Вступительное слово Председателя Внешэкономбанка В.А. Дмитриева на конференции «Государственно-частное партнерство: новые возможности для развития инфраструктуры в странах с переходной экономикой»

21 октября 2008 года
#Публикации
Назад

Мосвка
21-22 октября 2008 г.

 

На конференции зарегистрировалось более 600 человек. Знаю, что состав участников очень представительный. Позвольте всех вас поприветствовать. Хочу также поблагодарить за внимание к той сфере работы Внешэкономбанка, которая сфокусирована на  развитии рынка ГЧП в России. Эта конференция была задумана около года назад. Как известно, Европейская экономическая комиссия ООН активно обобщает интеллектуальный капитал в области ГЧП. Международный опыт для нас сегодня особенно ценен. Именно поэтому мы хотели вместе  с вами провести экспертное обсуждение задач развития ГЧП у нас в стране.

Полгода назад Наблюдательный совет Внешэкономбанка утвердил Стратегию развития на пять лет. Она предполагает, что в нашем кредитном портфеле доля проектов ГЧП будет не менее 30%. При этом Банк готов профинансировать до 30% стоимости таких проектов.

Механизм ГЧП для развития инфраструктурных проектов мы считаем единственно возможным и правильным. В нашей стране ответственность за развитие инфраструктуры транспорта, городского хозяйства, социальной сферы несут органы государственного и муниципального управления. Развитие объектов, составляющих эту инфраструктуру, всегда сопряжено с высокими затратами. Во всяком случае, размеры финансирования выходят за пределы возможностей региональных и городских  бюджетов. Но решать эти проблемы все равно надо, ведь развитие инфраструктуры напрямую обеспечивает экономический рост. К тому же есть еще и вопрос качества публичных услуг. Поэтому для решения своих задач власть привлекает частный бизнес и вступает с ним в партнерские отношения. Для предпринимателей партнерство с властью означает снижение долгосрочных рисков ведения бизнеса.

Эта ставка на партнерство, с моей точки зрения, оправдала себя. В 2008 году органы управления Внешэкономбанка приняли решения о финансировании 70 инвестиционных проектов общей стоимостью 720 млрд. руб. и долей участия нашего банка более 400 млрд. руб. Около половины из них, а точнее 42% - это проекты в инфраструктуре транспорта, энергетики, коммунального хозяйства. Судя по нашим переговорам, бизнес в проектах заинтересован и готов в них интегрироваться. Помимо инфраструктуры Внешэкономбанк включился в проекты по развитию и восстановлению таких отраслей промышленности как авиа- и судостроение, лесоперерабатывающая промышленность. Все они, как принято говорить, системообразующие.

Несколько слов о соотношении финансового кризиса и ГЧП. Много говорят и пишут, что кризис вынуждает свернуть инвестиционные программы. Но кризис не отменяет спрос на развитие инфраструктуры. Больше того, я убежден, что необходимость расширять и эффективно использовать ГЧП будет возрастать и дальше. Конечно, полностью исключить влияние кризиса на проекты ГЧП, наверное, нереально. В чем проявится это влияние – вот вопрос. Скорее всего, изменятся приоритеты. На первый план выходят проекты по реконструкции и модернизации уже существующих инфраструктурных объектов. Но только за счет государственного бюджета спрос на инфраструктуру обеспечить нельзя. Собственно говоря, как раз для привлечения внебюджетного финансирования создавались и совершенствуются инструменты ГЧП. Еще раз отмечу, что в условиях кризиса стабильность спроса со стороны государства является важнейшим инструментом снижения рисков  инвестиций и укрепления доверия кредитных организаций. Таким образом, проекты ГЧП оказываются конкурентоспособными для привлечения частных инвесторов. У эффективных органов государственного и муниципального управления, может быть, впервые появляется возможность выиграть конкуренцию за инвестиции бизнеса.

Чтобы использовать этот шанс, необходимо повысить эффективность инструментов ГЧП. Здесь я хочу выделить три принципиальных  момента:

- При выборе проектов на условиях ГЧП органам государственного и муниципального управления надо повысить свой потенциал. Речь, в первую очередь, идет об  организации разработки проектов и проведении конкурса на выбор дееспособного частного оператора.

