Интервью Председателя Внешэкономбанка Владимира Дмитриева газете "Handelsblatt"

13 октября 2008 года
#Публикации
Назад

10 / 11 / 12 октября 2008 г.
Handelsblatt
№ 197
Перевод с немецкого

 

Если бы нас не было, нас следовало бы создать

 

- В последнее время на российских биржах наблюдается один обвал за другим. В чем причина?

Причиной происходящего являются не какие-либо фундаментальные данные, а скорее психология. Разумеется, здесь играет роль ряд факторов: нервозность в связи с разработкой США пакета экономической помощи, а также неблагоприятные новости из Европы. Однако рыночная ситуация и риски известны, и при оценке активов они должны учитываться. За резкими движениями биржевых курсов здесь, в России, прежде всего, стоят психологические факторы.

- Удивило ли вас, что кризис столь сильно затронул российские рынки?

Я был удивлен, но, прежде всего, резкими колебаниями курса. Экономические показатели в России лучше, чем в других странах. Возьмем, к примеру, средства, накопленные в двух наших суверенных фондах, профицит бюджета. Несомненно, мы являемся частью мировой экономики и зависим от инвесторов. Однако я должен констатировать: стратегические инвесторы остались, а спекулянты ушли.

- Изначально, ВЭБ должен был заниматься долгосрочными инфраструктурными проектами. А теперь он должен спасать проблемные банки и компании.

По сути, это для нас серьезный вызов. И хотя раньше это не предусматривалось, пришлось изобретать. Но наша нынешняя роль не будет существенно отличаться от предусмотренной. Теперь мы будем заниматься не только развитием инфраструктуры, например, дорогами и аэропортами, но и финансовым сектором, который, по сути, является системой кровоснабжения экономики.

- Раньше при возникновении проблем в финансовом секторе на выручку приходили, в первую очередь, такие крупные государственные банки как Сбербанк и ВТБ. Это больше не так, поскольку они котируются на биржах?

Именно так: Во время кризиса 2004 ВТБ приобрел частный банк – Гутабанк. Но теперь он должен больше заниматься своими обязательствами, связанными с котировкой на бирже. Поэтому он отказался от сделки со Связьбанком, когда стало известно, что потребность в финансировании столь высока, что это заметно скажется на балансе. Поэтому тут в дело вступили мы – правда, не совсем безвозмездно. Наш капитал теперь увеличится на 75 миллиардов рублей.

- Почему государство должно было помочь именно Связьбанку?

Правительство и Центральный Банк придавали большое значение этому банку: более 13 миллионов пенсионеров получали через него свои деньги. Около 400.000 сотрудников российского почтового ведомства получали через Связьбанк зарплату. Среди его клиентов большое количество крупных компаний. Банк должен был быть спасен.

- Извлечет ли ВЭБ что-либо еще из этого приобретения?

Мы видим потенциал: множество отделений поможет нам в финансировании малых и средних предприятий. С другой стороны, крупные клиенты, например телекоммуникационные компании, будут потенциальными партнерами при строительстве инфраструктуры, что поручено нам государством. Так что эта сделка имеет для нас смысл. Сегодня мы еще не знаем, какова будет судьба Связьбанка - будет ли он частью ВЭБ, независимым государственным банком или мы его позднее вновь продадим какому-либо инвестору.

- После выделения ВЭБу Банком России 50 миллиардов долларов в качестве финансовой помощи, для рефинансирования зарубежных кредитов, полученных российскими банками и компаниями, обращаются ли к вам компании за финансовой помощью?

С этими 50 млрд. долларов, которыми мы будем управлять, мы, естественно, оказались в центре интересов банков и крупных концернов. Среди них есть несколько имен из российского списка Форбс, а также государственные предприятия. В такой ситуации государство должно было предпринять меры, и этого пакета хватит, чтобы покрыть краткосрочные финансовые потребности российских компаний.

- Но это будут не только проблемные банки?

Может возникнуть такая ситуация, при которой мы будем приобретать не только банки, но и предприятия или, как минимум, выступать в качестве управляющего рисками в отношении их сомнительных кредитов. Но, конечно, банки остаются нашими основными клиентами.

- Какие сектора экономики затронуты больше всего?

Конечно, сильно пострадал строительный сектор. Мы сконцентрируем свое внимание на дорожном строительстве, логистических центрах, транспорте и т.д., где, как и прежде, существует высокая потребность в средствах. Другая проблемная область – это ритейл. Правительство скоро должно принять решение, которое определит нашу роль в поддержании наиболее пострадавших от кризиса областей экономики, не исключая и санацию предприятий.

