«Единой системы поддержки и стимулирования экспорта в России в настоящий момент не существует»

12 октября 2009 года
#Публикации
Назад

Журнал "Энергия промышленного роста"
Сентябрь 2009 г.

АЛЕКСЕЙ ЗАЙКО

 

При выходе на внешний рынок российские промышленные компании оказываются в неравных условиях по сравнению с конкурентами из западных стран — ведь у западников за спиной стоит целостная государственная система поддержки экспорта, а у наших такой поддержки нет. О том, как изменить сложившуюся си­туацию, рассказывает член правления — заместитель председателя Внешэкономбанка Петр Фрадков.

 

Петр Фрадков: В современном мире поддержка национальных экспортеров превратилась в неотъемлемую часть экономической политики всех развитых государств. В первую очередь это объясняется значением данной функции с точки зрения повышения конкурентоспособности страны на мировых рынках, управления платежным балансом, расширения занятости, объемов производства и сбора налогов. Кроме того, в кризисные периоды наращивание экспорта дает возможность противостоять сокращению совокупного спроса без риска разгона внутренней инфляции, Б качестве примера можно привести деятельность Государственного банка развития Китая (China Development Bank) и Экспортно-импортного банка Китая (China Exim Bank) на российском Дальнем Востоке. Предлагая российским компаниям дешевые кредитные ресурсы, в том числе для закупки китайской продук­ции, эти банки активно стимулируют

внешнеторговую экспансию своей промышленности. При этом по условиям и ставкам они гораздо более конкурентоспособны, чем европейские и американские банки.

Другой пример - Германия, тут деньги не настолько дешевые, как в Китае. Но тем не менее с началом кризиса немцы, очень сильно зависящие от экспорта промышленной продукции, начали активно искать новые возможности для его продвижения. В частности, в последние месяцы активно обсуждалась идея создания совместного с Внешэкономбанком гарантийного фонда, причем этот проект получил поддержку на высшем политическом уровне как в России, так и в Германии. В случае успешной реализации этот проект позволил бы германским компаниям в значительной степени снять риски, связанные с кризисной не-стабильностью, и удержать поставки своей продукции в Россию на прежнем высоком уровне.

У нас что-то похожее есть?

П. Ф.: Единой системы поддержки и стимулирования экспорта в России в настоящий момент не существует. Существуют отдельные направления, находящиеся в различной степени работоспособности. В частности, работу по субсидированию части процентных ставок ведет Минпромторг, мы делаем свою банковскую работу, Минэкономразвития готовит свои разработки по институциональному развитию и регулированию поддержки экспорта, Минфин и Росэксимбанк обеспечивают функционирование механизма государственных гарантий и так далее. Проблема в том, что, на мой взгляд, эффективность всей этой деятельности в целом невелика. Например, из зарезервированных в бюджете 2 миллиардов долларов по госгарантиям для поддержки экспорта реально используется от силы 10 процентов.

Почему так происходит?

П. Ф.: Прежде всего потому, что процедура крайне усложнена, каждая сделка рассматривается индивидуально. Никакого общего финансового «конвейера», на котором можно было бы обрабатывать поступающие от компаний запросы на государственную поддержку их экспортных контрактов, в настоящее время нет. Если обратиться к зарубежному опыту, сегодня уже почти во всех странах существуют так называемые экспортные агентства. Упомяну в качестве примера «большую тройку»: Hermes в Германии, COFACE во Франции, SACE в Италии, - они сегодня больше других на слуху. Как они работают? Эти агентства страхуют экспортные контракты от коммерческих и политических рисков - таким образом с компании экспортера снимается риск заемщика и страны-заемщика (например, Ангола или Алжир), Этот риск на себя принимает государство, в результате компании-экспортеру, во-первых, гораздо легче найти финансирование, во-вторых, оно обходится намного дешевле. При этом процедура предоставления страхового покрытия экспортных сделок незначительно отличается от процедуры покупки любого другого страхового полиса, то есть процесс быстрый, отлаженный. Речь не вдет о благотворительности: в любом случае за страховой полис взимается плата (комиссия), за счет которой формируется резервный фонд, и при неблагоприятном развитии ситуации с конкретным контрактом (наступлении страхового случая) у агентства всегда есть средства, чтобы компенсировать убытки экспортера. Главной особенностью работы этих агентств является то, что все они представляют собой государственные или квазигосударственные структуры, все их обязательства гарантированы бюджетом. Без этого они работать не смогли бы, поскольку ни одна частная компания не способна принять на себя столь масштабные риски. Например, риск по контракту с отдельно взятой африканской страной на 15 лет.