- Прежде всего, на региональном уровне требуется развитие контрактных моделей, инструментов гарантий и страхования, совершенствование законодательства. В совокупности они должны обеспечить приемлемые риски частных инвестиций в общественную инфраструктуру. А для этого государству потребуется предельно четко исполнять все свои договорные обязательства. 

- Необходимо полное использование человеческого потенциала. Во главу угла ставится повышение квалификации госслужащих, вовлеченных в процесс управления капиталовложениями и развитием. В том же ряду – активное и, главное, результативное использование ресурса профессиональных участников рынка ГЧП.

Чтобы обеспечить участие во всех этих процессах, в рамках Внешэкономбанка мы создали Центр ГЧП. Он выступает в качестве агента органов государственного и муниципального управления по организации проектов ГЧП. При поддержке Центра администрации на местах формируют региональные полномочные органы управления. Они призваны на регулярной основе заниматься организацией проектов ГЧП. Внешэкономбанк сотрудничает с высшими учебными заведениями по переподготовке управленческих кадров по вопросам ГЧП.

В заключение, хотел бы пожелать участникам плодотворной дискуссии. Нам особенно  важно, чтобы  конференция четко обозначила проблемы и задачи развития рынка проектов ГЧП, полнее раскрыла потенциал этого рынка. А мы уж постараемся  максимально быстро применить приобретенный опыт.

Назад

Интервью Председателя Внешэкономбанка Владимира Дмитриева газете "Handelsblatt"

13 октября 2008 года
#Публикации
Назад

10 / 11 / 12 октября 2008 г.
Handelsblatt
№ 197
Перевод с немецкого

 

Если бы нас не было, нас следовало бы создать

 

- В последнее время на российских биржах наблюдается один обвал за другим. В чем причина?

Причиной происходящего являются не какие-либо фундаментальные данные, а скорее психология. Разумеется, здесь играет роль ряд факторов: нервозность в связи с разработкой США пакета экономической помощи, а также неблагоприятные новости из Европы. Однако рыночная ситуация и риски известны, и при оценке активов они должны учитываться. За резкими движениями биржевых курсов здесь, в России, прежде всего, стоят психологические факторы.

- Удивило ли вас, что кризис столь сильно затронул российские рынки?

Я был удивлен, но, прежде всего, резкими колебаниями курса. Экономические показатели в России лучше, чем в других странах. Возьмем, к примеру, средства, накопленные в двух наших суверенных фондах, профицит бюджета. Несомненно, мы являемся частью мировой экономики и зависим от инвесторов. Однако я должен констатировать: стратегические инвесторы остались, а спекулянты ушли.

- Изначально, ВЭБ должен был заниматься долгосрочными инфраструктурными проектами. А теперь он должен спасать проблемные банки и компании.

По сути, это для нас серьезный вызов. И хотя раньше это не предусматривалось, пришлось изобретать. Но наша нынешняя роль не будет существенно отличаться от предусмотренной. Теперь мы будем заниматься не только развитием инфраструктуры, например, дорогами и аэропортами, но и финансовым сектором, который, по сути, является системой кровоснабжения экономики.

- Раньше при возникновении проблем в финансовом секторе на выручку приходили, в первую очередь, такие крупные государственные банки как Сбербанк и ВТБ. Это больше не так, поскольку они котируются на биржах?

Именно так: Во время кризиса 2004 ВТБ приобрел частный банк – Гутабанк. Но теперь он должен больше заниматься своими обязательствами, связанными с котировкой на бирже. Поэтому он отказался от сделки со Связьбанком, когда стало известно, что потребность в финансировании столь высока, что это заметно скажется на балансе. Поэтому тут в дело вступили мы – правда, не совсем безвозмездно. Наш капитал теперь увеличится на 75 миллиардов рублей.

- Почему государство должно было помочь именно Связьбанку?

Правительство и Центральный Банк придавали большое значение этому банку: более 13 миллионов пенсионеров получали через него свои деньги. Около 400.000 сотрудников российского почтового ведомства получали через Связьбанк зарплату. Среди его клиентов большое количество крупных компаний. Банк должен был быть спасен.

- Извлечет ли ВЭБ что-либо еще из этого приобретения?

