Много денег для малышей

31 августа 2009 года
#Публикации
Назад

«Эксперт» №33 (670)
31 августа 2009
Марина Тальская

Внешэкономбанк планирует в четыре раза увеличить кредитование малого бизнеса. В программе, предусматривающей выделение 40 млрд рублей, будет участвовать около 60 банков

Михаил Копейкин
Фото предоставлено BЭБ

Во второй половине июля завершился первый этап новой государственной программы по поддержке малого и среднего предпринимательства (МСП), финансовым координатором которой выступает Внешэкономбанк. В период с 19 июня по 17 июля проходил сбор заявок от банков, претендующих на участие в кредитовании небольших компаний в рамках этого проекта. В итоге в качестве партнеров ВЭБа отобрано около 60 банков. О сути нового механизма господдержки и перспективах его развития рассказывает заместитель председателя Внешэкономбанка Михаил Копейкин.

О новом механизме

— Михаил Юрьевич, почему возникла необходимость в запуске новой программы поддержки кредитования малого и среднего бизнеса? Старая оказалась нехороша?

— Старая программа, которую наша дочерняя структура — Российский банк развития (РосБР) — реализовывала с 2004 года, отнюдь не была плохой. Она дала приличные, на мой взгляд, результаты. Мы оказали поддержку более чем четырем тысячам субъектов малого предпринимательства на общую сумму 26 миллиардов рублей. Поэтому я оценивают реализацию этой программы как безусловно положительную. Более того, могу вам сказать, эта программа продолжает реализовываться и сейчас: помощь в размере около 10 миллиардов рублей получают и получат около двух тысяч субъектов малого предпринимательства. Условно по старой программе, но исходя уже из новых требований мы оказываем помощь субъектам малого предпринимательства Кабардино-Балкарии, Астраханской области. В ближайшее время деньги получат представители малого бизнеса Адыгеи, Карачаево-Черкесии, Калининградской и Магаданской областей. Хочу обратить внимание, что все эти регионы дефицитные, в них нет банков, которые удовлетворяли бы требованиям новой программы. Поэтому мы в рамках старой программы делаем такой переходный период. Она будет действовать до 2011 года, поскольку договоры с банками были заключены на три года.

— Тогда почему возникла необходимость смены программы? В чем принципиальные отличия от прежней?

— Одна из причин — расширение оказания господдержки субъектам малого предпринимательства. На эти цели выделили значительную сумму — 30 миллиардов рублей. Если к этой цифре добавить 10 миллиардов, которые ВЭБ из своего уставного капитала направляет в уставной капитал РосБР, и 10 миллиардов рублей от старой программы, то объем реальной помощи может быть доведен до 50 миллиардов.

Для распоряжения такой существенной суммой предполагается использовать принципиально новый механизм. Суть его заключается в том, что кредиты малому и среднему бизнесу будут рефинансироваться при условии передачи прав требования по ним. Сначала РосБР будет перекредитовывать региональные банки под фактически выданные кредиты. А затем РосБР, собрав пул кредитов по программе, будет обращаться за рефинансированием в Центральный банк. Принципиальная договоренность с ЦБ достигнута. Таким образом, получится замкнутый цикл по оказанию господдержки. Что это даст? Как минимум фактически удвоение средств, привлекаемых в рамках программы финансирования субъектов малого предпринимательства. И, по нашим оценкам, фактически утроение средств, которые выделяются на поддержку инфраструктуры малого бизнеса. Напомню, что из 30 миллиардов 25 пойдет на поддержку малого предпринимательства через региональные банки, а пять миллиардов — на поддержку инфраструктуры: речь о лизинговых и факторинговых компаниях, институтах микрофинансирования.

— Вы говорите об удвоении и утроении. То есть речь идет о рефинансировании в полном объеме?

— В случае если банк подтверждает, что кредиты, которые, перекредитовавшись, он будет выдавать, пойдут также на поддержку малого бизнеса, то они в полном объеме рефинансируются РосБР. На втором этапе рефинансирования, в Центробанке, обсуждается наличие дисконта. Полагаю, что он будет небольшим.

— Каков предполагаемый эффект от такой мультипликации средств? Позволит ли это удовлетворить спрос на кредитные ресурсы большей части МСП?

— Вряд ли это так. Но в рамках новой программы мы будем стараться охватить как можно больше регионов и субъектов МСП. Уже установлены региональные лимиты для субъектов РФ, а также региональные квоты для банков-партнеров. Фактически это обеспечит участие значительного числа банков в поддержке МСП. Квоты устанавливались исходя из экономического положения региона, в зависимости от уровня развития в нем МСП. Максимальный размер квоты 800 миллионов рублей, минимальный — 100 миллионов. Речь идет о том, чтобы все регионы, исходя из своих возможностей, получили шанс поучаствовать в этой программе. Хотя удовлетворить все потребности не удастся. Например, лимит на Москву составляет 800 миллионов рублей, а заявок на кредитование подано на 3,5 миллиарда. Спрос оказался выше предложения более чем в четыре раза. В Санкт-Петербурге превышение было в полтора раза, в Татарстане — в три раза. Впрочем, выявились и регионы, в которых даже минимальные лимиты оказались невостребованными.

— Кто же это такие самодостаточные? Может, тогда имеет смысл передать их лимиты тем, кто в них нуждается?