В России такого страхового агентства нет. Что делать?

П. Ф.: Нужно создавать новую структуру, которая будет специализироваться на страховании экспортных рисков. ВЭБ подготовил соответствующие предложения, в том числе по участию в капитале нового страхового агентства, и направил их во все заинтересованные ведомства, правительство. Сейчас идет процесс согласования. По нашим оптимистичным расчетам, агентство должно быть создано уже в следующем году. Во всяком случае, именно об этом говорится в поручении председателя правительства.

Уже есть понимание того, что должно быть в этом агентстве, а чего там никоим образом быть не должно?

П. Ф.: Основной принцип работы экспортного агентства, как следует из нашего опыта взаимодействия с подобными структурами, заключается в уравновешивании масштабных страновьгх и коммерческих рисков, с которыми сталкиваются компании-экспортеры на внешнем рынке, всей финансовой мощью государства. Никто кроме государства, даже самые крупные частные страховые компании, сделать этого не способен. Поэтому обязательства экспортного агентства должны быть гарантированы государством, правительством, и это должно быть четко, недвусмысленно зафиксировано в законе о создании данного агентства и в его уставе. Только в этом случае оно сможет стать полноценным партнером для банков и аналогичных структур за рубежом. Зарубежные контрагенты должны быть полностью уверены, что за агентством стоит государство, что его работа направляется и контролируется правительством, и поэтому в случае возникновения проблем эта структура всегда может рассчитывать на поддержку государства. На практике это означает, что, во-первых, экспортное страховое агентство имеет суверенный рейтинг, а следовательно, компании, имеющие его полисы, могут брать кредиты по более низким ставкам, во-вторых, выпущенные им полисы признаются и принимаются в других странах мира. Немецкое страховое агентство Hermes имеет рейтинг ААА, такой же, как и Германия, поэтому немецкие компании не испытывают проблем с поиском финансирования для выполнения экспортных заказов. У российских компаний ситуация намного более сложная: они не защищены страховыми полисами, и им приходится брать займы, отягощенные платой за страновые и коммерческие риски, что очевидно снижает их конкурентоспособность. Если бы сегодня экспортное агентство уже работало, то проблема была бы по крайней мере менее острой, все-таки у России сегодня рейтинг ВВВ. Немногие из наших промышленных экспортеров, особенно средние и малые, могут похвастаться аналогичным, и под таким «зонтиком» им работалось бы намного проще. Вторая важная проблема, которую необходимо решить, чтобы поддержка экспорта не осталась декларативной, сводится к дефициту длинных ресурсов. Сегодня в России нет средств для масштабного долгосрочного кредитования экспортеров. Чтобы вести финансирование экспортных операций, ВЭБу приходится привлекать средства на рынке капиталов по коммерческим ставкам, и в результате, к сожалению, в ряде случаев уровень процентов по кредитам, предлагаемым ВЭБом отечественным экспортерам и зарубежным покупателям российской продукции, оказывается для них неприемлемым. Как решать эту проблему? К сожалению, однозначного ответа на этот вопрос пока нет. В некоторых странах предусмотрено прямое бюджетное финансирование экспортно-импортных банков, в других странах пошли по пути создания страховых агентств. Как эту проблему решать в России, станет более понятно после того, как у нас будет создано собственное страховое экспортное агентство и появится возможность оценить эффективность его работы по выравниванию конкурентных условий.

