансированием. В итоге в отрасль приходят коммерческие банки, в оборот вовлекаются все новые частные предприятия. И еще один важный момент. Уже одним своим вхождением в проект, участием в предпроектной проработке, а иногда и обязательством дальнейшего сопровождения проекта банк минимизирует риски частного бизнеса, делает проект более привлекательным для инвестора.

-- А может, и вовсе не надо какие-то отрасли поднимать, есть же международное разделение труда -- будем покупать у других стран?

-- Дело в том, что отрасли, в которые мы приходим, стратегически важные для обеспечения экономической независимости государства. Да, на каком-то этапе можно разрешить нашим компаниям покупать, например, самолеты западного производства, аналоги которых не производятся в стране, но, полностью отказываясь от собственного авиационного производства, мы потеряем статус супердержавы.

-- Есть ли какие-либо различия между Внешэкономбанком и коммерческими банками с точки зрения инвестора, желающего осуществить инвестпроект, в плане доступа к кредитным ресурсам?

-- Да, и принципиальные. Прежде всего, в отличие от коммерческого банка у нас не клиентский, а проектный подход. Обычно банк пытается по максимуму продать свои услуги, он в комплексе рассматривает эффективность работы с клиентом, например, кроме кредита предлагается полное банковское обслуживание предприятия. Мы же в первую очередь смотрим, чтобы проект соответствовал нашей инвестиционной декларации, меморандуму о финансовой политике, в котором определяются количественные и качественные критерии. Разумеется, мы также оцениваем и самого потенциального клиента с точки зрения его способности успешно реализовать крупный инвестиционный проект.

Правительство с самого начала деятельности Банка развития заложило такие ограничения, которые не позволяют нам конкурировать с коммерческими банками, и это правильно. При этом нужно отметить, что мы заинтересованы в организации софинансирования с другими банками, региональными в том числе. У нас в этом случае возникает четкое разделение сфер ответственности -- мы предоставляем долгосрочные ресурсы, а частные банки могут софинансировать или финансировать предварительный этап проекта, где мы не можем участвовать, потому что там еще не требуется больших затрат. То есть коммерческие банки могут профинансировать предпроектную подготовку, а потом уже взять клиента на расчетно-кассовое обслуживание, осуществлять документарный бизнес -- зарабатывать на клиенте, в то время как Внешэкономбанк будет финансировать сам инвестиционные затраты. Таким образом, вместо конкуренции с коммерческими банками мы получаем перспективное сотрудничество.

-- Но разве клиентам не выгоднее сразу обращаться во Внешэкономбанк -- ведь ваши кредиты дешевле?

-- Действительно, еще одно наше отличие от коммерческих банков заключается в том, что во главу угла мы ставим не извлечение прибыли от реализации проекта, а государственные интересы при его осуществлении. Мы уверены, что идеология государственных инвестиций должна рассматриваться не в категории "доходность--возвратность", а как катализатор создания новых производств и, следовательно, экономического роста в стране, повышения конкурентоспособности отечественных производителей. Но, разумеется, принцип безубыточности является основополагающим и для нашего банка. Да, наши кредиты дешевле, но это не означает, что они льготные. Разница получается за счет того, что, во-первых, у коммерческих банков закладывается гораздо большая прибыль на акционерный капитал, у нас этот показатель находится на уровне доходности ОФЗ. Во-вторых, стоимость нашего фондирования ниже и на внутреннем, и на внешнем рынке. Но кредиты все равно не льготные, у нас есть четкая кредитная политика, которая регламентирует порядок установления процентных ставок.

Кроме того, мы все-таки ограничены в выборе клиентов. Целесообразность участия банка в том или ином проекте основывается прежде всего на уже упоминавшихся критериях, заложенных в нашем меморандуме.

Но, повторюсь, в своей деятельности мы руководствуемся не столько соображениями коммерческой эффективности и целесообразности, сколько ожидаемой макроэкономической отдачей. Для этого, в частности, в банке разработана методика, которая позволяет рассчитать бюджетную эффективность, есть интегральные показатели, которые характеризуют такие параметры, как, например, создание новых рабочих мест, социальный и макроэкономический эффекты, проистекающие от реализации финансируемых нами проектов.

-- Перечень приоритетных отраслей -- непреодолимый барьер для проектов, не подпадающих под критерии профильности, они не имеют никаких шансов на получение инвестиций банка?

-- Вовсе нет. Мы рассматриваем все заявки, которые поступают в банк. Список не является закрытым, и наличие отраслевых приоритетов не означает, что мы не можем заниматься проектами в других сферах. Даже если какой-то проект не вписывается в отраслевой приоритет, но соответствует направлениям нашей деятельности, то есть способствует внедрению инновационных технологий, импортозамещению, рациональному использованию природных ресурсов, развитию региона и т.п., то банк может рассматривать и такие вопросы. Тем более что многие отрасли естественным образом взаимосвязаны с нашими приоритетными направлениями. Например, в настоящее время банк рассматривает проекты создания заводов строительных материалов, работающих по уникальным инновационным технологиям, несмотря на то, что эта отрасль не входит в число приоритетных. Или, скажем, проекты по строительству социального жилья -- мы можем финансировать инфраструктуру ЖКХ, в том числе на принципах ГЧП. Я не исключаю, что правительство может расширить число отраслевых приоритетов, но и существующий сегодня формат дает нам возможность работать на много лет вперед. Да и вообще, деление проектов на "профильные" и "прочие" в какой-то мере условно -- как бы высокопарно это ни звучало, но для нас проекты разнятся не по отраслевому признаку, а по степени их государственной значимости: у кого она выше, те и становятся автоматически приоритетными.