— Нет заявок от банков восьми регионов, общий лимит на которые составляет 800 миллионов рублей. Это Республика Алтай, Ингушетия, Калмыкия, Тыва, Чеченская республика, Чукотка, Ямало-Ненецкий и Ненецкий АО.

Мы вместе с Минэкономразвития планируем поработать с руководством этих регионов, понять причину их незаинтересованности в программе. Выяснить, какое там количество субъектов МСП, есть ли банки-партнеры. Может, в регионе просто нет банка, который удовлетворяет требованиям программы. Поэтому мы намерены сначала проанализировать причины. А после этого, если не найдем варианты, вынесем вопрос на заседание наблюдательного совета и, возможно, перераспределим средства.

О требованиях к участникам

— Вы заговорили о требованиях к банкам-партнерам. Каковы они и чем отличаются от прежних? Сколько банков соответствует этим требованиям?

— На стадии отбора заявок к нам обратился 161 банк из 75 регионов. Суммарно объем заявок составил 43 миллиарда рублей. В результате отбора с учетом уточненных требований осталось около 60 банков примерно из 70 регионов. Мы считаем, что для первого этапа получили достаточно хороший результат.

В рамках новой программы мы решили несколько изменить условия — в лучшую для банков сторону, ослабить некоторые свои требования к ним, поскольку ситуация сейчас непростая и в экономике в целом, и в банковской системе. Принципиальных послаблений два. Первое — это смягчение требований к активам банка. Изначально планка была установлена на уровне двух миллиардов рублей, затем было решено допускать в программу банки, у которых величина активов, взвешенных по уровню риска, составляет 1 миллиард 750 миллионов рублей.

Второе важное послабление связано с уровнем просроченной задолженности по кредитам. Прежнее требование — восемь процентов по кредитам, выданным МСП. Сейчас допустимый уровень задолженности 12 процентов, при этом речь идет уже не о просрочке по кредитам МСП, а о кредитном портфеле в целом. Это обусловлено, с одной стороны, тем, что некоторые банки не выделяют отдельной строкой задолженность субъектов МСП. С другой стороны, размер совокупной задолженности дает более четкое представление о финансовом состоянии банка. При этом мы понимаем, что сравнивать один банк с другим не всегда корректно. У некоторых вполне устойчивых банков задолженность именно по субъектам МСП может доходить до 14 процентов. Но мы решили допустить их к программе. Есть еще несколько послаблений полутехнического характера.

— По статистике ЦБ общий уровень просрочки по системе в целом составляет 4,2 процента. Либерализуя свои требования к банкам-участникам, вы исходили из того, что ситуация будет ухудшаться?

— Я считаю, что у банков, которые обслуживают МСП, устойчивость выше, поскольку портфель диверсифицирован. Просто уровень просрочки по системе в целом действительно растет, и мы полагаем, что он будет увеличиваться. Но мы считаем, что предложенное нами послабление не критично, это приемлемое требование, чтобы допустить некоторые банки в программу. Ну и потом, одна из целей программы — подпитать банковский сектор.

— Так приоритет программы все-таки предприятия или банки?

— Предприятия — это однозначно. И среди приоритетов я бы выделил еще один: в первую очередь мы будем все-таки кредитовать предприятия, которые заняты в реальном секторе экономики. Прежде всего транспорт, связь, промышленность, инновационную сферу и так далее. В рамках прежней программы более 60 процентов поддержки получили как раз представители этих сегментов. Хотя поначалу лидировали торговля и сфера услуг. Но мы методично стали проводить работу над тем, чтобы поворачивать кредитование в реальный сектор экономики. Реализуя новую программу, мы планируем действовать в том же направлении, будем готовить предложения, как создать еще более комфортные условия кредитования для развития инновационного сектора.

— Один из признаков комфортности кредитования — это простота процедуры получения средств. Для банков-партнеров вы либерализовали ряд ключевых требований. А для конечных заемщиков? Говорят, что бизнес-план, который банкиры запрашиваю у соискателей кредитов, по объему и уровню требований сопоставим с заявкой в Нобелевский комитет.

— Насчет Нобелевского комитета не знаю, но от заемщиков действительно требуют представлять серьезный пакет документов. Буквально на одном из последних заседаний наблюдательного совета мы приняли решения по упрощению подготовки и представления документов в РосБР от банков-партнеров.

— А конечные заемщики это почувствуют?

— Скажу откровенно, не думаю. Во всяком случае, скоро. Региональным банкам в этом году вряд ли удастся что-то серьезно поменять в своих продуктах. А в перспективе мы намерены рекомендовать региональным банкам минимизировать объем запрашиваемых документов. Малым предприятиям, в которых нет развитых юридических, экономических подразделений, сложнее всех готовить такие пакеты.

— Какая доля малых предприятий получает отказ в кредитовании именно потому, что не справляется с административными требованиями банков?

— Думаю, больше половины.

— Пожалуй, самый выразительный показатель доступности кредитования — это стоимость заимствований. Какова она будет?

— Это действительно ключевой вопрос. Мы полагаем, что ставка в рамках новой программы для конечного потребителя составит 13,5 процента. Для сравнения: по старой программе средний уровень ставки — 17,8 процента годовых.