Вы сказали, что уже в следующем году будет создано экспортное страховое агентство. Какой должен быть, на ваш взгляд, следующий шаг?

П. Ф.: Если говорить о той системе, которую нам необходимо создать, мне кажется, нет никакой необходимости изобретать велосипед. В мире все уже придумано и работает, никакого особого пути здесь искать не нужно. Если взглянуть на суще­ствующие в различных странах системы поддержки экспорта, их можно разделить на три категории. Первая включает страны, где вся работа по поддержке экспорта ведется через страховые агентства (ЕС). В странах второй категории главную скрипку в этом процессе играют экспортно-импортные банки (США, Бразилия). И третья категория - это смешанные системы (Китай, Япония). На мой взгляд, в России успех принесет создание именно смешанной системы, которая не только обеспечивает выравнивание условий доступа к кредитным ресурсам, но предполагает частичное финансирование за счет средств государства для реализации промышленной стратегии.

Назад

Интервью Председателя Внешэкономбанка Владимира Дмитриева Российскому информационному каналу «Вести». (VIII Международный инвестиционный форум «Сочи-2009»)

18 сентября 2009 года
#Публикации
Назад

Телеканал "Вести-24",
18.09.2009, 15:30

 

ВЕДУЩАЯ: Мы продолжаем беседовать с гостями сочинского форума. Снова на связи наш экономический обозреватель Александр Кариевский, он готов представить нам следующего гостя.

Александр КАРИЕВСКИЙ: Да, конечно, сейчас мы будем беседовать с Владимиром Дмитриевым, главой Внешэкономбанка. Владимир Александрович, здравствуйте!

Владимир ДМИТРИЕВ: Добрый день!

Александр КАРИЕВСКИЙ: Вы - активный участник сочинского форума, вы - активный участник олимпийского строительства. Какие здесь сегодня были интересные моменты?

Владимир ДМИТРИЕВ: Что касается олимпийского строительства - интересные моменты состоятся вот-вот, потому что будет проведена очередная сессия, посвященная Олимпиаде, и Внешэкономбанк, как один из главных кредитующих институтов олимпийских проектов, будет участвовать в этих обсуждениях. Что же касается самого форума, то он, как всегда, насыщен. Программа интересная. Все с большим интересом восприняли сегодня присутствие и выступление председателя правительства на первом пленарном заседании. Я лично воспринимал его выступление не только как представитель государственного бизнеса, но и как руководитель банка, председателем наблюдательного совета которого является председатель правительства.

Александр КАРИЕВСКИЙ: А про 6 процентов, вы помните, о чем Владимир Владимирович говорил?

Владимир ДМИТРИЕВ: Я помню. Естественно. Это серьезная и очень агрессивная установка на то, чтобы бизнес, но и власти, ориентировались на этот параметр. Мы, на самом деле, если не приближаемся, то, по крайней мере, выдерживаем на наших программах кредитования ставки, которые гораздо ниже рыночных. Это относится, прежде всего, к олимпийским объектам. В то же время, сегодняшнее выступление председателя правительства дало четкие ориентиры, каковы приоритеты развития российской экономики. И в данном случае, основные направления, на которые обращает внимание Внешэкономбанк - это, конечно же, инфраструктура и инновационное развитие нашей экономики, и тех отраслей промышленности, которые являются приоритетными для Внешэкономбанка.

Александр КАРИЕВСКИЙ: А какие конкретно сделки здесь вот должны быть заключены, или вы просто здесь ищете партнеров?