-- На какой стадии банк начинает участвовать в проекте -- вы помогаете с предпроектной подготовкой или включаетесь, когда проект уже запущен и нужны только деньги, а не советы?

-- Изначально подразумевалось, что Внешэкономбанк будет рассматривать не просто бизнес-идеи, а проекты на более продвинутых стадиях. Это общепринятая банковская практика -- работа над кредитной заявкой начинается при условии наличия концепции проекта, бизнес-плана, технико-экономического обоснования, всей исходно-разрешительной, проектной и контрактной документации, оформленных прав собственности или долгосрочной аренды на земельные участки под строительство капитальных объектов, разрешений на строительство. Но вся беда в том, что уровень и качество проработки поступающих на рассмотрение в банк инвестиционных проектов очень низкие, не соответствующие этим требованиям. Причем данная ситуация характерна для всех регионов. Это в том числе связано с утерей отраслевых компетенций профильными проектными институтами и отсутствием отечественных компаний, которые обладали бы опытом проектирования крупных объектов. Устранение же инициатором проекта недостатков, идущее параллельно рассмотрению заявки, существенным образом увеличивает процедуру принятия решения о возможности финансирования проекта -- до шести--девяти месяцев. Столкнувшись с нехваткой качественно подготовленных инвестпроектов, банк был вынужден приняться за решение этой проблемы. Мы стали оказывать консультационную поддержку участникам проекта, включая органы исполнительной власти, и даже занялись подготовкой кадров (обучение и повышение квалификации) путем создания в опорных для нас регионах так называемых центров капитализации человеческих ресурсов.

Так что, повторюсь, вопреки первоначальному замыслу банку приходится "подставлять плечо" еще на предынвестиционной фазе. В любом случае мы не можем позволить себе инвестировать в "сырой" проект, каким бы гипотетически перспективным, соответствующим нашим отраслевым установкам и нацеленным на макроэффект он ни был.

-- Как банк работает с регионами и муниципальными образованиями при реализации проектов, каковы цели и принципы региональной политики банка?

-- Как я говорил выше, содействие развитию регионов -- одна из наших стратегических задач. В самой общей форме региональная инвестиционная политика банка направлена на повышение сбалансированности территориального развития экономики страны и устранение инфраструктурных ограничений экономического роста регионов. Активизация деятельности по участию банка в реализации региональных программ и проектов предполагает тесное взаимодействие с региональными властями и компаниями. Это предопределяет необходимость повышения физической доступности банка для потенциальных клиентов, а значит, создание региональной сети (исторически у банка не было представительств в регионах). Такой шаг диктуется масштабностью задач, всей логикой и динамикой развития бизнеса банка в регионах, в том числе необходимостью поиска крупных перспективных проектов, их экспертизы, контроля целевого использования выделяемых средств и т.п. Например, в Китае, территория которого несравненно меньше территории России, действует 35 филиалов Банка развития Китая. Поэтому уже принято решение наблюдательного совета об открытии трех представительств Внешэкономбанка -- в Дальневосточном, Сибирском и Южном федеральных округах, то есть в регионах, испытывающих острую нехватку инвестиционных ресурсов.

Банк ориентируется на долгосрочное сотрудничество (сроки реализации масштабных проектов составляют, как правило, более десяти лет) и качество привлекаемых инвестиций: при работе с крупными инвестиционными проектами большое внимание уделяется не только процессу привлечения инвесторов, но и работе с ними на последующих стадиях реализации проекта. На наш взгляд, такой подход наиболее эффективен для обеспечения экономического роста регионов.

Исходя из необходимости социально-экономического развития регионов и активизации инвестиционных процессов на их территории, банк договаривается с субъектами предпринимать совместные действия для организации финансирования инвестиционных проектов в реальных секторах экономики. Нами заключены и активно наполняются реальными проектами соглашения о сотрудничестве с 29 регионами. Практическим результатом такого взаимодействия стало привлечение частных компаний и международных финансовых организаций к участию в ряде перспективных инвестиционных проектов. Одним из основных инструментов стали создаваемые при участии банка региональные корпорации развития, которые призваны формировать пул перспективных инвестиционных проектов, предусматривающих участие Внешэкономбанка. В рамках реализации конкретных проектов уже функционируют корпорации развития Красноярского края и Калужской области, в создании и работе которых активное участие принимают региональные администрации и Внешэкономбанк.