Расскажу, из чего будет складываться новая ставка. Мы, то есть ВЭБ, получаем на депозит 30 миллиардов рублей под 8,5 процента. Далее, не устанавливая никакой маржи, переводим эти средства в РосБР. Маржу РосБР, его издержки по сопровождению программы, мы оценили в два процента. Таким образом, мы получили ставку в размере 10,5 процента, под которую РосБР и будет давать средства банкам-партнерам. А уже самим банкам-партнерам мы рекомендуем не раздувать маржу выше, чем три процента. В итоге для конечных заемщиков кредит может обходиться в 13,5 процента.

Более того, новая программа предусматривает для заемщиков дополнительные механизмы удешевления кредитов. Это, во-первых, возможность субсидирования процентной ставки — двух третей или даже трех четвертей — через региональные фонды поддержки предпринимательства. Во-вторых, возможность получения гарантий в региональных гарантийных фондах, на дополнительное формирование которых выделено 15 миллиардов рублей. Работа по уточнению функций этих институтов, по формулированию требований к ним сейчас ведется. Надеюсь, в результате удастся и минимизировать риски банков-партнеров, и значительно удешевить стоимость кредитных ресурсов для заемщиков.

О контроле

— Новая программа еще не запущена в полную силу, а уже известно о некоторых проблемах, с ней связанных. Так, утверждают, что не все банки-партнеры довольны ограничениями по марже.

— Могу сказать еще более определенно: значительное количество банков очень сильно недовольны тем, что им ограничивают маржу. Но наша позиция такова: если они хотят работать по более высоким ставкам, 20–25 процентов, то пусть самостоятельно привлекают деньги на рынке. Если же хотят работать с государственными деньгами, тогда пусть ориентируются на политику программы. И здесь можно заработать, но в здравых пределах. Я считаю, что ограничитель по росту процентных ставок должен быть.

При этом мы будем четко контролировать соблюдение наших рекомендаций. И если поступят сигналы, что ставка по кредиту завышена, это повлияет на объем выделения банку средств в последующем. Хотя мы не исключаем, что банки могут устанавливать какие-то комиссии, увеличивать процент за обслуживание.

— А если выяснится, что банк пренебрег вашими рекомендациями, каков инструмент воздействия на него? Тут можно только пожурить задним числом? Уже нельзя будет отнять выданные деньги?

— Действительно нельзя.

— То есть один раз «проехаться» за счет программы можно?

— Теоретически да. Но тут надо задуматься над последствиями. Те, кто хочет работать в ее рамках и дальше, должны вести себя корректно. Мы же все-таки выбираем для участия в программе надежные банки. Поэтому поведение по принципу «взял и убежал» практически исключено.

Об эффективности

— Объем государственных средств, выделенных на новую программу, существенный, но, по вашим же оценкам, недостаточен для удовлетворения сложившегося спроса на ресурсы. Будут ли для кредитования МСП привлекаться средства из других источников?

— Бизнес есть бизнес, средств не хватает всегда. Масштабы новой программы все-таки значительные, они предполагают кратное увеличение финансирования: с 10 до 40 миллиардов. Кроме того, активно ведут работу по кредитованию МСП и наши дочерние банки. Например, Национальный торговый банк выделил на эти цели 9,5 миллиарда рублей, Связь-банк — более трех миллиардов, Глобэкс-банк — около 0,9 миллиарда рублей. С учетом дочерних банков и кумулятивного эффекта рефинансирования получается более 100 миллиардов рублей.

Кроме того, мы работаем над привлечением к кредитованию МСП иностранных источников. В частности, подписано соглашение между Внешэкономбанком и немецким банком развития KfW на 200 миллионов евро. В программе участвует 14 российских банков, соглашения с половиной из них уже подписаны. Существует предварительная договоренность, что в следующем году объем этой программы может быть расширен до 400–500 миллионов евро. Схема ее такова: KfW выдает российским банкам деньги в валюте под гарантии ВЭБа. К сожалению, в этой ситуации нам приходится принимать на себя валютные риски. Но мы идем на это. Деньги в итоге получаются достаточно дорогие: для банка — порядка 10 процентов годовых в валюте, для конечного заемщика — около 13 процентов. Но спрос на этот продукт есть. Если экономическая ситуация в стране будет улучшаться, появится возможность и уменьшить ставку. Примерно такая же программа планируется с ЕБРР, который готов выделить кредитную линию на аналогичных условиях на один миллиард евро.

— Самым весомым источником поддержки МСП, получается, пока остается масштабное государственное финансирование в рамках новой программы. А по каким критериям предполагается оценивать эффективность новой программы? Например, способна ли ее реализация существенно увеличить вклад продукции МСП в ВВП?

— Мы предполагаем оценивать эффективность программы ежегодно. Но в цифрах это достаточно сложно подсчитать. У нас доля господдержки, по разным оценкам, составляет от одного до двух процентов потребности МСП в финансировании. Так что рассуждать об эффективности можно только в рамках этой величины. На вклад малого бизнеса в ВВП, программа, безусловно, повлияет положительно, но не думаю, что эффект получится кратный. В России доля ВВП, которая приходится на выпуск продукции субъектами малого и среднего предпринимательства, составляет 17–20 процентов. А в странах Западной Европы — 60–75 процентов. Где-то в три-четыре раза мы отстаем. Поэтому я полагаю, что, конечно же, эта программа свой вклад в развитие экономики внесет, но не думаю, что реально это будет слишком заметный результат.

Если первый опыт реализации программы окажется положительным — а я думаю, что будет именно так, — нужно и дальше расширять ее, используя так называемый кумулятивный эффект, за счет которого будут поддерживаться и малое предпринимательство, и региональные банки.