- Достаточно ли у ВЭБ для этого ресурсов?

Уже сегодня у нас имеется департамент, занимающийся управлением проблемными кредитами. В общей сложности, около 14 млрд. долларов. В год мы можем урегулировать около одного миллиарда: мы предоставляем средства, реструктурируем задолженность с целью оздоровления компаний.

- Российские банки и компании подвела система управления рисками?

Дело не только в этом. Речь идет – и не только в России – о проблеме регулирования. Я могу вполне определенно заявить, что в настоящее время различные финансовые органы и учреждения занимаются разработкой пакета с целью надлежащей корректировки существующих законов и норм, прежде всего, для улучшения управления рисками.

- Консолидация банков ускорится. И кто будет управлять процессом? Государство или инвесторы, такие как миллиардер Михаил Прохоров, приобретший Ренессанс Капитал – и за очень хорошую цену?

В первую очередь, государство с его институтами. В настоящее время у нас в стране нет такого количества миллиардеров, имеющих достаточно свободных средств, чтобы скупать банки.

- Какие банки подпадают под государственную защиту?

Прежде всего, конечно, это банки, у которых имеются социальные обязательства и которые играют системообразующую роль. Правительство и ЦБ, безусловно, обеспокоены положением дел, но я могу вас заверить, что оба знают, что делать.

- В строительном секторе кризис, в других отраслях экономики – также. Сохранятся ли в ваших планах долгосрочные проекты?

Буду откровенен: конечно, мы должны проверять отдельные проекты с точки зрения управления рисками, соответствия определенным промышленным стандартам, а также финансового состояния наших заемщиком. Но те проекты, которые уже запущены, будут продолжены. Больше того,  несколько недель назад наш Наблюдательный Совет выделил 2.5 млрд. долларов в качестве долгосрочных кредитов на такие проекты как строительство нефтехимического завода в Татарстане. Все это в рамках нашей обычной деятельности.

- Наблюдатели высказывают критические замечания, что ВЭБ до сих пор не имеет четкой модели. Под одной крышей существует и Банк развития(PосБР) и Экспортный банк (Росэксимбанк). Сохранится ли такое положение дел?

Все части ВЭБ продолжат существование, как и раньше. Конечно, РосБР получит новое название, поскольку до сих пор сохраняется неясность в отношении того, чем он отличается от ВЭБ. Его задача сохраняется: финансирование малых и средних предприятий. Росэксимбанк будет оказывать помощь Правительству в привлечении средств под суверенные гарантии. ВЭБ, конечно, останется инструментом экспортного финансирования. И при этом он или созданный на его базе институт будет агентом по страхованию сделок, приблизительно как Гермес в Германии.

- Сегодня, когда Вы общаетесь с западными инвесторами, что Вы им говорите?

Я бы сослался на Премьер-министра Владимира Путина. Он сказал очень кратко: Конечно, инвесторы должны задавать критические вопросы, но наша роль состоит в том, чтобы их успокоить. Это не означает, что мы должны всё представить в розовом свете. Однако мы убеждены, что российская экономика достаточно сильна, чтобы выдержать эту критическую ситуацию. Например, у нас достаточно сильный бюджет – даже если цены на нефть упадут до 50 долларов, мы будем в состоянии выполнять расходные обязательства бюджета в течение трех лет.

- Россия специально так мало реформировала финансовый сектор в благополучные годы?

Кризис – это всегда возможность внести изменения. Это время реформ. Я не припомню времени, когда Дума так быстро как в настоящее время принимала законы: от пенсионного и налогового до банковского законодательства.

- Когда эти своевременные меры дадут результат?

Должно пройти время, прежде чем принятые сегодня законы и меры подействуют. Я полагаю, что мы вернемся к нормальной ситуации в экономике не ранее начала 2010 года.

 

Назад

Восстановление связи

9 октября 2008 года
#Публикации
Назад

Время новостей
N°187, 09 октября 2008

ВЭБ рассказал о судьбе Связь-банка

Внешэкономбанк покупает Связь-банк за «символическую сумму» не более 5 тыс. руб., поглощение уже одобрила Федеральная антимонопольная служба, а Центробанк предоставит ВЭБу депозит на 2,5 млрд долл. для выполнения текущих обязательств Связь-банка. Вчера руководители обеих организаций говорили о хорошем будущем Связь-банка.