В своей региональной инвестиционной политике банк реализует целый комплекс разнообразных программ. Один пример для пояснения. Из-за различий в географическом местоположении, обеспеченности инфраструктурой, трудовыми, природными и финансовыми ресурсами каждый субъект федерации обладает набором собственных уникальных конкурентных преимуществ. Правильное определение этих преимуществ поможет осуществить выбор инвестиционной стратегии отдельно взятого региона с последующим выбором инструментария ее реализации. Банк готов оказать поддержку регионам в выработке индивидуальных подходов к привлечению инвестиций, основанных на имеющихся конкурентных преимуществах, а также целенаправленно проводить политику по привлечению инвесторов. Это позволит решить задачи по снятию инфраструктурных ограничений для развития региона, поддержанию темпов экономического роста, увеличению доходов населения и доходной базы бюджетов всех уровней, развитию и диверсификации производств, в том числе новых и конкурентоспособных. И это не пустая декларация. Например, проект "Урал промышленный -- Урал Полярный" предусматривает, что каждый рубль госинвестиций в инфраструктуру сгенерирует 3,5 руб. инвестиций бизнеса в объекты промышленности.

-- Большинство этих проектов будет осуществляться на условиях государственно-частного партнерства?

-- Да. Банк использует и развивает различные формы государственно-частного партнерства (ГЧП) для привлечения капитала и экспертизы частного бизнеса к выполнению проектов развития, осуществляемых органами государственного и муниципального управления. Инструменты ГЧП позволяют государству задавать вектор, указывающий частному бизнесу приоритетные сферы для инвестиций.

Для повышения эффективности использования инструментов и механизмов ГЧП банк создал Центр ГЧП, который призван оказывать услуги инвестиционного консультирования органам государственного и муниципального управления по выбору формы ГЧП, организации процесса подготовки контракта ГЧП, привлечения частных партнеров, сопровождения проекта.

-- Насколько активен частный бизнес?

-- Если не говорить про ВПК, то большинство проектов -- это инициатива частного бизнеса. Но, учитывая, что мы отдаем приоритет государственно значимым проектам, мы будем сотрудничать и с госкорпорациями. Уже подписано соглашение с "Ростехнологиями", мы видим огромный потенциал этой корпорации. Мы работаем и с Объединенной судостроительной корпорацией, и с Объединенной авиастроительной корпорацией -- это связано с тем, что, несмотря на прошедшую приватизацию, в эти отрасли пока не пошли масштабные частные инвестиции.

-- Какие проекты уже реализуются, что ожидается?

-- Наблюдательным советом утвержден лимит финансирования ОАК в размере порядка 25 млрд руб. Еще до создания Банка развития Внешэкономбанк финансировал работы по созданию истребителя Су-34, поддерживал экспорт российских самолетов на Кубу. C самого начала мы участвуем в проекте создания самолета Superjet-100. Это очень показательный проект, в таких случаях и нужны государственные структуры, которые помогают поднять конкретные отрасли, чтобы туда устремился частный бизнес. Без государственной поддержки этот проект вряд ли был бы запущен.

В ближайшее время планируем подписать соглашение о сотрудничестве с Объединенной судостроительной корпорацией (ОСК). Сейчас ОСК только формируется, и мы оказываем ей активную консультационную и организационную поддержку, помогаем разобраться с делами, ведем аудит. В частности, прорабатываем лизинговые механизмы, которые раньше не применялись в судостроении.

30 лет в стране не строились целлюлозно-бумажные комбинаты, мы начали первый такой проект в Нижнем Приангарье.

-- Как вы оцениваете инвестиционный климат в стране, позволяет ли он осуществлять долгосрочные проекты?

-- Одна из задач Внешэкономбанка -- содействие формированию положительного инвестиционного климата в стране. За последние годы инвестклимат значительно изменился в лучшую сторону. Улучшилась налоговая составляющая, потенциал нашего рынка огромен. Наглядный пример масштабных долгосрочных проектов -- Калужская область, где мы формируем инфраструктуру для автомобильного кластера. Впоследствии там будет сразу несколько заводов, построенных уже иностранными компаниями. Так реально достигается мультипликативный эффект, когда на рубль государственных вложений приходит 15 руб. частных инвестиций, автомобильные гиганты идут не в Китай или страны Восточной Европы, а в Россию.

Разумеется, макроэкономические условия в России и в мире отражаются и на нас, но вектор развития все равно остается неизменным. За последние три-четыре года сделан огромный шаг вперед -- созданы такие институты развития, как Инвестиционный фонд, Российская венчурная компания, Внешэкономбанк, принят закон о концессиях. Это все звенья одной цепи -- они обеспечивают комплексную и целенаправленную инвестиционную политику государства. Сейчас в России происходит революция в инвестиционном процессе, которая, несомненно, через несколько лет принесет свои существенные плоды.

Назад

Электронный офис клиента в разработке

Закрыть
Написать письмо
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Оставить отзыв

Нам важно знать ваше мнение, чтобы сделать нашу работу еще лучше

Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваша организация
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Для повышения удобства работы на сайте используются файлы cookie. Cookie - файлы, содержащие информацию о предыдущих посещениях веб-сайта. Вы можете запретить использование cookie в настройках браузера.