Назад

Интервью Председателя Внешэкономбанка Владимира Дмитриева Российскому информационному каналу «Вести»

6 августа 2009 года
#Публикации
Назад

ВЕДУЩИЙ: В этом году в России зарегистрировано около 116 тысяч новых коммерческих организаций. Это почти вполовину меньше прошлогодних показателей. Кроме того, почти четверть миллиона коммерсантов свои предприятия закрыли. Кризис больно ударил по малому и среднему бизнесу, - подводят итог эксперты. И добавляют: государственная поддержка, как-то: снижение налогов, льготное кредитование - пока не работает. Как помочь частному предпринимательству? Об этом моя коллега Эвелина Закамская говорит сегодня с руководителем Внешэкономбанка Владимиром Дмитриевым. Я передаю слово Пятой студии. Эвелина, здравствуйте.

Репортаж Эвелины Закамской

КОРР.: Да, Дмитрий, здравствуйте, спасибо. Как раз сейчас идет отбор заявок от банков, которые хотят принимать участие в программе Внешэкономбанка по кредитованию малого бизнеса. ВЭБ должен предоставить банкам ресурсы под завидные по нынешним временам проценты, порядка 10,5 процентов годовых. Ну а банки, в свою очередь, будут предоставлять кредиты уже субъектам малого и среднего предпринимательства. О готовности работать с ВЭБом сообщили уже 75 банков. По какой цене деньги в итоге достанутся бизнесу, сколько малых и средних предприятий может охватить новая программа, все постараемся выяснить в ближайшие двадцать минут.

КОРР.: Владимир Александрович, здравствуйте. Спасибо, что сегодня пришли в нашу студию.

Владимир ДМИТРИЕВ: Добрый вечер.

КОРР.: Вот "75 банков" мы сказали, а вы уже поправили: 160 российских банков готовы сотрудничать по новой программе Внешэкономбанка. Понятно, что в желающих сотрудничать с вами недостатка никогда не было. Другое дело, что в итоге получат предприятия малого и среднего бизнеса, сумеет ли Внешэкономбанк помочь им выправить ситуацию в кризисное время. Чем новая программа отличается от старой, почему понадобилось ее переделывать, изменять? Что она из себя представляет?

Владимир ДМИТРИЕВ: Да, действительно, мы приступили к реализации новой программы поддержки малого и среднего бизнеса, и смысл ее состоит в том, что она более объемная по своему размеру. Это не 9 миллиардов, которые выделялись в прошлом году, хотя освоено было более 10 миллиардов рублей. Это уже 30 миллиардов рублей. Но новая схема позволит мультиплицировать эффект этой программы. Мы рассчитываем, что порядка ста миллиардов рублей дойдет до субъектов малого и среднего предпринимательства. Новизна этой программы состоит в том, что мы кредитуем, точнее Российский банк Развития, через который выделяются эти средства, он кредитует региональные банки под уже существующий пакет, кредитный портфель кредитов, предоставленных субъектам малого и среднего предпринимательства. Более того, кредиты, предоставляемые региональным банкам, Российский банк Развития, и на этот счет есть договоренность с Центральным банком, может использовать в качестве обеспечения под получение нового рублевого ресурса в Центральном банке, который также будет направляться на кредитование региональных банков под существующий пакет.

КОРР.: То есть, проще говоря, вы выделяете деньги Российскому банку Развития, а тот в свою очередь распределяет их между региональными банками.

Владимир ДМИТРИЕВ: Совершенно верно.

КОРР.: А под какой процент вы даете деньги?

Владимир ДМИТРИЕВ: Мы даем средства под тот же процент, под который мы их получаем из Фонда национального благосостояния, под 8,5 процентов. И есть договоренность с Российским банком Развития, согласованная с Министерством экономического развития, о том, что банкам региональным кредиты выдаются по ставке ниже ставки рефинансирования. То есть мы исходим из того, что в среднем ставка будет составлять 10,5 процентов. И конечные заемщики будут получать кредиты по ставке в среднем на уровне 17 процентов.

КОРР.: 17 процентов, это гарантированная ставка, то есть не выше.

Владимир ДМИТРИЕВ: Да, это ставка, которую жестко отслеживать будет и Российский банк Развития, и соответственно отчитываться перед нами об этом контроле.

КОРР.: Здесь должен быть выдержан некий баланс по регионам, чтобы деньги равномерно распределялись по стране. Существуют ли такие региональные лимиты, как они действуют?

Владимир ДМИТРИЕВ: Да, действительно, из тех заявок, которые поступили по новой схеме финансирования малого и среднего предпринимательства, существуют региональные лимиты. Мы сейчас имеем заявки от региональных банков, которые находятся в 75 регионах нашей страны. Региональные лимиты устанавливаются в соответствии со степенью социально-экономического развития региона, плотностью охвата банками кредитования малого и среднего предпринимательства, собственно самой степенью развитости этого бизнеса, малого и среднего бизнеса. И существует ряд других критериев, по которым собственно и устанавливается лимит, региональные лимиты.

КОРР.: И каким регионам повезло больше?