Владимир ДМИТРИЕВ: Мы, традиционно присутствуя на Кубанском экономическом форуме, договариваемся о конкретных инвестиционных проектах. Так было и на сей раз. Мы подписали соглашение с правительством Чеченской республики об участии Внешэкономбанка в реализации крупных энергетических проектов на реке Аргун, и о финансировании строительства крупного агропромышленного комплекса. Мы только что завершили переговоры с Ростовской областью, где при участии Внешэкономбанка реализуется крупный агропромышленный проект по промышленному производству индюшатины. Сейчас производится порядка 15 тысяч тонн. К весне мы выходим на 30 тысяч тонн индюшатины, и закладываем мощности под производство 90 тысяч тонн индюшатины, а также промышленного комплекса по сооружению металлоконструкций, которые, собственно, и будут обеспечивать расширяющийся потенциал этого региона. Сегодня же мы подписали знаковое, если не сказать - эпохальное соглашение с компанией "Тобольск-полимер" по сооружению крупного газохимического комплекса в Тобольске по утилизации попутного газа. Это крупнейший в нашей стране, да и вообще в Европе, проект такого масштаба и такого экологического эффекта.

Александр КАРИЕВСКИЙ: Это миллиарды долларов?

Владимир ДМИТРИЕВ: Это, действительно, миллиарды долларов. Это 1,5 миллиарда долларов. Нас эти цифры не смущают, потому что финансирование мы находим за рубежом, мы поставляем на это предприятие самое современное оборудование из европейских стран. Нам в этом смысле помогают наши партнеры в Германии - Банк развития Германии, итальянские партнеры и банки. Так что, проект имеет все шансы оказаться и успешным, и знаковым в экономике России, и Сибири, в частности.

Александр КАРИЕВСКИЙ: А вы деньги, которые привлекаете, вы сказали - за рубежом, какие там ставки, там меньше 6-ти процентов, или такие же?

Владимир ДМИТРИЕВ: По крайней мере, риск Внешэкономбанка оценивается на уровне суверенного, и, разумеется, кредиты, которые мы привлекаем за рубежом, заметно ниже по ставкам, нежели то, на что можно рассчитывать на российском рынке. Но, опять-таки, возвращаясь к сегодняшним сигналам нашего премьера, можно сказать, что и власть, и бизнес совершенно четко получили установку на то, чтобы и инфляцию снижать, и Центральному банку снижать ставку рефинансирования, и бизнесу ориентироваться на ставки, которые ниже 10 процентов.

Александр КАРИЕВСКИЙ: Владимир Александрович, и один маленький вопрос - те акции, которые вы покупали в прошлом году, будете продавать в ближайшее время или нет?

Владимир ДМИТРИЕВ: Внешэкономбанк традиционно является активным участником фондового рынка, рынка ценных бумаг. В нашей инвестиционной политике мы ориентируемся, разумеется, на получение доходов в плане управления свободной ликвидностью, но одновременно мы приоритет отдаем, прежде всего, оказанию стабилизирующего воздействия на российский фондовый рынок. Собственно, на это и были рассчитаны меры правительства, когда Внешэкономбанку были выделены 175 миллиардов рублей. И с точки зрения диверсификации портфеля, в который инвестируются средства Фонда национального благосостояния, и с точки зрения поддержания устойчивости российского фондового рынка. Поэтому для нас эта задача - главная.

Александр КАРИЕВСКИЙ: Спасибо, Владимир, Александрович, что нашли для нас время. Я напомню, мы беседовали с Владимиром Дмитриевым, главой Внешэкономбанка.

 

Назад

Электронный офис клиента в разработке

Закрыть
Написать письмо
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: CAPTCHA
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Оставить отзыв

Нам важно знать ваше мнение, чтобы сделать нашу работу еще лучше

Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше имя
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваша организация
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваш e-mail
Не заполнены следующие обязательные поля: Ваше сообщение
Не заполнены следующие обязательные поля: CAPTCHA
Не заполнены следующие обязательные поля: Я соглашаюсь на обработку персональных данных
Ваше сообщение отправлено.
Для повышения удобства работы с сайтом ВЭБ.РФ использует cookies (файлы с данными о посещении сайта). Продолжая пользоваться сайтом, Вы принимаете Условия обработки пользовательских данных посетителей сайта ВЭБ.РФ и выражаете свое согласие на сбор и обработку персональных данных о Вашей активности на сайте ВЭБ.РФ в соответствии с Политикой обработки персональных данных. Вы можете запретить использование cookies в настройках Вашего браузера.