Мы видим потенциал: множество отделений поможет нам в финансировании малых и средних предприятий. С другой стороны, крупные клиенты, например телекоммуникационные компании, будут потенциальными партнерами при строительстве инфраструктуры, что поручено нам государством. Так что эта сделка имеет для нас смысл. Сегодня мы еще не знаем, какова будет судьба Связьбанка - будет ли он частью ВЭБ, независимым государственным банком или мы его позднее вновь продадим какому-либо инвестору.

- После выделения ВЭБу Банком России 50 миллиардов долларов в качестве финансовой помощи, для рефинансирования зарубежных кредитов, полученных российскими банками и компаниями, обращаются ли к вам компании за финансовой помощью?

С этими 50 млрд. долларов, которыми мы будем управлять, мы, естественно, оказались в центре интересов банков и крупных концернов. Среди них есть несколько имен из российского списка Форбс, а также государственные предприятия. В такой ситуации государство должно было предпринять меры, и этого пакета хватит, чтобы покрыть краткосрочные финансовые потребности российских компаний.

- Но это будут не только проблемные банки?

Может возникнуть такая ситуация, при которой мы будем приобретать не только банки, но и предприятия или, как минимум, выступать в качестве управляющего рисками в отношении их сомнительных кредитов. Но, конечно, банки остаются нашими основными клиентами.

- Какие сектора экономики затронуты больше всего?

Конечно, сильно пострадал строительный сектор. Мы сконцентрируем свое внимание на дорожном строительстве, логистических центрах, транспорте и т.д., где, как и прежде, существует высокая потребность в средствах. Другая проблемная область – это ритейл. Правительство скоро должно принять решение, которое определит нашу роль в поддержании наиболее пострадавших от кризиса областей экономики, не исключая и санацию предприятий.

- Достаточно ли у ВЭБ для этого ресурсов?

Уже сегодня у нас имеется департамент, занимающийся управлением проблемными кредитами. В общей сложности, около 14 млрд. долларов. В год мы можем урегулировать около одного миллиарда: мы предоставляем средства, реструктурируем задолженность с целью оздоровления компаний.

- Российские банки и компании подвела система управления рисками?

Дело не только в этом. Речь идет – и не только в России – о проблеме регулирования. Я могу вполне определенно заявить, что в настоящее время различные финансовые органы и учреждения занимаются разработкой пакета с целью надлежащей корректировки существующих законов и норм, прежде всего, для улучшения управления рисками.

- Консолидация банков ускорится. И кто будет управлять процессом? Государство или инвесторы, такие как миллиардер Михаил Прохоров, приобретший Ренессанс Капитал – и за очень хорошую цену?

В первую очередь, государство с его институтами. В настоящее время у нас в стране нет такого количества миллиардеров, имеющих достаточно свободных средств, чтобы скупать банки.

- Какие банки подпадают под государственную защиту?

Прежде всего, конечно, это банки, у которых имеются социальные обязательства и которые играют системообразующую роль. Правительство и ЦБ, безусловно, обеспокоены положением дел, но я могу вас заверить, что оба знают, что делать.

- В строительном секторе кризис, в других отраслях экономики – также. Сохранятся ли в ваших планах долгосрочные проекты?

Буду откровенен: конечно, мы должны проверять отдельные проекты с точки зрения управления рисками, соответствия определенным промышленным стандартам, а также финансового состояния наших заемщиком. Но те проекты, которые уже запущены, будут продолжены. Больше того,  несколько недель назад наш Наблюдательный Совет выделил 2.5 млрд. долларов в качестве долгосрочных кредитов на такие проекты как строительство нефтехимического завода в Татарстане. Все это в рамках нашей обычной деятельности.

- Наблюдатели высказывают критические замечания, что ВЭБ до сих пор не имеет четкой модели. Под одной крышей существует и Банк развития(PосБР) и Экспортный банк (Росэксимбанк). Сохранится ли такое положение дел?

Все части ВЭБ продолжат существование, как и раньше. Конечно, РосБР получит новое название, поскольку до сих пор сохраняется неясность в отношении того, чем он отличается от ВЭБ. Его задача сохраняется: финансирование малых и средних предприятий. Росэксимбанк будет оказывать помощь Правительству в привлечении средств под суверенные гарантии. ВЭБ, конечно, останется инструментом экспортного финансирования. И при этом он или созданный на его базе институт будет агентом по страхованию сделок, приблизительно как Гермес в Германии.