Владимир ДМИТРИЕВ: Я уже сказал о том, что 75 регионов оказались в числе тех, кто вправе претендовать на масштабное финансирование малого и среднего предпринимательства. Причем у нас есть регионы, где объем заявок в разы превышает установленные региональные лимиты. Как правило, это те регионы, которые уже и самостоятельно, и с помощью федеральных программ поддержки, с помощью финансовых ресурсов, которые выделялись Российским банком Развития, активно работают с малым и средним бизнесом. Это Поволжье, где Татарстан - явный лидер. Это Центральный регион, это Уральский федеральный округ. Пилотные проекты мы сейчас запускаем на Камчатке и в ряде других областей Дальневосточного федерального округа. Так что, в принципе, нашей программой охвачена практически вся страна.

КОРР.: А вы следите за тем, в каких направлениях кредитуются предприятия, какого рода эти предприятия, в какие отрасли?

Владимир ДМИТРИЕВ: Вы исключительно правильный вопрос задали. Связан он с тем, что как бы приоритеты отраслевые - это то, что отличает программу поддержки малого и среднего бизнеса нашей корпорации и Российского банка Развития от коммерческих банков. Порядка 60 процентов средств, выделяемых на поддержку малого и среднего бизнеса, это исключительно производственная сфера. Сфера транспорта, сфера связи, сфера услуг. И менее двадцати процентов - это торговля. В то время как еще пять лет назад соотношение было прямо противоположное: порядка 60 процентов приходилось на торговлю, то есть там, где средства быстро окупаются. Там, где деятельность предпринимателей в малом и среднем бизнесе не связана с инновационной сферой, с промышленной, производственной сферой. Сейчас этот перекос нам удалось изменить.

КОРР.: То есть банки, получается, перед вами должны отчитываться за то, кому они дали деньги и на что?

Владимир ДМИТРИЕВ: Да, безусловно. Это жесткое требование. Это один из критериев, по которым наши ресурсы выделяются. И кстати, это понимают не только банки и предприниматели, но, поскольку к нашей программе подключились уже и наши зарубежные партнеры, они тоже ставят в качестве необходимого условия соблюдение малым и средним бизнесом этих приоритетных направлений своей деятельности.

КОРР.: Каким образом будет осуществляться контроль все-таки? Что он из себя представляет: отчеты, годовые, полугодовые? Присутствие ваших представителей?

Владимир ДМИТРИЕВ: Мы построили достаточно жесткую и, на наш взгляд, весьма эффективную систему контроля, мониторинга за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства. И соответственно кредитами, которые выделяют региональные банки. Это дистанционный мониторинг, основанный на отчетности ежеквартальной, которую предоставляют региональные банки. И это выезды на места, где мы общаемся непосредственно с субъектами малого и среднего предпринимательства, смотрим на кредитный портфель банков, проводим методологическую работу с ними. Так что, в полной мере контролируем приоритетные направления кредитования малого и среднего бизнеса.

КОРР.: Владимир Александрович, вы неоднократно подчеркивали, что Внешэкономбанк - это не коммерческая организация, и многие воспринимают Внешэкономбанк как большой кошелек, откуда можно пойти и взять и еще всем похвастаться, рассказать, что вот мы взяли деньги во Внешэкономбанке, значит, нам верят. А вам вообще-то деньги отдают? И рассчитываете ли вы на возврат этих средств, именно из этой сферы, из малого и среднего бизнеса?

Владимир ДМИТРИЕВ: Вы знаете, как ни странно, а может быть, наоборот, и весьма симптоматично, что процент невозврата - это относится не только к портфелю, сформированному Российским банком Развития, но и относится к региональным банкам, крупным коммерческим банкам. Так вот, процент невозврата кредитов, предоставленных малому и среднему бизнесу, гораздо ниже, нежели обычные кредитные портфели, связанные с реализацией промышленных проектов, кредитованием строительства, торговли и так далее. И в принципе, что касается вот такого инновационного направления в деятельности малого и среднего предпринимательства, здесь процент невозврата еще меньше. Другое дело, что особенно в нынешнее непростое время, когда кризис охватил, в том числе и предприятия малого и среднего бизнеса, конечно, требуется повседневная и постоянная поддержка субъектов малого и среднего предпринимательства.

КОРР.: Сто миллиардов рублей, которые выделены под эту программу, какой процент предпринимателей они могут охватить? Эксперты подсчитали и называли сумму, совсем мизерную, порядка одного процента предпринимателей.

Владимир ДМИТРИЕВ: Мне сложно говорить в таких относительных цифрах и показателях. Скорее упомяну цифру о том, что предыдущая программа, реализованная в объеме порядка десяти миллиардов рублей, охватила четыре тысячи субъектов малого и среднего предпринимательства. Мы считаем, что новая программа будет гораздо эффективнее с точки зрения охвата и территориального, и собственно, самих малых и средних предпринимателей.

КОРР.: И еще некоторые данные экспертов. Всего двадцать процентов российских предпринимателей, представителей малого и среднего бизнеса, знают о том, что государство их готово поддерживать. И видимо, им нужно об этом подробно и долго рассказывать. Вот каким образом Внешэкономбанк собирается популяризировать свою программу?