Финансовое положение Связь-банка серьезно подорвали два фактора -- увлечение сделками репо на падающем рынке и «разбалансированность баланса», то есть короткие пассивы и длинные активы, сообщил вчера председатель ВЭБа Владимир Дмитриев на специально созванном брифинге. И намекнул, что руководство Связь-банка, возможно, сознательно создавало такую ситуацию. «Длинные активы были сформированы на исходе менеджмента Связь-банка, который работал в нем до прихода в банк бывших топ-менеджеров Сбербанка. Ликвидность банка фактически была выведена в длинные кредиты, -- объяснил глава ВЭБа. -- Мы вместе с командой, которая пришла в Связь-банк из Сбербанка, проводим необходимые меры по анализу казначейских и кредитных операций Связь-банка, в том числе на межбанковском рынке и рынке биржевого репо». На 1 октября объем ссудной задолженности Связь-банка, уточнил президент -- председатель правления Александр Житник, составлял 90 млрд руб., в основном это корпоративные кредиты. По его словам, доля проблемных кредитов в портфеле составляет 20--25%.

«Ряд проблем Связь-банка относится не только к финансовому надзору. Очевидно, потребуется профессиональная помощь, не связанная с банковской деятельностью», -- заявил г-н Дмитриев, добавив, что помощь эту будут запрашивать у правоохранительных органов. Банкир заметил, что ситуация со Связь-банком похожа на случай, когда «хорошая скрипка оказывается не в тех руках».

ВЭБ вместе со Связь-банком получил его «горящие» обязательства перед кредиторами, держателями депозитов и на межбанковском рынке. Для их исполнения срочно требовалось 59 млрд руб., которых у Связь-банка не оказалось. «Масштаб бедствия Связь-банка оценивался в 60 млрд руб. -- это были текущие обязательства банка, которые он не мог обеспечить без помощи Банка России и ВЭБа», -- объяснил г-н Дмитриев. Из этой суммы 45 млрд руб. было выдано Связь-банку в форме межбанковских кредитов, остальное было направлено на урегулирование обязательств банка на рынке биржевого репо.

Банк России для решения текущих задач по Связь-банку предоставит ВЭБу депозит на сумму 2,5 млрд долл. сроком на год с возможностью пролонгации под LIBOR+1%. Таким образом, будет «обеспечено бесперебойное движение средств всем клиентам банка, в том числе пенсионерам, так же бесперебойно осуществляются платежи в рамках зарплатных проектов «Почты России», сказал глава ВЭБа. «Как основной акционер банка мы можем уверенно сказать, что впредь все обязательства Связь-банка будут обеспечены в полном объеме за счет выделенных нам ресурсов», -- отметил Владимир Дмитриев. И польза ожидается взаимной. По его словам, работа на площадке Связь-банка под эгидой ВЭБа представляется весьма интересной, но никто не сбрасывал со счетов идею создания Почта-банка на базе Связь-банка: «Мы говорили о перспективах взаимодействия с «Почтой России», с ее главой Андреем Казьминым». ВЭБ в таком случае избавится от непрофильного актива, а «Почта России» получит вместе с банком лицензию на осуществление банковской деятельности, о чем так мечтал г-н Казьмин.

Пока же частных вкладчиков и корпоративных клиентов заверили, что никаких проблем они испытывать не будут. «Правда, есть опасение, что на фоне общей непростой ситуации многие клиенты банка -- и физические, и юридические лица -- будут обращаться с просьбой перевести их в другие, более понятные им и устойчивые банки», -- посетовал г-н Дмитриев. Примеры уже есть. По словам г-на Житника, отток вкладов из Связь-банка пока небольшой, однако бизнесмен Алишер Усманов «частично» отозвал собственный депозит.


Юлия МИРОНОВА

Назад

Электронный офис клиента в разработке

Закрыть
Написать письмо
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: CAPTCHA
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Оставить отзыв

Нам важно знать ваше мнение, чтобы сделать нашу работу еще лучше

Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваша организация
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: CAPTCHA
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Для повышения удобства работы с сайтом ВЭБ.РФ использует cookies (файлы с данными о посещении сайта). Продолжая пользоваться сайтом, Вы принимаете Условия обработки пользовательских данных посетителей сайта ВЭБ.РФ и выражаете свое согласие на сбор и обработку персональных данных о Вашей активности на сайте ВЭБ.РФ в соответствии с Политикой обработки персональных данных. Вы можете запретить использование cookies в настройках Вашего браузера.