- Сегодня, когда Вы общаетесь с западными инвесторами, что Вы им говорите?

Я бы сослался на Премьер-министра Владимира Путина. Он сказал очень кратко: Конечно, инвесторы должны задавать критические вопросы, но наша роль состоит в том, чтобы их успокоить. Это не означает, что мы должны всё представить в розовом свете. Однако мы убеждены, что российская экономика достаточно сильна, чтобы выдержать эту критическую ситуацию. Например, у нас достаточно сильный бюджет – даже если цены на нефть упадут до 50 долларов, мы будем в состоянии выполнять расходные обязательства бюджета в течение трех лет.

- Россия специально так мало реформировала финансовый сектор в благополучные годы?

Кризис – это всегда возможность внести изменения. Это время реформ. Я не припомню времени, когда Дума так быстро как в настоящее время принимала законы: от пенсионного и налогового до банковского законодательства.

- Когда эти своевременные меры дадут результат?

Должно пройти время, прежде чем принятые сегодня законы и меры подействуют. Я полагаю, что мы вернемся к нормальной ситуации в экономике не ранее начала 2010 года.

 

Назад

ВЭБ подставил плечо Связь-банку

9 октября 2008 года
#Публикации
Назад

Пенсии будут выплачиваться вовремя

Комсомольская правда
Экономика
Валерий БУТАЕВ — 09.10.2008

Связь-банк будет сохранен, никаких проблем ни для частных вкладчиков, ни для корпоративных клиентов, ни для тех, кто получает зарплату через Связь-банк, не было и не будет. С таким заявлением выступил вчера председатель Внешэкономбанка (ВЭБ) Владимир ДМИТРИЕВ.

Напомним, помимо коммерческих и телекоммуникационных компаний, Связь-банк обслуживает счета федеральной почты, через него проходят пенсии для 14 млн. российских пенсионеров, а 400 тысяч работников «Почты России» получают зарплаты по картам Связь-банка. И вот около двух недель назад у банка начались проблемы.

Как пояснил Владимир Дмитриев, они связаны с тем, что Связь увлекся игрой на падающем фондовом рынке, а также выдавал длинные кредиты, в то время как средства для этого привлекались на короткий срок. Пока «связисты» могли перехватывать деньги на межбанковском рынке, все было нормально, но из-за кризиса этот источник финансирования закрылся...

Учитывая социальную значимость Связь-банка, власти приняли меры для его поддержки и оздоровления. Теперь уже 98% акций банка принадлежит ВЭБу. Любопытно, что Связь-банк, до последнего времени входивший в тридцатку крупнейших кредитных организаций страны, достался ВЭБу за символическую сумму... 5 тысяч рублей. Что в общем-то и неудивительно. Ведь для урегулирования текущих долгов Связь-банка ВЭБ уже потратил 59 млрд. рублей, взяв для этого годовой депозит в Центробанке.

Теперь специалистам ВЭБа предстоит разобраться, кому и зачем Связь-банк выдавал кредиты, чем они обеспечены, и взыскать эту задолженность. Как образно выразился Владимир Дмитриев, «хотелось бы, чтобы они были предоставлены не кооперативу «Незабудка», а серьезным организациям». Впрочем, уже есть предварительные оценки: от 20 до 25% выданных займов взыскать будет сложно. И тут ВЭБ надеется не только на свой опыт, но и на помощь правоохранительных органов.

Тем временем клиентам Связь-банка, вкладчикам, почтовикам, получающим здесь зарплату, беспокоиться не о чем. Сейчас уже приняты все необходимые меры, чтобы банк стабильно выполнял свои функции и проводил платежи.

Назад

Восстановление связи

9 октября 2008 года
#Публикации
Назад

Время новостей
N°187, 09 октября 2008

ВЭБ рассказал о судьбе Связь-банка

Внешэкономбанк покупает Связь-банк за «символическую сумму» не более 5 тыс. руб., поглощение уже одобрила Федеральная антимонопольная служба, а Центробанк предоставит ВЭБу депозит на 2,5 млрд долл. для выполнения текущих обязательств Связь-банка. Вчера руководители обеих организаций говорили о хорошем будущем Связь-банка.