Владимир ДМИТРИЕВ: Мы вот этому пиар-элементу придаем исключительно важное значение. Вы знаете, что весной мы провели совместно с Министерством экономического развития общероссийскую конференцию, посвященную проблемам малого и среднего предпринимательства. Она привлекла внимание не только самих предпринимателей малого и среднего бизнеса, но и правительство. На ней выступил председатель правительства Владимир Владимирович Путин. Выступил достаточно жестко в том смысле, что необходимы барьеры, прежде всего административные и бюрократические, снести на пути развития малого и среднего предпринимательства. Ну и, конечно же, была поддержана программа кредитования малого и среднего бизнеса через региональные банки путем дальнейшего рефинансирования этих кредитов в Центральном банке и наращивания объемов кредитования. Конечно, здесь существуют и недоработки. И мы прежде всего связываем их с тем, что даже заглянув на сайты региональных банков, мы видим отсутствие какой бы то ни было информации о их готовности через Российский банк Развития, через Внешэкономбанк реализовывать программу поддержки малого и среднего бизнеса. Мы в этом смысле продвинулись далеко, совместно со Всемирным банком мы разработали специальный сайт, сайт Российского банка Развития, где изложена и методология, основные принципы и подходы, возможности, которые открываются через программу поддержки малого и среднего бизнеса со стороны Российского банка Развития. И чувствуем по числу посещений этого сайта, что интерес к этому, конечно же, есть. Но работа еще предстоит немалая.

КОРР.: Назовите, пожалуйста, адрес этого сайта.

Владимир ДМИТРИЕВ: Я на память не помню, но достаточно зайти просто в сайт Российского банка Развития, РосБР, там есть специальный раздел, посвященный поддержке малого и среднего предпринимательства.

КОРР.: Все-таки, Владимир Александрович, вам не кажется, что вот эта цепочка - Внешэкономбанк, РосБР, и региональные банки, - она несколько длинна для того, чтобы нам в кратчайшие сроки успеть поддержать малый и средний бизнес? Для чего она нужна, для чего нужен этот посредник?

Владимир ДМИТРИЕВ: К сожалению, закон «О Банке Развития» и финансовый меморандум гласят о том, что сам Внешэкономбанк как государственная корпорация не вправе кредитовать непосредственно субъектов малого и среднего предпринимательства. И, наверное, пока преждевременно говорить о том, чтобы ВЭБ взял на себя в полной мере миссию Российского банка Развития, кредитуя региональные банки. Дело в том, что у Российского банка Развития эта миссия уже сформировалась до того, как была создана Государственная корпорация Банк Развития и внешнеэкономической деятельности, до реализации вот той программы, о которой я вам сказал, 9 миллиардов рублей. Российский банк Развития уже выполнял по сути дела эксклюзивную миссию поддержки малого и среднего предпринимательства, когда под государственные гарантии он привлек порядка 300 миллионов долларов на рынки, и за счет этих средств кредитовал малый и средний бизнес. То есть там сложилась уже инфраструктура, сложилась технология поддержки малого и среднего бизнеса. Поэтому, наверное, не резонно на переправе менять лошадей. Как говорится, лучшее - всегда враг хорошего. Мы считаем, что та система, которая существует, в нынешней ситуации оптимальна для поддержки малого и среднего предпринимательства.

КОРР.: С другой стороны, если бы это помогло сократить процент ставки?

Владимир ДМИТРИЕВ: Я думаю, что это тема, над которой надо работать. Но, по крайней мере, в нынешней программе Внешэкономбанк, получая средства из Фонда национального благосостояния под 8,5 процентов, под такой же процент предоставляет ресурсы Российскому банку Развития. То есть материнская компания на малом и среднем бизнесе не наживается.

КОРР.: Внешэкономбанк тем не менее занялся поисков инвесторов, кроме государства, которые могли бы кредитовать российский малый и средний бизнес.

Владимир ДМИТРИЕВ: Да, это так. Это так. Я думаю, что этот процесс носил в общем-то характер такого взаимного интереса. Первыми, кто откликнулся на масштабную программу поддержки малого и среднего предпринимательства, оказались национальные и международные финансовые организации развития.

КОРР.: Вообще очень приятно слышать, что к нашему малому и среднему бизнесу есть интерес там.

Владимир ДМИТРИЕВ: Вы знаете, я бы сказал даже более того, интерес не только есть, но он и нарастает, несмотря на кризис. Нарастает и интерес к России. И с точки зрения инвестиций, и с точки зрения поддержания и развития нормальных торгово-экономических, финансовых и инвестиционных отношений. Так вот, возвращаясь к инвесторам, мы первое соглашение о поддержке со стороны зарубежных партнеров малого и среднего бизнеса подписали с немецким банком развития KfW. Это наш давний партнер, мы с ним десятилетия уже сотрудничаем. Сотрудничали, правда, при реализации в России крупных инвестиционных проектов. Но он партнер Внешэкономбанка и с точки зрения поддержки малого и среднего бизнеса, которая, кстати, является тоже профильной деятельностью для этого немецкого банка. Так вот, на поддержку малого и среднего бизнеса наш немецкий партнер выделил 200 миллионов евро. Схема кредитования такова, что банк предоставляет кредиты российским региональным банкам под гарантию Внешэкономбанка. Средства выделяются исключительно на цели поддержки инновационных направлений в малом и среднем бизнесе, энергосберегающих технологий и других приоритетных, в том числе для нас, направлений деятельности. Первое такое соглашение буквально две недели назад было подписано с российским Промсвязьбанком на сумму порядка 30 миллионов евро под гарантию Внешэкономбанка. И здесь мы тоже, осознавая вместе с нашим немецким партнером необходимость жесткого мониторинга, наладили систему контроля за целевым использованием этих средств.

КОРР.: То есть это деньги помимо тех ста миллиардов, это дополнительные средства?

Владимир ДМИТРИЕВ: Да, разумеется, это новые средства. Мы ведем сейчас переговоры о реализации аналогичной схемы с Европейским банком реконструкции и развития. С их стороны был заявлен объем порядка одного миллиарда евро, которые ЕБРР был готов предоставить на поддержку малого и среднего бизнеса. Подобного же рода переговоры у нас ведутся с Международной финансовой корпорацией. Это одна из структур Всемирного банка. Так что интерес к тому, чтобы российский малый и средний бизнес поднимался, не только у нас, не только у нашего правительства, но и у наших международных партнеров.

КОРР.: Дорогие деньги на западе? И как это в конечном итоге может сказаться на процентной ставке кредитования уже непосредственно предпринимателей?

Владимир ДМИТРИЕВ: Это на самом деле ключевой вопрос, который тормозит быстрое завершение...

КОРР.: Получение денег?

Владимир ДМИТРИЕВ: И получение денег, и быстрое завершение переговоров. Потому что, конечно же, международные финансовые организации, прежде всего, подчеркиваю, международные финансовые организации сталкиваются с проблемой валютного риска. В то время, как девальвационные ожидания...

КОРР.: Всегда присутствуют.

Владимир ДМИТРИЕВ: Всегда присутствуют. И, к сожалению, но это факт, - поведение рубля не всегда соответствует нашим желаниям иметь надежную, крепкую, устойчивую национальную валюту. Но я думаю, что монетарные власти все-таки справятся с этой ситуацией, и отношение к рублю западных партнеров изменится. Но, так или иначе, это вопрос, который нельзя обходить стороной. И, разумеется, оценивая высокие валютные риски, соответственно завышенную процентную ставку наши зарубежные партнеры закладывают в свой валютный ресурс. Хотя, говоря о наших зарубежных партнерах, я, тем не менее, хотел бы сказать, что в отношениях с немецким банком развития мы вышли на вполне приемлемые для конечных заемщиков параметры, в целом соответствующие той программе, которая сейчас реализуется через Российский банк Развития.

КОРР.: Что за параметры?

Владимир ДМИТРИЕВ: Это те самые 17 процентов годовых, которые конечный заемщик платит региональному банку.

КОРР.: Там есть условия, кредитование в валюте или в национальной валюте, в рублях?

Владимир ДМИТРИЕВ: Ресурс предоставляется в валюте, по крайней мере, то, о чем я говорил в отношении немецкого банка развития. Соответственно, предпочтение отдается тем предприятиям, которые в состоянии нести валютные риски, имея соответствующую рентабельность и адекватную возможность рассчитываться по валютному кредиту.

КОРР.: То есть это не очень малые предприятия уже получаются, и не самые слабые.

Владимир ДМИТРИЕВ: Ну, по крайней мере, это если не малые, то уж средние наверняка. Так что вот мы говорим о тридцатимиллионном кредите, конечно же, он предназначен не для одного заемщика, а для целого ряда предприятий, работающих в инновационной сфере.

КОРР.: Кстати, существует, что по программе Российского банка Развития, что по программе с немецким банком, максимальная сумма кредитования?

Владимир ДМИТРИЕВ: Да, мы предусмотрели. По крайней мере, в нашей 30-миллиардной программе. Мы говорим о 30 миллиардах, но в принципе рассчитываем, что она превратится в конечном итоге в сто миллиардов, а может быть, и больше за счет возможности мультипликативного эффекта. Да, мы снизили существенным образом максимальный порог со 150 миллионов до 60 миллионов рублей, полагая, что тем самым мы расширим число участников нашей программы. И в этом смысле для привлечения большего числа предпринимателей, мы снизили срок предоставления кредита. Сейчас минимальный срок - это полгода.

КОРР.: Учитывая ваши активные переговоры с Европейским банком развития, с немецким банком, - означает ли это, что Внешэкономбанк в свою очередь проявляет интерес к немецкому бизнесу и к бизнесу на западе? Вы туда вкладываете что-то?

Владимир ДМИТРИЕВ: Мы работаем активно с зарубежными партнерами, причем из реального сектора. Пока еще не можем похвастаться тем, что эта работа связана...

КОРР.: С многомиллионными вливаниями?

Владимир ДМИТРИЕВ: Малый и средний бизнес. А вот как раз по поводу многомиллионных вливаний, тут нам есть, о чем отчитаться. По крайней мере, последний государственный визит в Германию и переговоры, и в рамках визита подписанные соглашения говорят как раз о том, что немецкие предприятия, немецкие банки готовы и поставлять современное оборудование, и что касается банков, кредитовать эти сделки. Мы подписали опять-таки с нашим партнером, немецким банком развития KfW кредитное соглашение на 500 миллионов евро, которое связано с финансовой поддержкой со стороны этого банка поставок современного немецкого оборудования для ряда проектов, которые финансируются Внешэкономбанком. Это Тобольский крупный завод по утилизации попутного нефтяного газа, это первый за последние тридцать с лишним лет целлюлозно-бумажный комбинат, который будет построен в Нижнем Приангарье, и ряд других проектов, где востребовано зарубежное, в том числе, германское оборудование.

КОРР.: Внешэкономбанк вступает в "клуб долгосрочных инвесторов", что это такое? Для чего это?