Финансовое положение Связь-банка серьезно подорвали два фактора -- увлечение сделками репо на падающем рынке и «разбалансированность баланса», то есть короткие пассивы и длинные активы, сообщил вчера председатель ВЭБа Владимир Дмитриев на специально созванном брифинге. И намекнул, что руководство Связь-банка, возможно, сознательно создавало такую ситуацию. «Длинные активы были сформированы на исходе менеджмента Связь-банка, который работал в нем до прихода в банк бывших топ-менеджеров Сбербанка. Ликвидность банка фактически была выведена в длинные кредиты, -- объяснил глава ВЭБа. -- Мы вместе с командой, которая пришла в Связь-банк из Сбербанка, проводим необходимые меры по анализу казначейских и кредитных операций Связь-банка, в том числе на межбанковском рынке и рынке биржевого репо». На 1 октября объем ссудной задолженности Связь-банка, уточнил президент -- председатель правления Александр Житник, составлял 90 млрд руб., в основном это корпоративные кредиты. По его словам, доля проблемных кредитов в портфеле составляет 20--25%.

«Ряд проблем Связь-банка относится не только к финансовому надзору. Очевидно, потребуется профессиональная помощь, не связанная с банковской деятельностью», -- заявил г-н Дмитриев, добавив, что помощь эту будут запрашивать у правоохранительных органов. Банкир заметил, что ситуация со Связь-банком похожа на случай, когда «хорошая скрипка оказывается не в тех руках».

ВЭБ вместе со Связь-банком получил его «горящие» обязательства перед кредиторами, держателями депозитов и на межбанковском рынке. Для их исполнения срочно требовалось 59 млрд руб., которых у Связь-банка не оказалось. «Масштаб бедствия Связь-банка оценивался в 60 млрд руб. -- это были текущие обязательства банка, которые он не мог обеспечить без помощи Банка России и ВЭБа», -- объяснил г-н Дмитриев. Из этой суммы 45 млрд руб. было выдано Связь-банку в форме межбанковских кредитов, остальное было направлено на урегулирование обязательств банка на рынке биржевого репо.

Банк России для решения текущих задач по Связь-банку предоставит ВЭБу депозит на сумму 2,5 млрд долл. сроком на год с возможностью пролонгации под LIBOR+1%. Таким образом, будет «обеспечено бесперебойное движение средств всем клиентам банка, в том числе пенсионерам, так же бесперебойно осуществляются платежи в рамках зарплатных проектов «Почты России», сказал глава ВЭБа. «Как основной акционер банка мы можем уверенно сказать, что впредь все обязательства Связь-банка будут обеспечены в полном объеме за счет выделенных нам ресурсов», -- отметил Владимир Дмитриев. И польза ожидается взаимной. По его словам, работа на площадке Связь-банка под эгидой ВЭБа представляется весьма интересной, но никто не сбрасывал со счетов идею создания Почта-банка на базе Связь-банка: «Мы говорили о перспективах взаимодействия с «Почтой России», с ее главой Андреем Казьминым». ВЭБ в таком случае избавится от непрофильного актива, а «Почта России» получит вместе с банком лицензию на осуществление банковской деятельности, о чем так мечтал г-н Казьмин.

Пока же частных вкладчиков и корпоративных клиентов заверили, что никаких проблем они испытывать не будут. «Правда, есть опасение, что на фоне общей непростой ситуации многие клиенты банка -- и физические, и юридические лица -- будут обращаться с просьбой перевести их в другие, более понятные им и устойчивые банки», -- посетовал г-н Дмитриев. Примеры уже есть. По словам г-на Житника, отток вкладов из Связь-банка пока небольшой, однако бизнесмен Алишер Усманов «частично» отозвал собственный депозит.


Юлия МИРОНОВА

Назад

Владимир Дмитриев: Россия извлекает хорошие уроки из мирового кризиса

19 сентября 2008 года
#Публикации
Назад

Председатель Внешэкономбанка В.А. Дмитриев выступил в прямом эфире телеканала «Вести-24» в ходе Форума Сочи-2008

Падение рынков - обычное цикличное явление, считает глава госкорпорации "Банк развития и внешнеэкономической деятельности" (Внешэкономбанк, ВЭБ) Владимир Дмитриев. Растущий профицит бюджета, высокие цены на энергоносители, третий по величине в мире золотовалютный запас и устойчивая социально-экономическая ситуация позволят России выйти из глобального финансового кризиса с наименьшими потерями, сказал он в интервью "Вестям".

- Владимир Александрович, здравствуйте.

- Добрый день.

- "Банк развития" специально создавался для реализации долгосрочных проектов государственного значения. Эти проекты аккумулировали как бюджетные деньги, так и средства частных инвесторов. Сейчас на фоне мирового финансового кризиса ощущается ли дефицит капиталовложений?

- Я бы не сказал, что ситуация на мировых финансовых рынках затрагивает деятельность "Банка развития" как ключевого финансового института в реализации крупных инвестиционных проектов государственной значимости. Буквально на этой неделе в понедельник мы провели очередной наблюдательный совет, который, как известно, возглавляется председателем правительства Российской Федерации. На нем было утверждено несколько проектов общей стоимостью порядка 100 миллиардов рублей. Это проекты, в том числе, связанные с развитием инновационных производств, с развитием инфраструктуры и к конкретных отраслей, связанных с инновационным производством. Я хотел бы, прежде всего, сюда отнести авиацию. Это строительство совершенно нового самолета малой авиации в Ульяновске. Это модернизация производства крупной компании ВСМПО "Ависма", основанная на современных технологиях и на современных инновационных технологиях в области материаловедения. Это крупный проект инновационного свойства стоимостью порядка миллиарда долларов с Татарстане, где будет производиться на базе поступающего в городе Менделеевск газа. Крупное производство химическое. И по производству так необходимых для российского сельского хозяйства минеральных удобрений. Так что, недостатка в ресурсах у нашего банка не хватает. Мы чувствуем себя вполне устойчиво. И я думаю, если говорить в целом о ситуации в финансово-банковском секторе Российской Федерации, то нет фундаментальных предпосылок для того, чтобы ситуация на нем не была контролируема. И в этом смысле, конечно, следует отметить своевременное вмешательство наших финансовых и денежных властей, сделавших максимально для того, чтобы решить существующие проблемы и выправить ситуацию на фондовом рынке.

- Ну, вот, все-таки правительство России направило крупные средства на укрепление финансовой системы страны. Аналитики утверждают, что существенного эффекта от этой помощи ощутят только банки, так называемого "первого эшелона". А вот для средних и мелких банков деньги не дойдут и их положение окажется шатким. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Я думаю, что с этим тезисом можно поспорить. Во-первых, оказание помощи крупным, прежде всего, государственным банкам, связано ни с тем, чтобы выправить их собственную ситуацию, а с тем, чтобы опираясь на инфраструктуру банковскую, которой обладают крупные государственные финансовые институты, оказать содействие тем банкам, которые, действительно, находятся в серьезном положении и оказать помощь участникам фондового рынка. Что касается банков второго и третьего эшелона, региональных банков, они опираются, в первую очередь, на ресурсы внутри страны. И в меньшей степени задействованы в международных финансовых операциях и в поддержке международных финансовых институтов. Поэтому, я считаю, что ситуация контролируемая и сегодняшнее поведение фондового рынка, поведение на межбанковском рынке очередное тому доказательство.

- Владимир Александрович, все политики сейчас и экономисты признают, в общем, что Россия лучше остальных защищена от мирового финансового кризиса, причем это звучало и сегодня на инвестфоруме. Что именно в данный момент, какие экономические показатели и факторы делают ее сильной, на ваш взгляд?

- Я думаю, что уместно нынешнюю ситуацию сравнивать с ситуацией кризиса 98-го года. И именно сравнивая фундаментальные показатели того периода и нынешнее состояние российской экономики, следует с абсолютной уверенностью признать, что эти показатели отличаются в лучшую сторону, точнее, кардинально от ситуации 98-го года. И если сравнивать с условиями, в которых развивается кризис в США, в отдельных странах Западной Европы, то и здесь Россия демонстрирует устойчивый рост. Это и растущий профицит нашего бюджета, это устойчиво высокие цены на энергоносители, это третий по величине в мире золотовалютный запас. Это устойчивая социально-экономическая, в целом, ситуация в нашей стране, устойчивый экономический рост, выражающийся и в росте валового внутреннего продукта, и в росте промышленного производства. И, действительно, есть ключевые опорные отрасли российской экономики, которые демонстрируют, что опираясь на все более растущий внутренний спрос, наша экономика находится в хорошем устойчивом положении. И в меньшей степени подвержена таким кризисным явлениям, которые сейчас захлестнули Соединенные Штаты Америки и ряд стран Западной Европы.