Владимир ДМИТРИЕВ: Внешэкономбанк действительно совсем недавно был приглашен впервые поучаствовать в конференции "Клуба долгосрочных инвесторов", и ему было предложено вступить в этот клуб как институту развития, как банку, который предпочтение отдает долгосрочным и масштабным инвестициям в экономику нашей страны. Участниками клуба являются наши партнеры, банки развития во Франции, в Германии, в Италии. Их намерение развивать этот бизнес в сфере долгосрочных инвестиций поддерживают государственные страховые агентства, и участие в этом престижном клубе мы рассматриваем как, во-первых, существенный признак доверия к Внешэкономбанку как к институту развития в Российской Федерации, и, во-вторых, как возможность через наше участие привлекать масштабные зарубежные инвестиции в нашу экономику. Самое главное, и я еще раз хочу это подчеркнуть, у нас есть совершенно понятная, основанная на наших партнерских отношениях убежденность в том, что такие инвестиции в нашу страну идут.

КОРР.: У меня последний вопрос, Владимир Александрович, он связан с недавним расширением инвестдекларации Внешэкономбанка и новыми возможностями, которые появились у банка для управления пенсионными средствами, деньгами так называемых "молчунов". Что "молчунам" делать сейчас можно, как формируется портфель, и как еще можно повлиять на управление этими средствами?

Владимир ДМИТРИЕВ: "Молчунам" нужно определиться, прежде всего, хотят ли они остаться в консервативной декларации, либо оставаться "молчунами".

КОРР.: Рискнуть?

Владимир ДМИТРИЕВ: Рисковать умеренно. Потому что основной принцип нашей работы состоит в том, чтобы соотношение риска и доходности находилось на оптимальном уровне. Но помимо всего этого, нам думается, что "молчуны", уж, по крайней мере, сознательные "молчуны", конечно же, будут заинтересованы не только в том, чтобы доходность по их вложениям была на уровне уж не ниже инфляции, хотя и в этом смысле, конечно, упреки надо адресовать не Внешэкономбанку, а...

КОРР.: Ну мы поняли, кому. Хорошо бы, чтобы инфляция была меньше.

Владимир ДМИТРИЕВ: Совершенно верно. Но второе обстоятельство, которое, на мой взгляд, должно также посещать умы наших "молчунов", состоит в том, что, расширяя нашу инвестиционную декларацию, правительство, в том числе расширяет возможности для масштабного и долгосрочного кредитования нашей экономики. Мы полагаем, что с ноября месяца, когда, собственно, может быть сформирован уже такой, скажем так, не консервативный инвестиционный портфель, порядка 80-90 миллиардов рублей окажутся свободными для финансирования реальной экономики. Это облигации, выпускаемые надежными российскими заемщиками, это субфедеральные облигации, субъектов федерации, которые также выпускаются для реализации региональных инвестиционных проектов. Это и депозиты в коммерческих банках, которые позволят и решать проблемы с ликвидностью, и расширять ресурсную базу наших банков, опять-таки для кредитования реального сектора нашей экономики.

КОРР.: Но вы эти инструменты все-таки не относите к группе высокого риска?

Владимир ДМИТРИЕВ: Безусловно. Мы не только не относим, а сама декларация, и суть закона сводится к тому, что расширяя нашу инвестиционную декларацию, власти тем не менее исходят из того, что критерии, которыми должны руководствоваться мы при отборе заемщиков, должны все-таки сводить к минимальному риску инвестирования средств будущих пенсионеров.

КОРР.: Ну а тем, кто все-таки хочет поберечься и сохранить консервативную политику, ему что, нужно обратиться с заявлением?

Владимир ДМИТРИЕВ: Совершенно верно. Мы рассчитываем, что будущие пенсионеры, желающие остаться в прежней консервативной сфере инвестирования накопительной части пенсионных средств, должны формализовать свое волеизъявление и написать соответствующие заявления о их намерении остаться в прежней консервативной декларации. Ну и соответственно те, кто по другим причинам не продемонстрирует своего явного волеизъявления, будут объектом уже расширенной инвестиционной декларации.

КОРР.: Опять приходится выбирать между синицей и журавлем.

Владимир ДМИТРИЕВ: По крайней мере, Внешэкономбанк все эти годы демонстрировал максимальную эффективность в рамках той декларации, которой предписывалось инвестирование пенсионных средств. И мы полагаем, что на самом деле и синица может с одной стороны быть в руках, а с другой стороны летать так же высоко, как и журавль.

КОРР.: Я благодарю вас за то, что вы сегодня пришли в нашу студию. Председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев отвечал сегодня на наши вопросы. Спасибо.

 

Назад

Электронный офис клиента в разработке

Закрыть
Написать письмо
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: CAPTCHA
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Оставить отзыв

Нам важно знать ваше мнение, чтобы сделать нашу работу еще лучше

Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваша организация
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: CAPTCHA
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Для повышения удобства работы с сайтом ВЭБ.РФ использует cookies (файлы с данными о посещении сайта). Продолжая пользоваться сайтом, Вы принимаете Условия обработки пользовательских данных посетителей сайта ВЭБ.РФ и выражаете свое согласие на сбор и обработку персональных данных о Вашей активности на сайте ВЭБ.РФ в соответствии с Политикой обработки персональных данных. Вы можете запретить использование cookies в настройках Вашего браузера.