- Как, по вашему мнению, как отразиться на общем инвестиционном климате в мире и внутри России падение фондовых рынков? Насколько сильно подорвано доверие кредиторов и заемщиков друг к другу?

- Я бы не стал абсолютизировать значение этой ситуации, в целом, на настроение кредиторов и заемщиков. Это обычное явление цикличности на фондовых и денежных рынках. И поэтому те экономики, которые в большей степени подготовлены к подобного рода колебаниям, они неизбежны в странах, которые входят в систему глобальных экономик. Я думаю, что, если экономики устойчивы и готовы выдержать подобного рода испытания, если они и задевают эти страны, но у них достаточно возможностей для того, чтобы сгладить пиковое напряжение, которое, прежде всего, касается экономик в меньшей степени готовых к подобного рода потрясениям. Но, разумеется, мы не должны строить иллюзий и не считаться с тем фактором, что Россия является частью мировой глобальной экономики. И поэтому выстраивание систем раннего предупреждения, а именно на это настроены российские власти, руководство нашей страны, денежные и финансовые власти, демонстрирует, что мы извлекаем хорошие уроки из той ситуации, в которой оказываются, прежде всего, наши партнеры по взаимоотношениям на уровне финансовых институтов.

- Сейчас активно развивается частно-государственное партнерство и многие рассчитывают на получение денег. Как в этой связи, чтобы не допустить промаха, проходит отбор проектов для инвестиций? Что совершенствуется в этой связи?

- Я, в данном случае, могу опираться только на практический опыт нашего банка. И хочу с уверенностью сказать, что система отбора проектов, их подготовки, их вынесения на органы корпоративного управления нашего банка, а это кредитный комитет правления, Наблюдательный совет нашего банка, эта система выстроена весьма тщательно. Она соответствует лучшим международным стандартам. И мы знаем, каков печальный опыт тех проектов и тех строек, которые в свое время пытались реализовать за счет кредитов иностранных государств и под гарантией российского правительства, но которые не проходили столь тщательного анализа и экспертизы. Мы уверены в том, что та система, которую мы выстроили, та экспертиза, которую проходят наши проекты, эти проекты призваны реализовывать идеи государственного и частного партнерства. И тот факт, что ряд структур, корпоративных процедур, которые проходят, проекты приходящие во Внешэкономбанк, реализуются при тщательном отборе не только с нашей стороны, со стороны наших экспертов и экспертов регионального уровня, но и со стороны заинтересованных министерств и ведомств, которые тщательно следят за тем, чтобы проекты носили не только экономическую эффективность для их инициаторов, но и имели серьезную социально-экономическую составляющую в виде занятости населения, налогов и, в целом, макроэкономического роста российских регионов.

- Ну, еще один вопрос по этой же теме. Какие крупные проекты уже финансирует "Банк развития"? И какие контракты могут быть заключены в Сочи, где проходит инвестфорум?

- Я еще раз хочу подчеркнуть, что лишь на этой неделе в ходе заседания Наблюдательного совета, наш главный орган управления принял решение о финансировании проектов общим объемом порядка 100 миллиардов долларов. Это, в основном, проекты инновационного свойства и на модернизацию развитию инфраструктуры. Сейчас кредитный портфель нашего банка составляет порядка 200 миллиардов рублей. Мы рассчитываем, и это четко прописано в стратегии развития Внешэкономбанка до 2012 года. Мы рассчитываем, что эти проекты достигнут объема порядка 850 миллиардов рублей. И порядка 30 процентов утверждаемых нашими органами корпоративного управления проектов должны иметь направленность, связанную с реализацией идей государственно-частного партнерства. Мы уверены в реальности достижения этих целей.

 

Источники:  Vesti.ru,  Телеканал "ВЕСТИ-24"

Назад

Электронный офис клиента в разработке

Закрыть
Написать письмо
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Оставить отзыв

Нам важно знать ваше мнение, чтобы сделать нашу работу еще лучше

Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваша организация
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Для повышения удобства работы на сайте используются файлы cookie. Cookie - файлы, содержащие информацию о предыдущих посещениях веб-сайта. Вы можете запретить использование cookie в настройках браузера.